Крымкэш

Евгений Журавлев
Некоторые российские банкиры, пришедшие в Крым после того, как полуостров вошел в состав России, более известны своим участием в отмывании денег, чем банковским бизнесом. Репортеры Organized Crime and Corruption Reporting Project (OCCRP) изучили владельцев крымских банков и обнаружили, что некоторые из них были вовлечены в масштабные сомнительные банковские операции, например в вывод 20 млрд долларов из России в Молдову, о чем OCCRP рассказывал в прошлом году. Приход крупных российских «обнальщиков» в Крым может говорить и о том, что полуостров рискует превратиться в «хаб» для незаконной банковской деятельности и организованной преступности, как это происходило ранее с Приднестровьем и Осетией.

естровьем и Осетией.

Финансовая катастрофа

После того как на референдуме жители Крыма под «защитой» российских военных проголосовали за присоединение к России, на полуострове случилась финансовая катастрофа.

Украинские банки, работавшие в Крыму, поспешили закрыть почти 1000 своих отделений, а Национальный банк Украины запретил проводить финансовые операции на полуострове. Торговля с Украиной почти остановилась, а затем последовали международные санкции: компании Visa и Mastercard приостановили свои операции в Крыму, превратив карты клиентов в бесполезный пластик.

Вскоре власти России постарались создать новую финансовую систему на территории Крыма и Севастополя. Было принято несколько законов о защите вкладчиков бывших украинских банков, а также об управлении активами ушедших с полуострова банков. Для исполнения этих законов была создана новая организация — Фонд защиты вкладчиков (подведомственен российскому Агентству по страхованию вкладов).

Как только были приняты эти законы, в Крым потянулись архитекторы новой финансовой системы. Они первыми получили в распоряжение активы ушедших украинских банков, первыми смогли извлечь выгоду из своего тогда монопольного положения — на счета их банков направились финансовые потоки как из федерального центра, так и из самого Крыма.

И хотя в России о многих из этих банков тогда мало кто слышал, на полуострове они начали быстро расти. Первыми в Крыму оказались банкиры с криминальным прошлым и очень хорошими связями в спецслужбах России.

Из американской тюрьмы — к крымским берегам

4 апреля 2014 года Генбанк стал первым российским банком, открывшим двери своих отделений в Севастополе. Это случилось спустя несколько недель после «присоединения» полуострова к России. К тому моменту Генбанк был малоизвестен в России: он занимал 315-е место среди российских банков по объему активов и имел всего два отделения — в Омске и Ростове-на-Дону.

Но с апреля дела у банка пошли в гору. Судя по официальному сайту Генбанка, он управляет более чем 90 филиалами в Крыму — это вторая по величине банковская сеть на полуострове. Генбанк получил в свое распоряжение собственность бывших украинских кредитных организаций — Кредобанка, Брокбизнесбанка и банка «Пивденный». Банк также эмитирует кредитные карты, но с ограничением: они не могут использоваться для интернет-платежей. К международным платежным системам Генбанк подключен через московский Росбанк — «дочку» французской группы Societe Generale.

Евгений Двоскин

Генбанк контролирует противоречивый российский банкир Евгений Двоскин. Ему принадлежит 4,8% акций банка, а его супруга возглавляет совет директоров. Двоскин упоминался в нескольких уголовных делах в России и США, в основном в связи с масштабными операциями по отмыванию денег. Но ни по одному из дел Двоскин не привлекался к ответственности. Наоборот, чаще за решетку попадали те, кто расследовал его банковскую деятельность.

В 2006 году группа оперативников российского МВД начала одно из самых масштабных финансовых расследований в истории страны. Это расследование касалось десятка небольших российских банков, через которые проводились незаконные банковские операции на десятки миллиардов долларов. Несколько офицеров в отставке из этой группы рассказали OCCRP, что оборот незаконных операций, которые им удалось выявить, превысил триллион рублей за несколько лет.

Возглавлял эту группу Дмитрий Целяков, офицер КГБ, а затем майор Департамента по борьбе с организованной преступностью и терроризмом (ДБОПиТ). Целяков рассказал OCCRP, что ему и коллегам удалось выявить несколько организованных преступных группировок, которые контролировали десятки небольших банков. Эти кредитные организации, по словам Целякова, не вели реальной банковской деятельности, а занимались тем, что принимали на свои счета деньги сомнительного происхождения, а затем транзитом отправляли их за границу или обналичивали на территории России.

