ДЕТЕКТИВ ПО ДЕЛУ ОЛЕГА СЕНЦОВА

Зоя Светова, "Открытая Россия"
31 июля на процессе Олега Сенцова и Александра Кольченко один из двух свидетелей обвинения Геннадий Афанасьев отказался давать показания и объявил, что свои показания, данные под следствием, он произносил под давлением. Прокурор стал зачитывать показания, данные Афанасьевым следователям. Днем ранее был допрошен второй свидетель обвинения Алексей Чирний. И Афанасьев, и Чирний признали свою вину как участники террористического сообщества и заявляли, что руководил этим сообществом кинорежиссер Олег Сенцов. И Чирний, и Афанасьев осуждены на 7 лет лишения свободы.

лет лишения свободы.

Суть запутанного дела Сенцова легко понять, ознакомившись с его кратким изложением. Автором этого детектива можно считать следователя по особо важным делам СУ ФСБ РФ майора юстиции А.А. Бурдина.

Обвинительное заключение, полное загадок

Допросы ключевых свидетелей, которые, судя по информации из Северо-Кавказского окружного военного суда, не собираются менять своих признательных показаний, стало для меня отличным поводом, чтобы с карандашом в руках прочесть обвинительное заключение объемом 515 страниц и выдвинуть свою версию о том, что на самом деле могло собой представлять «террористическое сообщество, возглавляемое Сенцовым О.Г. в Севастополе», существовало ли оно на самом деле или стало плодом воображения майора юстиции А.А. Бурдина.

Именно этот майор расследовал так называемое крымское дело и подписал обвинительное заключение, а в мае 2015 года направил его для утверждения в Генпрокуратуру России.

Заместитель генпрокурора Виктор Гринь утвердил этот остросюжетный «детектив» на актуальную тему о незадачливых крымских террористах, которые хотели поджогами двух офисов и взрывом памятника Ленину с помощью муляжей взрывного устройства «устрашить население Республики Крым, а также принудить органы власти Российской Федерации к принятию решения по выходу Республики Крым из состава Российской Федерации».

Теперь тройка судей Северо-Кавказского окружного военного суда выслушивает этот захватывающий сюжет в исполнении свидетелей обвинения.

Причем тут Олег Сенцов?

В списке обвинения 21 человек, некоторые из них — секретные свидетели, они проходят в деле под псевдонимами и будут давать показания в закрытом режиме, без публики.

Стоит особо отметить, что в обвинительном заключении фамилия Сенцова встречается гораздо реже, например, фамилий Чирния и Афанасьева; при внимательном прочтении задаешься логичным вопросом, причем здесь вообще Олег Сенцов. Создается впечатление, что следствие усиленно «подгоняло» преступления под главного обвиняемого.

Сам Олег Сенцов на протяжении года, что длилось следствие, показаний не давал. И на первом заседании суда, после прочтения фабулы обвинительного заключения, вины не признал.

Скорее всего, Сенцов будет давать показания в конце процесса, после того, как сторона обвинения закончит представлять свои доказательства и представлять своих свидетелей и доказательства начнет защита.

Алексей Чирний. Кадр из съемки допроса

Украинского кинорежиссера обвиняют в том, что он руководил террористическим подпольем и давал задания своим адептам поджигать здания, изготовлять самодельные взрывные устройства (СВУ), подкладывать их под памятник Ленина и другие городские объекты.

Вообще, если читать обвинительное заключение бесстрастно, то в те редкие моменты, когда на страницах появляется имя Сенцова, он предстает жестоким, циничным и антироссийски настроенным монстром, ненавидящим российскую власть и, в частности, Путина (это есть в показаниях свидетелей), требовательным по отношению к участникам террористической группы, недовольным, если те не выполняли его задания, и даже «угрожавшим физической расправой» (цитата из показаний Алексея Чирния).

