Агрессор и жертва. История одного заблуждения

Павел Казарин, обозреватель

Современная Россия отчаянно пытается притвориться жертвой. Что смотрится особенно комично на фоне Украины, которой в рамках российской повестки отведена роль агрессора.

Это похоже на пародию: Россия всякий раз говорит о себе и Западе в тех выражениях, в которых Украина говорит о себе и России. Но особенность в том, что у Киева есть право так говорить, а у Москвы – нет.

«Гибридная война против нашей страны», «попытки уничтожить наш суверенитет», «соседняя страна, которая сползает в террор» – нам кажется, что все это из лексикона украинских медиа, но нет. Это еще и из лексикона российских. Они разговаривают со своим читателем так, будто два года назад украинская армия аннексировала Таганрог, обступила Ростов и пытается захватить Кубань.

Инцидент в Крыму, где российские силовики якобы задержали украинских диверсантов, – он ведь тоже оттуда, из битвы за право считаться жертвой. В интерпретации российских медиа именно Украина является острием западного копья, который раз за разом ищет дыры в российской обороне. И это все в очередной раз доказывает, сколько разные картинки реальности сложились по обе стороны границы.

В российской повестке нет псковских десантников. Нет спецназовцев ГРУ Александрова и Ерофеева. Нет российской амуниции, которую находят украинские солдаты на освобожденных от боевиков территории. Нет российского гражданства «Моторолы» и бурятских танкистов. Зато есть украинская ДРГ, которая вторгается в Крым под прикрытием украинских танков и предварительной артподготовки.

Но, если разобраться, в этом нет ничего нового. Любой авторитарный режим во все времена пытается притворяться слабым – сколь бы сильным в реальности он ни был. И потому Мао Цзэдун в Китае обращался к хунвейбинам с посылом, что власть захватили бюрократы и лишь на них – молодых людей с горячим сердцем и чистыми руками – вся надежда. А Советский Союз, высылая Бродского, ощущал себя не Левиафаном, сжирающим поэта, а бескомпромиссным островком правды, противостоящим миру чистогана и наживы. И Союз писателей СССР был эдаким отважным меньшинством, противостоящим мировой гидре, головы которой носили имена Ахматовой и Мандельштама.

Порой кажется, что российская вертикаль стала заложницей сконструированной ею же реальности. Что она не просто ее транслирует, но вдобавок еще и искренне верит. Верит в антироссийский заговор вдоль границ. В добровольную природу появления «республик» на украинском Донбассе. В то, что допинговый скандал с российскими олимпийцами стал результатом сговора Вашингтона и Брюсселя, а не итогом манипуляций собственных спецслужб, подменявших пробирки с мочой. Эффект сагитированного агитатора. Ничего нового.

И вот теперь Россия транслирует на внутренний и внешний рынок историю про агрессию Украины, которая посылает в Крым диверсантов, чтобы сорвать курортный сезон. Та самая Украина, которая даже не закрыла пункты пропуска для собственных туристов, едущих на полуостров отдыхать. Та самая Украина, которая два с лишним года почти не поднимает тему Крыма даже на уровне публичной риторики, ограничиваясь Донбассом. Та самая Украина, которая на востоке всего лишь пытается защищаться, купируя раковую опухоль в виде «народных республик», чтобы «сомализация» страны не перекинулась на Харьков и Запорожье.

Проблема только в том, что Запад в эту картинку реальности, судя по всему, не очень-то верит. И вот уже Госдеп США просит Москву не спамить и не флудить, напоминая, что настоящая проблема – это именно оккупация и аннексия украинского полуострова Москвой.

Два года назад Ангела Меркель сказала, что Владимир Путин потерял связь с реальностью. К этому сложно что-то добавить.

Крым.Реалии