Юристы Порошенко ошиблись: офшоры создавались не для траста

Сергей Головнев, Бизнес.Цензор

Есть основания полагать, что объяснения об офшоре Порошенко – очередная манипуляция. Юристы Порошенко объяснили вывод Roshen на офшоры созданием "слепого траста". Но так ли это? Давайте проанализируем всю цепочку событий. 10 апреля 2014 года, еще до избрания президентом Петр Порошенко обещает, что продаст Рошен. После избрания президентом процесс начинается – наняты юридические советники: ICU и Rothschild. Летом 2014 года происходит регистрация офшора Prime Asset Partners Limited на Британских Виргинских островах. То есть, сразу после начала процесса продажи Roshen. Процесс продажи длится почти год. Об этом можно прочитать в материале Bloomberg от 5 мая 2015 года. Издание приводит комментарий главы АП Бориса Ложкина о том, что спрос плохой, инвесторы не хотят идти в Украину во время войны. Bloomberg также сообщает, что переговоры о покупке ведет компания Nestle, которая готова заплатить $1 млрд за Roshen. Но президент хочет получить $3 млрд, говорит издание со ссылкой на директора Roshen Вячеслава Москалевского. Отсюда вывод: скорее всего продажа не состоялась не потому, что не было покупателей, а потому, что президент хотел получить больше, чем предлагал Nestle. Банально не сошлись в цене. После этого сообщений о продаже не было. Именно тогда, скорее всего, родилась идея траста. В ноябре 2015 года в интервью Deutsche Welle Порошенко сообщил журналисту, что передал Roshen в траст. Но, как видно из расследования "Громадського" (14-я минута фильма), только в декабре 2015 года Mossack Fonseca & Co получила просьбу срочно отправить документы по Prime Asset Partners Limited на швейцарский RothschildTrust. То есть, регистрация офшора – лето 2014 года, а отправка документов на Rotcshild Trust состоялась лишь в декабре 2015 года. Это не похоже на правду. Скорее всего, офшор создавался летом 2014 года именно для продажи Roshen. Именно этим тогда были заняты консультанты. Судя по всему, президент собирался продать свой актив. Но за $3 млрд, которых никто предложить не мог. Кроме того, для передачи активов в траст, не нужно трехуровневой структуры собственности БВО - Кипр - Нидерланды. Достаточно завести актив на компанию из одной такой юрисдикции. А при продаже эта структура как раз пригодилась бы - для того, чтобы минимизировать уплату налогов. Компанию-собственника продавало бы не физлицо. Офшор продавал бы акции кипрской компании. Именно так строятся структуры под продажу. И еще. Активы в "слепом трасте" - это не подписание договора о создании "слепого траста". А подписание договора о передаче активов в "слепой траст" конкретному управляющему. Жаль, что об этом юристы нам ничего не сказали.