Тень войны

Валентина Самар, "Зеркало недели"

Совсем не веселит, казалось бы, забавная ситуация, при которой Украина и Запад теперь троллят Путина любимой фразой Чуркина: а какие ваши доказательства? Где доказательства террористической деятельности украинских военных? Где фото, видео, где убитые и сами террористы? Этот избитый водитель автобуса, говорящий написанными фразами на камеру, что посвящен в планы ГУР? Или весь в тюремных наколках дважды судимый строитель из Евпатории, подрабатывающий в Подмосковье?! Но это частность. А в целом пока что складывается проигрышная для Украины ситуация, если учесть контекст событий на админкордоне между оккупированным Крымом и Херсонщиной, легкое согласие наших керманичей на роль оправдывающегося и проглатывание кремлевской манипуляции, при которой несостоявшаяся диверсия вдруг превратилась в терроризм.

Государственный. Чтобы поднять до уровня грозных заявлений Путина. Многие сегодня приводят аналогии с нынешним тревожным и не до конца еще понятным сценарием в далеком прошлом. Вот и президент Порошенко намекает на Гляйвиц: "Украина решительно осуждает терроризм во всех его проявлениях и формах и, соответственно, отвергает практику использования любых террористических мер для деоккупации Крыма. Именно Россия уже давно щедро финансирует и активно поддерживает терроризм на территории Украины, подняв его до уровня своей государственной политики — и в оккупированных районах Донбасса, и в аннексированном Крыму, в стиле 30-х годов прошлого века".

Оставим далекие аналогии историкам и публицистам. Хронология и сюжеты горячего августа-2016 подсказывают, что уроки надо извлекать из собственных ошибок весны-2014. И потому что это продолжение истории аннексии Крыма, и потому, что цели нынешнего обострения, как видится, — все те же, и даже риторика Путина вернулась к "нелегитимному" руководству Украины, захватившему власть силой. Не надо ломать голову — чего хочет и что готов сделать ВВП. Все того же и все так же — победить любой ценой. Стать первым среди первых, получить право перекраивать карту мира, получить ярлык на Украину, по ходу решая операционные задачи — снятие санкций, легализация аннексии Крыма и т.д. Ничего нового, кроме того, что в результате на ходу срежиссированного обострения на админгранице между Крымом и материковой Украиной Путин пытается выстроить новую "реальность" — и в треугольнике Запад—Россия—Украина, сводя его к оси без Украины; и в новом витке милитаризации Крыма, усиливающей крен в балансе сил в Черноморском регионе и создающем реальную угрозу прямой агрессии против Украины; и в шантаже "злые вы, уйду я из "Минска" и Нормандского формата"...

В принципе, вариантов развития событий всего-то два, и они взаимосвязаны: шантаж большой войной с целью давления на Запад (и Украину) для разблокирования "Минска" на условиях Москвы (выборы в ОРДЛО и конституционный хомут на шею Киеву), с последующим снятием санкций, а в случае, если он не сработает, — провоцирование прямой агрессии, при которой нынешние события уже будут плотным бэкграундом, который сегодня уже напоминает тугой запутанный клубок. А для того, чтобы эти планы агрессора провалились, нужно всерьез взяться за край нитки, из него торчащей. Хронология и факты Все, кто начинает историю нынешнего (пока локального) кризиса с ночи с 6 на 7 августа, как видится, серьезно ошибаются. Предпосылки материализовались ранее — с первых дней августа, когда Россия стала массово перебрасывать в Крым дополнительное вооружение и личный состав.

Официальный повод — плановые учения в Южном военном округе, в который вписан оккупированный Крым. Сначала — специальные учения по видам всестороннего обеспечения войск, а на Черноморском флоте — по отражению нападения подводных диверсантов и защите главной базы в Севастополе, которые должны стать прелюдией к самым масштабным в этом году стратегическим командно-штабным учениям ВС России маневрам "Кавказ-2016". Жители Крыма уже с первых дней августа сообщали в соцсетях о массовой переброске техники, размещали съемки железнодорожных эшелонов и колонн, заполонивших трассы полуострова. То есть в свободном доступе имеем документальные свидетельства переброски в Крым "Бастионов", "Искандеров" и "Балов".

