Не в «деле» Корбана дело

Юлия Мостовая, Зеркало недели

Оценки серости похожи друг на друга, а личность все оценивают по-своему.  Те, кто убежден, что украинская политика началась ровно с того момента как они ею заинтересовались, а именно — с Майдана, считают Геннадия Корбана рыцарем в белом плаще. Те, кто интересовался ею ранее, видят в нем странствующего рейдера, зачастую выполнявшего весьма сложные и весьма однозначные задачи для ключевых игроков украинского бизнеса, а значит и политики. Но подавляющее большинство выразило возмущение избирательностью действий президентской команды силовиков, ослепшей на януковичский глаз.  Геннадий Корбан — точно не белый и пушистый; беспросветно-черным его считать тоже неверно; публичное пинание им закона на посту вице-губернатора — не истинная причина метания в него молний президентом.  По большому счету, причин, породивших решение Порошенко задержать Корбана — две. Первая озвучена хором заключенных из мюзикла "Чикаго": "Ты сам нарвался!". Вторая — глава государства видел в аресте Корбана катализатор, способный заставить Игоря Коломойского результативнее реагировать на требования власти. О задержании Геннадия Корбана в Днепропетровске широкая общественность, включающая премьер-министра, спикера парламента, главу АП и послов донорских держав, узнала из ленты новостей. Народ ушел выпускать пар в соцсетях; политики напрягались и прислушались нет ли шагов на лестнице; послы больших стран молчат, а вопросы маленьких об избирательности применения закона — никто не слышит. Человекозатратную операцию — шутка ли, 500 штыков — провели быстро и слаженно. Впрочем, на этом профессионализм власти карающей себя исчерпал. Но об этом чуть позже. А сейчас — о причинах. Корбан и его батальоны раздражали президента давно. Пожалуй, даже пугали. Наверное, именно поэтому Верховный главнокомандующий сделал все, чтобы не обнять их, а разложить. Но ведь мы сейчас не об этом. Мы о том, что рядом с президентом находились и находятся люди, умеющие не столько предлагать решения в сфере безопасности или обороны, сколько паразитировать на президентских фобиях. Такие погононосные люди всегда есть рядом с президентами. Это — их работа, их бизнес: не просто упреждать, а кошмарить. Ведь если не страшно, то зачем они нужны? А если не нужны, то какой же ж бизнес? Из политического окружения президента, по информации ZN.UA, о намерении задержать Корбана было известно лишь правой руке Порошенко — Игорю Кононенко. И, разумеется, главе СБУ и генеральному прокурору. Сложно сказать, что стало последней искрой. Возможно, попытка самого Корбана закошмарить Днепропетровскую избирательную комиссию, не желавшую поверить в прохождение партией "Відродження" избирательного барьера. Но искра эта попала на целую кладку добротно уложенных тезисов о развитии частной армии; подготовке переворота; о разработке широкомасштабной кампании по дискредитации власти; о намерении "Укропа" после местных выборов активировать тезис "Долой порошизм!"; о подготовке материалов, разоблачающих использование сомнительных технологий при производстве продукции нескажукакойфабрики... Не знаю, были ли в донесениях спецслужб слова: "Да! Да! И земляным червяком!", но эмоциональному Петру Алексеевичу хватило. Говорят, умный с блеском выйдет из ситуации, в которую мудрый никогда не попадет. Но ситуация есть, а блеска нет и в помине.  На "избиение" адвокатами Корбана "младенцев" от ГПУ и судебной системы смотреть сначала было смешно, потом неловко, и наконец, страшно. Демонстрация профессиональной деградации в деле, находящемся под патронатом президента — приговор системе. Смонтированный за ночь фильм о днепропетровской мафии и демонстрация его на пресс-конференции глав СБУ и ГПУ — поражение главы государства, считающего себя королем пиара. Хорошо хоть "5-й канал" на плашку "Плюсов" "Свободу Корбану!" не ответил своей — "Беньдитам — тюрьмы!"...  В промежуточном результате — Корбан не в клетке, а под домашним арестом; кое-кто уже поспешил назвать его новым Ходорковским, очевидно забыв анекдот про страну и теракт; МВД в качестве политической компенсации смешит народ повестками депутатам "Оппоблока"; генпрокурор отправился в отпуск праздновать день рождения; и только один снайпер профессионально выполнил свою задачу, не попав в Шокина. Петр Алексеевич хотел напугать делом Корбана или насмешить? Профессионально беспомощная агрессия не добавляет власти силы, доверия и авторитета. Становится очевидным — проблема силовиков не только в нежелании охотиться на крупную рыбу, но и (что хуже) в несостоятельности. А ведь Геннадий Олегович всего лишь щученок... Как уже говорилось, Корбан раздражал президента давно. Глава государства не желал просто ждать момента, когда агрессивное хамство Корбана перерастет в хамскую агрессию. Знание об этом стало немаловажной причиной, подтолкнувшей Корбана к борьбе за депутатский мандат на 205-м округе. Ведь еще весной угроза его ареста прозвучала на первом понятийном собрании акционеров страны, договаривавшихся о правилах сосуществования после отставки Коломойского с поста губернатора. Сейчас многие упрекают Коломойского в том, что он сдал Корбана. Это не совсем так. Безопасность и свободу своих людей экс-губернатор действительно оговаривал как одно из правил общежития между собой и властью, которую, напомню, на встречах представляли президент, премьер, глава АП, секретарь СНБОУ и министр МВД. Но своими назывались такие люди, как Палица и Лазорко. А Корбан — "чудит сам по себе". Президент Коломойского не услышал. Или не поверил. Оттого продолжал считать Геннадия Корбана кнопкой, нажав которую можно заставить совладельца группы "Приват" делать нужные движения. Нужные и Порошенко-политику — лояльная информполитика "приватовского" медиа-холдинга, и Порошенко-президенту — выполнение Коломойским и Боголюбовым взятых обязательств по целому ряду платежей, критически важных для госбюджета и финансово-банковского сектора страны. Ошарашенные событиями прошлой субботы тяжеловесы украинского политикума гадали: задержание Корбана — это последнее предупреждение Коломойскому или уже война? Ответа на этот вопрос нет до сих пор. Дело в том, что в день задержания Корбана Порошенко готов был идти до конца, подразумевая под этим и назревшее изменение статуса "Приватбанка", и арест залогового имущества, и выжимание законного финансового потока, а не слез из "Укрнафты". Но уже в тот же день вечером между приватовцами и президентом зачелночили посредники, а прилетевший в Киев Геннадий Боголюбов встретился с президентом. Окончательное решение о купировании или разворачивании противостояния с группой, как утверждают источники, у Порошенко выкристаллизуется в течение одной-двух недель. А над различными опциями реализации этого решения трудятся команды как в прокуратуре и СБУ, так и в Нацбанке. На самом деле, основное решение для себя должен принять не Порошенко, а сам Коломойский: он пытается сохраниться как бизнес- и политическая единица в Украине или уходит из нее, пополняя запасники картин и зарубежных активов? За то, чтобы остаться, нужно дорого заплатить. Путешествие по супермаркету привело к кассе. Во-первых, стресс-тест НБУ еще официально не закончен, но необходимая докапитализация "Привата" исчисляется десятками миллиардов гривен. Во-вторых, 9,6 млрд гривен — налоговые долги "Укрнафты". В-третьих, не забываем, что весьма значительную сумму Коломойский и Боголюбов должны отдать Пинчуку после первого суда по ферросплавным дивидендам. А 25 января — это, в-четвертых, — в Лондоне начнется второй суд — ценой в 1,5 млрд долларов, а точнее — ценой в жизнь одной или второй финансово-промышленных групп. И в то же время пылесос "Привата" не может работать по старой схеме: экономика не позволяет, да и МВФ запрещает, требуя снижать уровень кэптивности. А долларопереработка в нефтяном секторе уже не обещает таких потоков как прежде — доноры страны хотят видеть реальные результаты усилий правительства по наполнению бюджета. Спасти Коломойского от необходимости самому делать сложный выбор, а главное — нести ответственность за него, могут только... глупые и необдуманные шаги власти. Дайте ему только повод, приемлемый для очередного Лондонского суда, и он "вынужденно" обрушит остатки экономики, а потом еще и утрамбует руины катком компенсаций и возмещений. Карта Коломойского — одна из тех, что стоят в основании карточного домика украинской экономики — ненадежная, шатающаяся, скользкая. Оставить ее на месте без изменений — смириться с угрозой спонтанного обрушения. Выдернуть карту бездумно, эмоционально, не подперев со всех сторон отечественными и зарубежными ограничителями, — преступление.  Если столько политических, юридических и процессуальных ошибок делается в не таком уж сложном деле Корбана, то можно ли надеяться на профессионально-ювелирное изменение конструкции карточного домика? Единственный позитивный момент, по мнению перешептывающихся между собой обитателей юридического мира, заключается в том, что страна стала свидетелем, по сути, первого публичного процесса на основе нового Уголовного процессуального кодекса, в котором имело место реальное состязание сторон — профессиональных адвокатов, неподготовленных прокуроров, испуганных судей... Без хамства адвокатов, без зажженных под судом шин и "конвертированных" интересов участников процесса. Все по-честному. Этот опыт еще предстоит переварить и оценить с точки зрения его последствий.  Пока же отвратимость наказания за преступления прошлой власти возмущает людей. Избирательное применение закона — раздражает. Отсутствие политической воли к борьбе с нынешними столпами коррупции — злит. Замена процессуального беспредела одних на беспредел других возмущает тех, кто еще помнит, что такое демократия. А беспредел беспомощный вызывает брезгливость. Все эти чувства не способствуют стабилизации и без того очень хрупкой ситуации. Тем более что всегда найдутся силы, готовые перековать несостоятельность власти если не в свои состояния, то в расширение инструментария по их сохранению и приумножению. Идея досрочных выборов присутствует в отечественном политическом организме как любой вирус, готовый захватить вместилище при ослаблении иммунитета. "Тимошенко и Тягнибок готовы присоединиться к тарифному майдану ближе к годовщине Майдана", "Свободовская "Січ" сконцентрировалась в Киеве", "Демобилизованные участники АТО подтягиваются группами и оседают вокруг столицы"... На президентском столе растет стопка подобных донесений. Но есть время "кошмарить" и есть время просыпаться. Логично предположить, что в досрочных выборах заинтересована Юлия Тимошенко, чей персональный рейтинг на парламентских выборах может помочь партии больше, чем на местных. Окрылилась успехом на местных выборах и "Свобода". Войдя полноправным членом в "Оппоблок", Виктор Медведчук поддержал крыло Фирташа, настроенное на досрочные выборы. Ринат Ахметов, в случае отставки сильно лояльного Яценюка, тоже не будет возражать против весенних парламентских перевыборов. Хомутынник со своим "Відродженням", как всегда считает дебет и кредит, но решиться ему может помочь Коломойский, понимающий, что перевыборы — это дестабилизация, а дестабилизация — это ослабление пресса власти. И чем на это все ответит президент? Очередными арестами, повышающими в виду недоверия к власти, рейтинги арестованных? Панацейным Михеилом Саакашвили во главе списка БПП? Но разве это поможет стране с блеском выйти из ситуации, в которую заводить ее не стоило?