Этот Олег Сенцов, представленный следователем Бурдиным, мало вяжется с образом реального Сенцова. Я вот, например, посещав его на протяжении года в Лефортовской тюрьме и наблюдав разные его настроения в связи с тяготами тюремного заключения, думаю, что Бурдин и свидетели обвинения имеют в виду какого-то другого Сенцова. Может, однофамилец? Каждый раз, когда следствию очень хочется обвинить Сенцова в конкретном поджоге (согласно обвинению, поджогов было два) или в закладке взрывного устройства, следователь пишет: «Сенцов О.Г., реализуя преступный умысел террористического сообщества на совершение взрыва памятника В.И. Ленину, расположенного на бульваре Ленина г. Симферополя, действуя через Чирния А.В., посредством телефонного разговора обратился к Пирогову А.П.» (Александр Пирогов — ранее судимый студент-химик, которого Чирний, согласно материалам дела, попросил изготовить самодельные взрывные устройства для подрыва памятника Ленину и Вечного огня в Симферополе). В обвинительном заключении, если Сенцов производит какие-то действия, они всегда происходят «посредством» или «через кого-то».

Как агент Пирогов «расколол» Чирния

Интересная деталь: Чирний обратился к Пирогову 11 апреля 2014 года, встретились они 16 апреля, а 17 апреля Пирогов уже пошел в крымское ФСБ, где все рассказал, и ему предложили принять участие в оперативном эксперименте: Пирогова обвесили аппаратурой, и все дальнейшие переговоры с Чирнием он вел, фиксируя их на видео.

Поэтому, когда в ночь на 9 мая 2014 года в рамках оперативного эксперимента Алексей Чирний был задержан с поличным, когда вынимал муляж СВУ из тайника, сотрудникам, которые его задерживали, было что ему предъявить.

Задержание Алексея Чирния. Кадр оперативной съемки

И предъявили — записанные на видеокамеры разговоры с Пироговым, где Чирний подробно рассказывал о своих планах терактов, поджогов, взрывов и т.д. и подобные показания Александра Пирогова об этих разговорах. Например, на встречах с Пироговым Чирний говорил, что СВУ ему необходимо, поскольку планируемый взрыв имеет большое значение как для него, так и для «общего дела», а именно украинского национализма. Чирний объяснял, что готовящийся взрыв памятника Ленину на железнодорожном вокзале в Симферополе — показательный проект, после которого должны были последовать более серьезные объекты на территории Крыма, цель которых — дестабилизация обстановки в республике и срыв летнего курортного сезона 2014 года. При этом Чирний уточнял, что СВУ непременно должно было быть снабжено устройством замедления производства взрыва, а это устройство ему должны были передать какие-то люди из Киева.

Во время обыска у Чирния в его компьютере нашли несколько скриншотов выступлений лидера «Правого сектора» Дмитрия Яроша. К слову, ничего подобного у Олега Сенцова не обнаружено.

Напомним, Алексей Чирний, в отличие от остальных фигурантов этого дела — Геннадия Афанасьева, Олега Сенцова, Александра Кольченко, — был задержан с поличным, и «расколоть» его было просто.

Уголовное дело в отношении Чирния «и иных неустановленных лиц» было возбуждено сразу после задержания Чирния — 9 мая 2014 года. И только 13 мая, уже после задержания и допросов Афанасьева и Сенцова, против них тоже возбудили дело.

А 17 мая 2014 года из следственного управления ФСБ Крыма дело передали в Москву в следственное управление ФСБ России.

На организатора не тянет

Из обвинительного заключения не совсем понятно, в какой момент следствие решило «назначить» главным обвиняемым, организатором террористического сообщества, именно Сенцова.

Возможно, в ходе общения с Алексеем Чирнием крымские следователи и оперативники поняли, что для организатора террористической ячейки «Правого сектора» в Крыму эта фигура слабовата: уже в Москве, в психиатрической больнице Бутырской тюрьмы, Чирний сам рассказывал правозащитникам, как его отчислили из армии из-за нестабильной психики.

Во время следствия Чирния дважды возили в Институт имени Сербского; создалось впечатление, что ему самому хотелось, чтобы его признали невменяемым, — тогда ему не пришлось бы отбывать наказание в колонии строгого режима.