Одновременно велась ротация подразделений (проходит раз в полгода), которые дислоцируются в приграничных с материковой Украиной районах. 4 августа Главное управление разведки МО Украины сообщало о том, что на север Крыма перебрасываются части из Краснодарского края. В то же время крымские подразделения, в которых служат предатели-перебежчики из ВС Украины, перебрасывают в Чечню и Дагестан. Кто знает, что такое постсоветская армия, может себе представить тот уровень, простите, бардака, который образовался в Крыму в эти дни всеобщего "движа" техники и людей с автоматами. Поэтому, когда утром 7 августа оккупанты перекрыли пропуск людей через свои КПП на админгранице с Херсонщиной, а на дорогах появились полицейские патрули с автоматчиками, проверяющие автобусы и машины, крымчане особо не встревожились. К облавам за два года стали привыкать, никаких сообщений о какой-то угрозе СМИ Крыма и России не подавали, а разнесшийся слух о дезертирах как объяснение установки блокпостов, был вполне жизненным. Но оккупационные "власти", шерстя и блокируя потоки людей и автотранспорта, молчали и на второй, и на третий день.

Российские и карманные крымские СМИ не замечали "ненормальность" даже тогда, когда на КПП на админгранице с Херсонской областью и на Керченской переправе, где то открывали движение, то перекрывали, уже порядком закипело, выливаясь в интернет, недовольство людей. Неофициально в СМИ сливались ориентировки на розыск четырех человек в камуфляже с российскими шевронами, при этом приметы назывались только двоих. Примечательно, что украинские силовики на вопросы журналистов, что же, в конце концов, происходит, слово в слово повторяли: перекрытие "границы" связано с учениями российских военных и их ротацией. И не более того. Между тем уже 7 августа координатор Гражданской блокады Крыма Ленур Ислямов сообщал, что ночью на Чонгаре с той стороны перешейка были слышны автоматные очереди. О том, что стрельба (несколько очередей) повторилась 8 августа, говорили тележурналистам заблокированные на украинских КПП и в "нейтральной зоне" пассажиры двигавшихся в Крым авто. При этом российским журналистам спецслужбами сливалась многовариантная версия об украинских диверсантах и их крымских пособниках, о жертвах среди военных РФ, которая распространялась сначала только через соцсети.

По скудной капле в украинские СМИ и соцсети наши силовики выжимали информацию о том, что русские военные (или военные и ФСБшники, они же пограничники) по пьянке устроили перестрелку и несколько участников с оружием подались в бега — их и ищут. Официально только спикеры Генштаба МО сообщали, что появившаяся в соцсетях информация об украинских ДРГ и их жертвах является провокацией. Ну, и когда Киев прошел очередной тренинг Кремля и Запада на "не обострять, а то нападет", 11 августа миру "предъявили" аж три украинских ДРГ, прорвавшихся через минные поля и лечебные грязи и рапу Сиваша, с приданными то ли танками, то ли БТРами, два боестолкновения, унесших жизни (по данным источников россСМИ в ФСБ и ГРУ) то ли двух, то ли пяти человек. Да, количество диверсантов тоже колеблется — от семи до 20+. И явочно — поочередно двух задержанных по подозрению в организации терактов: водителя автобуса, бывшего АТОвца, волонтера Евгения Панова и строителя из Евпатории Андрея Захтея. Запись допроса Панова, со следами избиений на его лице, с "признательными" показаниями, слили в эфиры российских телекомпаний и интернет-изданий.

При этом никаких других доказательств деятельности украинских ДРГ на территории оккупированного Крыма предоставлено не было. Дошло до смешного: российский Интерфакс был вынужден иллюстрировать новость об украинских "террористах" снимком туристической палатки из фотостока. Сливки из сепаратора Весь букет несуразиц, сопровождавших версию ФСБ об украинских ДРГ, готовящих взрывы с целью срыва провалившегося курортного сезона в Крыму, уже достаточно "изучен" интернет-сообществом, но останавливаться на нем не будем и по другой причине. Кремль никогда не останавливало неправдоподобие придуманных сюжетов. Ни когда снимали постановочные "расстрелы граждан России" в центре Симферополя 1 марта 2014 г. для принятия решения о вводе войск в иностранное государство якобы для их защиты, ни когда клепали уголовные дела о "террористической группе Сенцова", ни когда выбивали показания из Клыха о чеченском боевике Яценюке, ни когда фабриковали дела о крымском майдановце Костенко или "деле 26 февраля", когда Крым еще был не оккупирован, ни по делам хизбов…

