Почему банковая не позволит раскрыть правду об Иловайском котле

Андрей Сенченко, экс-нардеп, глава парламентской следственной комиссии по расследованию Иловайской трагедии

Банковая не позволит раскрыть правду об Иловайском котле. Луценко и комбаты в Раде просто боятся второй годовщины страшной трагедии. Ведь в Иловайске в течение месяца до «котла» отдавались абсурдные приказы.

Об этом изданию «Новый Регион» заявил экс-нардеп, глава парламентской следственной комиссии по расследованию Иловайской трагедии Андрей Сенченко. «Честно говоря, у меня нет иллюзий, что после двух лет страшной трагедии Иловайского котла будет обнародована правда (Прим.ред.: Генпрокурор Юрий Луценко, выступая в Раде пообещал обнародовать к началу августа «всю правду» и фамилии виновных в трагедии)», — сказал экс-нардеп нескольких созывов Верховной Рады Сенченко.

Он напомнил, что следственная комиссия по расследованию причин Иловайской трагедии была создана «по горячим следам»: 4 сентября 2014 года, а первые результаты обнародованы уже 20 сентября. Тогда как генпрокурор Юрий Луценко только через два года обещает к началу августа 2016 «назвать виновных»: «Могу сказать, что на всех этапах работы нашей комиссии оказывалось постоянное давление и противостояние со стороны: Валерия Гелетея (Прим.ред.: экс-министр обороны), Виктора Муженко (Прим.ред: Начальник Генерального штаба — главнокомандующий Вооружённых Сил Украины с 3 июля 2014 года) и генерала Виктора Назарова, которого обвиняют в служебной халатности, и судят по делу ИЛ-76», — сказал Сенченко.

На уточняющий вопрос «Нового Региона» о том, по каким причинам скрывали правду о трагедии, Сенченко сказал: «Банковая раскрыла «политический зонтик» защиты над этими тремя людьми. Я дважды обращался к президенту с официальным обращением, чтобы он обязал подчиненных — Начальника Генштаба и министра обороны — сотрудничать с комиссией. Но в ответ получил невразумительные ответы господина Ложкина (Прим.ред.: глава Администрации президента), хотя я обращался лично к президенту Порошенко... К сожалению, нужно признать, что в ходе работы нашей комиссии мы столкнулись с тем, что все попытались засекретить.

Даже та информацию о том, кто был награжден за бои в Иловайске, добавил он. По оценкам Сенченко, «услышанное в Раде от генпрокурора Луценко — противоречиво. С одной стороны он заявлял, что выступает за полное рассекречивание информации. А с другой — о том, чтобы депутаты оформили допуск для ознакомления с этими документами как с секретными. Но я бы не рекомендовал депутатам это делать. Почему? В результате все их комментарии после этого будут прямым нарушением закона о государственной тайне» — предупредил депутат. Что же было на самом деле в Иловайске? И узнают ли украинцы правду? Комиссия во главе с Сенченко давно обнародовала детальный отчет со всей информацией. Если говорить только об отдельных, но знаковых моментах, то, например, по Иловайску были два важных эпизода, которые «постоянно выводят из поля расследования»: «А именно: две попытки деблокирования Иловайского котла, когда с начала ротная тактическая группа 51 бригады, затем сводная тактическая — 93 бригады, отправили на верную гибель против количественно превосходивших сил противника».

Почему именно сегодня, только через два года после страшной трагедии генпрокурор обещает обнародовать все фамилии виновных?, — риторический вопрос. «Могу сказать одно: Луценко и вся команда, а также все комбаты-депутаты в парламенте, — на самом деле очень боятся второй годовщины Иловайского котла. Ведь год назад, и два года назад, в годовщину трагедии, — все они клялись возобновить работу следственной комиссии парламента и довести публичное расследование до конца. Под давлением Банковой они просто «слились».