Судя по допросам других свидетелей обвинения, очевидно, что кроме Александра Пирогова, который участвовал в оперативном эксперименте по «раскрутке» Алексея Чирния, в окружении Олега Сенцова были и другие агенты.

В Симферополе был арт-центр «Карман», в котором собирались разные крымчане, отрицательно воспринявшие аннексию Россией полуострова. Уверена: или их разговоры записывались ФСБ, или среди них были те, кто потом передавал говорившееся в центре непосредственно сотрудникам спецслужб. Следили и за Сенцовым.

Вот, например, что показала на следствии одна из свидетельниц, посещавшая собрания в арт-центре «Карман»: «...В дальнейшем, в ходе общения с Афанасьевым Г., я сделала вывод о том, что им, а также рядом лиц под руководством Сенцова О.Г., готовится какая-то противоправная акция на территории г. Симферополя, а также о том, что ими в апреле 2014 года были осуществлены поджоги офисов ''Русской общины Крыма'' и ''Партии регионов''».

Очевидно, что это и другие подобные показания собирались уже «под Сенцова». К чести тех, кто собирался в «Кармане», можно сказать, что кроме показаний Чирния и Афанасьева и невнятных рассказов двух-трех свидетелей следствию не удалось собрать ничего более или менее «террористического»: только сплошные предположения, слова об отрицании «крымнаша», — больше по сути ничего.

Кадр из оперативной съемки задержания Алексея Чирния

Ему стыдно?

В четверг 30 июля в Северо-Кавказском окружном военном суде на процессе по делу Сенцова и Кольченко Чирний выступать отказался: он заявил, что не против оглашения его показаний, данных на предварительном следствии. Почему? Ему стало стыдно смотреть в глаза Сенцову и Кольченко и продолжать рассказывать то, чего не было?

Не знаю. Но в течение целого рабочего дня его показания зачитывал прокурор Ткаченко. Выяснилось, что с Геннадием Афанасьевым Чирний познакомился на одном из митингов проукраинской оппозиции Крыма 8 марта 2014 года. А уже Афанасьев представил его Олегу Сенцову.

Тезисы признательных показаний Чирния о его деятельности:

«Примерно в конце ноября — начале декабря 2013 года на Украине началась многомесячная акция протеста в ответ на приостановку правительством Украины подписания соглашения об ассоциации между Украины и Евросоюзом. Указанная акция в средствах массовой информации получила название ''Евромайдан''.

По сути, в тот момент народ Украины выбирал между двумя путями развития страны. Первый был направлен на интеграцию Украины с Евросоюзом, а второй — на налаживание международного сотрудничества с Российской Федерацией. Спустя некоторое время, а именно в конце января — начале февраля 2014 года он принял решение посетить г. Киев, так как хотел выразить свою поддержку сторонникам т.н. Евромайдана.

Пробыв в г. Киеве несколько дней, Чирний А.В. вернулся в г. Симферополь. В марте 2014 года, после того, как стало известно, что в Республике Крым состоится референдум о вхождении в состав Российской Федерации, он принял решение, что будет участвовать во всех протестных акциях и митингах, так как считал, что Республика Крым — неотъемлемая часть Украины, а любые разговоры о вхождении в состав России не что иное как посягательство на территориальную целостность Украины. На одном из мероприятий, состоявшемся 08 марта 2014 года, он познакомился с Афанасьевым Г.С., представленным как координатором одной из групп, так называемой ''десятки'', целью деятельности которых была дестабилизация действующих органов Республики Крым путем проведения митингов, протестных акций, а также различного рода противоправных действий. После знакомства Чирний А.В. вместе с Афанасьевым Г.С., а также другими людьми прошел по Бульвару Розы Люксембург г. Симферополь с украинскими флагами. После этого Чирний А.В. и Афанасьев Г.С. обменялись номерами мобильных телефонов и в следующий раз встретились примерно 09-10 марта 2014 года на берегу реки Малый Салгир.<...>

В следующий раз Чирний А.В. встретился с Афанасьевым Г.С. 12 марта 2014 года неподалеку от школы № 7 г. Симферополь. На данную встречу пришло около 20-30 человек. Афанасьев Г.С. выдал каждому пришедшему около 20 листовок антироссийского содержания ''Танки не выбирают, кого давить!'' и "Думаешь, они пришли тебя защищать? Нет! Они пришли за твоей землей!'' и дал указание расклеить их по пути следования каждого к своему дому».