По словам Целякова, в центре их расследования находилась и «группа Двоскина», как ее называет бывший офицер милиции. «Двоскин со своими партнерами имел отношение к деятельности ряда российских банков, у которых позднее ЦБ отзывал лицензии за отмывание денежных средств. В течение всего нескольких лет эти банки отмыли миллиарды долларов», — говорит Целяков.

В ходе своего расследования группе Целякова совместно с американским ФБР удалось узнать подробную информацию о прошлом Двоскина.

Евгений Двоскин родился в Одессе в 1966 году, а в 1977-м вместе с семьей эмигрировал в США. На тот момент российский банкир носил фамилию Слускер. В Америке, по данным ФБР, Слускер был впервые арестован в 1989 году нью-йоркскими полицейскими «за ограбление, владение краденым имуществом и владение сильнодействующими препаратами, изъятыми из свободного оборота». В последующие 10 лет Евгений Слускер арестовывался еще много раз — за кражу, незаконное владение оружием, дачу взятки общественному служащему и другие преступления.

В своем недавнем интервью журналу «Профиль» Евгений Двоскин рассказал, что из США он уехал в Россию добровольно в связи с тем, что у его супруги «заканчивался вид на жительство». Однако в ФБР на этот счет были другие сведения: в официальном письме российскому МВД американские коллеги писали, что в 2000 году Слускер был в очередной раз арестован за использование фальшивого паспорта, а в 2001 году депортирован из США.

До своего вынужденного отъезда из Америки Двоскин успел познакомиться с некоторыми наиболее влиятельными представителями криминального мира России. В письме ФБР российскому МВД, например, говорится: «Расследование ФБР показывает, что Слускер/Двоскин и Вячеслав Кириллович Иваньков совместно отбывали наказание в тюрьме в США. Имеются основания полагать, что Слускер/Двоскин является тесной связью Иванькова». Вячеслав Иваньков по кличке Япончик — один из легендарных российских воров в законе, умер в 2009 году в Москве после покушения.

Вернувшись в Россию, Двоскин занялся банковским бизнесом, хотя при этом формально он не значился акционером или руководителем ни одного из банков. Вот как он сам описывал специфику своей работы на одном из допросов: «Существо моей профессиональной деятельности заключается в том, что я обеспечиваю сохранность и стабильность финансовых потоков своих клиентов, поступающих в те или иные банки, рекомендованные мною как финансовым консультантом… Таким образом, к моим клиентам относятся различные банки и предприятия, перечень которых достаточно велик».

Судя по документам из уголовного дела, Двоскин и его партнеры имели отношение ко множеству российских банков, у которых ЦБ отзывал лицензии за участие в отмывании денег. Например, в материалах дела имя Двоскина связывалось с банками «Мигрос», «Фалькон» и Сибирским банком развития. В 2006—2007 годах у этих банков были отозваны лицензии за отмывание денег. Только в этих трех кредитных учреждениях оборот сомнительных операций составил примерно 3 млрд долларов.

В интервью «Профилю» Евгений Двоскин утверждал, что никогда не имел отношения к этим банкам, а информация была сфабрикована экс-сотрудниками правоохранительных органов, которые вымогали у него деньги.

Дмитрий Целяков говорит, что, когда он и его коллеги начали заниматься Двоскиным, на их группу оказывалось беспрецедентное давление. «Мы прослушивали телефоны Двоскина и его партнеров и узнали, что у них есть очень влиятельные друзья в российских спецслужбах. Меня пытались уволить много раз. Однажды в кабинет следователя, который вел дело о банках, связанных с Двоскиным, пришли с обыском сотрудники ФСБ и МВД и изъяли все важные документы. Их интересовали именно материалы о Двоскине», — говорит Целяков.

В 2008 году Дмитрий Целяков был арестован за покушение на мошенничество в отношении другого известного банкира Германа Горбунцова. Целяков провел в тюрьме четыре с половиной года. На Германа Горбунцова в 2012 году в Лондоне было совершено покушение, но банкир чудом выжил. А дело в отношении банков, по мнению Целякова, связанных с Евгением Двоскиным, развалилось; сам Двоскин получил государственную защиту, его охраняли сотрудники Управления собственной безопасности ФСБ. Письмо о предоставлении защиты Двоскину подписывал генерал ФСБ Наиль Мухитов, сегодня возглавляющий службу безопасности «Роснефти».