Если это озвучено Путиным — это уже позиция ядерной державы. Поэтому президент РФ созвал заседание Совета безопасности РФ, где выступил с резким заявлением и обвинением, что Украина встала на путь террора. Заявил о своем неучастии в пекинской встрече Нормандской четверки. На следующий день, через слив в СМИ, нам сообщили о намерении прервать дипломатические отношения с Украиной (которые к этому моменту Киев подвесил, не согласовав агреман на предложенную кандидатуру нового посла — бывшего сотрудника КГБ-ФСБ без дипломатического опыта и ранга). Был ли это четкий сценарий? Сомневаюсь. По всей вероятности, перестрелку между своими с убитым(и), ранеными и дезертирами пытались утаить, умалчивая три дня о причинах фильтрационных мероприятий по всему Крыму. Однако беда не приходит одна даже у россиян. 8 августа, как стало известно уже после громогласных заявлений Путина, пьяными российскими вояками были ранены двое местных жителей — 23-летний Хафиз М. и его 20-летняя спутница, автомобиль с которыми был остановлен по пути в Херсонскую область якобы по подозрению в перевозе взрывчатки.

Столько шил утаить, конечно, уже было невозможно. Поэтому в ход экстренно пошла разработка с украинскими ДРГ, "диверсантов" быстро нашли (задержав Панова, легально приехавшего в Крым по пока невыясненным делам, а ранее судимого Захтея — по договоренности), провели "работу" и получили "доказательства". Теперь доказывайте обратное… И это именно один из маркеров, который связывает события в Крыму в 2014-м и нынешнем году. "Коллективный Путин" имеет четкую цель и двигается на ощупь: есть сопротивление — остановится, продумает траекторию движения, нет сопротивления — вперед и с шашкой наголо. Главное — быстрое принятие решения и его беспрекословное соблюдение. В принципе, это искусство, которым взявший на себя все рычаги управления Порошенко до сих пор не овладел.

Что мог, но не сделал Киев? Массированная переброска эшелонов и колонн техники, включая комплексы "Бастион", "Искандер", танки и БТР, развертывание в Джанкое авиаполка, усиление дивизии ВДВ на севере Крыма, подтвержденные публичной информацией ГУР, должны были подвигнуть Главнокомандующего на принятие тех решений, на которые он частично сподобился только 11 августа. Уже после того, как Украину ее агрессор имел наглость обвинить в государственном терроризме. То есть ввести повышенную боеготовность, усилить дислоцированные в Херсонской области подразделения.

Потому что сам факт самых масштабных в России военных учений на НАШЕЙ территории — уже причина к тому, чтобы применять адекватные контрмеры и бить в набат. Этого не было сделано. Поэтому за устроенным Москвой бездоказательным информационным шумом о "терактах" тема продолжающейся милитаризации подсанкционного полуострова вообще ушла в тень. И что, и в каком количестве там понавезли — одному Путину и Шойгу известно. Тем временем МО Украины все еще зачем-то оправдывается, что учения авиации на юге никак не связаны с событиями в Крыму, а потому не будут отменены…

Поздно ночью 11 августа также стало известно, что, в связи с обострением ситуации на административной границе с АР Крым и в районе проведения антитеррористической операции, Служба безопасности Украины установила уровни террористических угроз для регионов Украины. Самый высокий уровень — "красный" — установлен для оккупированного Крыма, а также Донецкой и Луганской областей (частично контролируемых). "Желтый" (вероятный) уровень — Запорожская, Николаевская, Одесская, Сумская, Харьковская, Херсонская и Черниговская области. То есть прифронтовая Херсонская область в период такого обострения ситуации красным алармом у СБУ, надо понимать, не светит. Необходимо, в первую очередь, принять давно напрашивающиеся меры: надежно перекрыть каналы финансирования пророссийских организаций на Юге Украины; категорически запретить поездки украинских военнослужащих, сотрудников Погранслужбы и СБУ в Крым (да, у многих остались семьи; да, жилья для вышедших на материк верных присяге у Родины почему-то не находится; но это — война, если кто забыл); ввести жесткий мониторинг СМИ региона.

Руководству государства и, в первую голову, ее главнокомандующему, надлежит навсегда отказаться от режима оправданий и четко артикулировать, любой аудитории, — гражданам страны (независимо от региона проживания), западным партнерам, агрессору и его сателлитам, — Украина должна возвращать оккупированные территории всеми доступными методами и средствами. Это ее право и обязанность. Власть обязана быстро и четко оценить степень существующих угроз, спрогнозировать возможное направление главного удара (политического и, вполне вероятно, военного). В соответствии с этим, разработать планы, предполагающие детальный комплекс мер противодействия. Военного, дипломатического, информационного. С жесткой привязкой к исполнителям и датам. С необходимой детализацией и непременной поправкой на возможные форс-мажоры. Солнечный Крым накрыл страну тенью новой войны. Каникулы закончились.

zn.ua