Геннадий Афанасьев. Кадр из съемки допроса

Показания Чирния о Сенцове

«<...>Сенцов О.Г., который позиционировал себя как сторонник организации ''Правый сектор'', поддерживающий и пропагандирующий радикальные методы ведения борьбы за выход Республики Крым из состава России. Сенцов О.Г. выступил перед всеми о необходимости вести активную борьбу по дестабилизации деятельности органов власти Республики Крым.<...>

Кроме того, <...> Сенцов О.Г. указал о необходимости совершить взрыв памятника В.И. Ленину и сделать это к 22 апреля 2014 года (день рождения В.И. Ленина), пояснив, что памятник находится на одной из центральных площадей г. Симферополя, и его подрыв, безусловно, привлечет большое внимание властей, прессы и произведет устрашение населения Республики Крым, посеет среди мирных жителей панику и приведет к дестабилизации обстановки.

<...>Воспринимая Сенцова О.Г. как представителя организации ''Правый сектор'', Чирний А.В., разделяя на тот момент идеи данной организации и их методы осуществления своей деятельности, стал осознавать, что Сенцов О.Г. является создателем и руководителем некоего структурного подразделения организации ''Правый сектор'', действующего на территории Республики Крым, и его указания подлежат исполнению<...>

<...>Сенцов О.Г. в ходе личной беседы с Чирнием А.В. сказал, что ему необходимо изготовить СВУ в кратчайшие сроки, при этом пояснив, что для приобретения компонентов СВУ денежные средства будут передаваться незамедлительно. При этом в обсуждении принимал участие Афанасьев Г.С., который являлся приближенным лицом Сенцова О.Г., отвечавшим за деятельность всех участников созданной последним группы. В тот же день он (Чирний А.В.) от Афанасьева Г.С. получил денежную сумму в размере 200 гривен, которая предназначалась для приобретения необходимых компонентов СВУ. Кроме того, Афанасьев Г.С. пояснил, что это лишь малая часть тех денежных средств, которые будет выделяться на проведения данного взрыва.

<...>В ходе разговора Афанасьев Г.С. пояснил, что от Сенцова О.Г. поступило указание устроить поджог офиса общественной организации ''Русская община Крыма'', расположенного по адресу: Республика Крым, г. Симферополь, ул. Долгоруковская, д. 11/2, с целью устрашения населения и воздействия на принятие решения органами власти Российской Федерации о выходе Республики Крым из ее состава<...>.

<...>Сенцов О.Г. указал Чирнию А.В. о необходимости ускориться с совершением взрыва памятника и соблюдать при этом все меры конспирации. На предположение Чирния А.В. о том, что в случае провала их могут задержать сотрудники правоохранительных органов, Сенцов О.Г. вышел в другую комнату и продемонстрировал пистолет системы Макарова, при этом показав заряженный магазин. Все его действия сопровождались словами: ''Нам есть чем вас защитить!''<...>

<...>В общении Сенцов О.Г. выражал недовольство действиями группы и тем, что вся ее деятельность на территории города нескоординирована и носит беспорядочный характер. При этом он часто говорил фразу: ''Вот я воевал'', при этом имея в виду, как он участвовал в боевых действиях против сотрудников правоохранительных органов в г. Киеве во время так называемого Евромайдана<...>.

<...>Также на встрече Сенцов О.Г. пояснил, что в осуществлении взрыва памятника В.И. Ленину должна будет принимать участие группа людей с разными задачами, при этом непосредственно Чирнию А.В. будет необходимо осуществить закладку СВУ, а кому-то будет поручено осуществлять наблюдение за улицами и обеспечивать отход<...>.