Руслан ШАМУКОВ / ИТАР-ТАСС

Люди из «Ландромата»

В 2014 году OCCRP писал о, возможно, самой крупной операции по отмыванию преступных доходов в Восточной Европе. Журналисты назвали эту операцию «Ландроматом». Эта схема работала с 2011 по 2014 годы, она позволила преступникам вывести из России в Молдову, а затем в Латвию около 20 млрд долларов. Почти все денежные переводы осуществлялись на основании сфальсифицированных решений молдавских судей. В отношении многих судей из Молдовы, замешанных в схеме, сегодня расследуются уголовные дела о получении ими взяток.

Судя по документам из молдавского уголовного дела, санкт-петербургский банк «Балтика» был одним из самых активных пользователей «Ландромата». Молдавские правоохранители писали, что клиенты «Балтики» перевели в Молдову по сомнительным платежам 77 млрд рублей (около 2 млрд долларов по действовавшему курсу).

Оксана Черняк, председатель правления «Балтики», в письме OCCRP отрицала какие-либо нарушения со стороны банка и его клиентов. Основной владелец «Балтики» Олег Власов отказывался обсуждать эти вопросы с OCCRP.

Имя Олега Власова также упоминалось в расследовании, которое вела группа офицера Целякова. «По данным «прослушки», Власов был хорошо знаком с банкирами, которые занимались отмыванием денег. Мы даже допрашивали его, но потом дело развалилось, а я был арестован», — говорит Целяков.

Власов вместе со своими партнерами по «Балтике» сегодня работает в Крыму. Им принадлежит банк «Верхневолжский», который до «присоединения» Крыма в основном работал в ярославском регионе.

«Верхневолжский» пришел в Крым в 2014 году: сегодня на полуострове, по данным ЦБ, работают 26 офисов банка. В декабре 2014 года ЦБ оштрафовал «Верхневолжский» за нарушение закона о противодействии отмыванию денег. Регулятор не уточнил, в чем заключались эти нарушения.

Судя по документам молдавских правоохранителей, в схеме по выводу денег из России в Молдову участвовали также клиенты Темпбанка. Сегодня у Темпбанка работают два отделения в Крыму — в Симферополе и Севастополе.

В 2014 году Темпбанк был включен в санкционный список США, но не из-за Крыма, а из-за Сирии. В пресс-релизе американского казначейства говорилось: «Московский Темпбанк и его топ-менеджер Михаил Гаглоев оказывали материальную поддержку и услуги правительству Сирии, включая Центральный банк Сирии и SYTROL, государственную нефтяную компанию».

Другие связи с отмыванием

К2 банк — небольшая кредитная организация из Карачаево-Черкесии. Банк занимает 466-е место по размеру активов в России. После «присоединения» Крыма К2 открыл шесть отделений в Севастополе, Симферополе, Феодосии и Евпатории. Акции банка распределены между 12 людьми, каждый из которых контролирует не больше 10%. Имена этих акционеров не сильно известны в банковском мире России. OCCRP удалось обнаружить, что некоторые совладельцы К2 банка могли иметь отношение к другим финансовым учреждениям, которые занимались отмыванием денег.

Один из основных акционеров К2 банка — Маргарита Чуканова, ей принадлежат 10% акций. Человек с таким же именем владел миноритарной долей в небанковской кредитной организации «РК-Центр». ЦБ отозвал лицензию у этой организации в 2006 году за отмывание денег. В своем пресс-релизе регулятор утверждал, что всего за два месяца 2006 года «клиентами кредитной организации были осуществлены в пользу нерезидентов платежи, имеющие признаки фиктивности, на общую сумму 25,3 млрд рублей».

Другой российский банк, пришедший в Крым, — Аделантбанк. Банк занимает 561-е место в России по размеру активов, а на полуострове работают три его отделения.

Акции Аделантбанка распределены между одиннадцатью людьми, каждый из которых контролирует небольшую долю. Один из них — Максим Липский. По данным ЦБ, человек с таким же именем был акционером московского банка «Совинком» (через британскую компанию Brys Worldwide Ltd). В 2014 году ЦБ отозвал лицензию у «Совинкома» за нарушение различных законов, в том числе о противодействии отмыванию преступных доходов. Регулятор утверждал, что клиенты «Совинкома» в 2013 году совершили сомнительные операции на общую сумму 6,8 млрд рублей.

Другой акционер Аделантбанка — Анна Лыга. Человек с таким же именем через ряд российских компаний в 2013 году владел долей в Генбанке, который контролирует Евгений Двоскин.

Источник: Новая газета