Испытание большой неприязни к Грузии

Олег Панфилов для Крым.реалии
Семь лет назад Владимир Путин в редком для президента самой большой страны в мире стиле пообещал повесить президента Грузии Михеила Саакашвили за причинное место. Можно догадаться, что Путин таким образом выразил собственное понимание отношений между двумя странами, в том числе и между двумя президентами. Биографы Путина вряд ли объяснят, откуда в этом довольно сером человеке столько агрессии и необъяснимых желаний – «мочить в сортире», «обрезать», «пыль глотать» и, наконец, «подвесить за яйца». В любом другом приличном обществе Путин должен получить по заслугам.

олучить по заслугам.

Кажется, если бы Саакашвили мог показать непосредственно Путину язык, тот бы взорвался от злости

Давно не наблюдал такой истерики. Наверное, впервые за столько лет назначение экс-президента маленькой, в 144 раза меньше России страны на пост главы всего лишь пятой по численности населения области вызвало припадки настроения, которые больше похожи на бешенство и бессилие. Кажется, если бы Саакашвили мог показать непосредственно Путину язык, тот бы взорвался от злости. За Путина старается его окружение. Непонятно одно – если Саакашвили все годы его политической деятельности называли «разрушителем Грузии», то можно просто хорошо и уютно усесться и смотреть,  как он будет разрушать Украину.

Наверное, все-таки в России понимают, что грузинская команда в Украине – не гастарбайтеры, они приехали действительно изменять страну, которую в Кремле давно считали своей. Нынешняя грузинская власть, само собой, поддакивает Кремлю, помогает российской пропаганде как  можно больше оскорбить реформаторов, но получается это как всегда грубо и глупо. Была бы воля Путина, он перекрыл бы все границы Грузии, лишь бы люди не могли увидеть того, что сделано за годы реформ. Ни части шикарного автобана Тбилиси-Батуми, ни игрушечного Сигнахи, ни сверкающего Батуми, ни вежливой и красивой полиции, ни домов юстиции. Но люди едут и смотрят, в том числе россияне.

Всегда интересно наблюдать за россиянами, медленно взбирающимися вверх – к горе Мтацминда, чтобы подняться на фуникулере и увидеть Тбилиси сверху. Само собой, они переговариваются, делятся впечатлениями и очень часто чем-то недовольны. Не знаю, как объяснить, но среднестатистический россиянин, оказывающийся в чужой среде, всегда старается выразить негодование – тем, что улица крутая, тем, что надписей нет на русском, и даже тем, что вот, эти грузины все без нас построили и сделали.

Скорее всего, главная причина неприязни кроется именно в этом обозначении произошедшего – «без нас». Они видят, что сделали лучше, красивее и удобнее, но похвалить, тут как говорится, «корона упадет»

Скорее всего, главная причина неприязни кроется именно в этом обозначении произошедшего – «без нас». Они видят, что сделали лучше, красивее и удобнее, но похвалить, тут как говорится, «корона упадет». Ведь это станет признанием своей никчемности, поэтому лучше сказать – «без нас». И многие грузины с этим согласятся: «Да, именно без вас все и получилось».

В Грузии давнее отношение к России, с начала 19 века. Тогда восстания против оккупантов начались сразу же. Вторая, советская оккупация в 1921 году – сопротивление не спадает, как и во время оккупации 1993 и 2008 годов.

В Тбилиси во время августовской войны семь лет назад многие ждали голоса поддержки из России, от либералов и демократов. Те из грузин, кто воспринял августовские события 1991 года как шанс россиян стать частью демократического сообщества, полагали, что сейчас, по крайней мере в Москве, люди выйдут на улицы и потребуют прекратить войну в Грузии. Я помню, как мои друзья уверяли, что вот-вот кто-то, то ли Немцов, то ли Чубайс скажут Путину – прекрати войну. Но все было наоборот. И Немцов, и Навальный, и Яшин, и многие другие, кто не мог молчать, все поддержали Путина в войне на Кавказе. И только одинокий голос Новодворский удержал грузин от ярости в отношении России. Но голос Леры был похож на передачи ВВС в советское время – ее глушили стройные и бодрые голоса других российских либералов, призывавших наказать Грузию.

И Немцов, и Навальный, и Яшин, и многие другие, кто не мог молчать, все поддержали Путина в войне на Кавказе

Борис Немцов за несколько месяцев до гибели стал относиться к Украине иначе – пытался поддерживать ее и критиковать Путина. Другие его соратники встали в позу «и вашим, и нашим»: Илья Яшин заявил, что выход из крымской ситуации только в совместном управлении полуостровом. Украинским полуостровом, оккупированным Россией. И опять ссылка на русскоязычных, на менталитет, на политическую ситуацию, и ни слова о судьбе коренного населения – крымских татарах, ни намека на Конституцию Украины и международное право. Поведение российского либерала больше напоминает поведение альтруиста-рэкетира: давай я захвачу, а потом твое, захваченное мною, поделим пополам. И совсем не понятно – каким образом Украина и Россия смогут совместно управлять территорией, при разном понимании геополитики, межнациональных проблем, уровня коррупции и права собственности.

У грузинских реформ есть смысловой бренд – страна без коррупции. У России другой бренд – страна с коррупцией, без всякой перспективы избавления от нее. Коррупция в сознании россиянина – основа всей жизни, взаимоотношений и благополучия. Отсюда и полные холодильники в годы перестроечной разрухи, отсюда «тетя Нина из Тбилиси», родственника которой надо устроить в гостиницу в обмен на два билета на «Лебединое» в Большом театре. Коррупция – основа Российского государства, еще с той самой поры, когда приближенный к императору Петру Первому бывший продавец пирожков, холоп и царский денщик Алексашка Меншиков стал первым государственным коррупционером, вошедшим в историю империи. Достаточно посмотреть несколько российских сериалов, чтобы убедиться, что коррупционер и бандит – главные герои российского кинематографа.

Россия постепенно сокращает круг своих сторонников и единомышленников. Теперь в списке друзей – гости последнего военного парада, из которых Китай выступает скорее в качестве покупателя и покровителя, чем соратника и партнера. Путин довел страну до одиночества без всяких перспектив экономического благополучия. Ненависть и агрессия, ложь и пропаганда, презрение к миру и манипулирование историей привели Россию к изоляции. Какое-то время еще можно друг друга обманывать какой-то «особенностью» и «духовностью», пока не закончатся деньги и не опустеют полки магазинов.

Но в архивах останутся призывы российских либералов наказать Грузию или совместно управлять Крымом, этими записями могут воспользоваться сатирики...

 Олег Панфилов