Это только часть показаний Алексея Чирния, которые в четверг на процессе зачитывал прокурор.

Офис общественной организации «Русская община Крыма», 14 апреля 2014 года. Кадр оперативной съемки

30 тысяч рублей ущерба и зловещая визитка Кличко

Сказанное может быть и правдой, и выдумкой следствия.

Доподлинно известно о поджогах двух офисов — «Русской общины Крыма» и «Единой России».

Точно так же известно: памятник Ленину и мемориал Вечного огня никто не взрывал.

Что получается в сухом остатке?

Первое: написанные как под копирку показания Чирния, Пирогова и Афанасьева. Второе: в качестве вещдоков террористической деятельности Сенцова — деньги, изъятые у него в квартире на обыске: 1200 гривен, $100, €50.

Третье: имущественный ущерб от поджога офиса «Русской общины Крыма», судя по смете затрат на строительные работы, составил 30 тысяч рублей.

Показания как будто написаны под диктовку следователя. Как будто выбиты под пытками. Геннадий Афанасьев отказался в суде от своих прошлых показаний, заявив, что они были даны под давлением (похожие слова говорили Чирний адвокату Илье Новикову). Но на этот случай в деле имеется заключение психофизиологической экспертизы (с использованием детектора лжи) от 26 октября 2014 года: «Согласно заключению, в памяти Афанасьева имеется информация о том, что он в апреле 2014 года получал указание от Сенцова О.Г. о контроле деятельности Чирния по изготовлению СВУ, а также о том, что Сенцов собирал для конспиративных встреч лиц, разделявших идеи выхода Крыма из РФ».

В деле фигурирует и такое интересное «доказательство» связи Олега Сенцова с «Правым сектором» и персонально Дмитрием Ярошем: документ о том, что 17 мая 2014 года Ярош выступил на дебатах во время президентских выборов. Он тогда заявил: «Наряду с возвращением обороноспособности Украины необходимо разворачивать партизанскую войну и дестабилизировать ситуацию в Крыму». Это программное заявление лидер «Правого сектора» сделал, когда все фигуранты «крымского дела» уже были за решеткой.

О серьезных связях Сенцова с террористическим подпольем в деле свидетельствуют и такие «вещдоки»: несколько билетов «Симферополь—Киев» и обратно, найденные во время обыска у него дома, а также визитные карточки Виталия Кличко и министра спорта Украины Дмитрия Булатова.

И последнее ключевое обстоятельство: все лица, которые фигурируют в обвинительном заключении как участники террористического подполья, находятся в Украине.

Потому допросить их суду не удастся.

Вот и получится, что на одной чаше весов — показания Чирния, оговорившего Сенцова, потому что иначе его самого судили бы как организатора и главного «террориста» (показаниям Афанасьева, которые, когда он называет Сенцова главным организатором, веры мало, потому что уж очень они похожи на показания Чирния).

Александр Кольченко и Олег Сенцов, июль 2015 года. Кадр из видео RFE/RL

А на другой чаше весов — Александр Кольченко, который признает свое участие в одном из поджогов, но не признает Сенцова террористом. И сам Сенцов, который уже год не признает вины, не дает показаний, но заявляет о том, что при задержании его пытали и вкладывали ему в рот пистолет Макарова.

Этот пистолет, кстати, нашли на обыске в одном из домов; на нем обнаружена «часть биологических материалов, происходящих от Сенцова О.Г.» (говоря по-русски, ДНК Сенцова).

Я — Олег Сенцов

Одно можно сказать: если бы в России был справедливый суд, Олега Сенцова и Александра Кольченко точно бы оправдали. Но суда в России нет.

Зачем я все это пишу?

Я очень хочу, чтобы те из российских коллег Сенцова, у кого есть воображение, примерили все эти обстоятельства на себя, приехали бы в Ростов-на Дону, убедились в невиновности Сенцова и Кольченко и открыто выступили в их защиту.

Источник: Открытая Россия