Любовь и шакалы

Валентина Самар, Зеркало недели

"Дорогі мої, ми вас любимо і ми про вас пам'ятаємо і наполегливо боремося за ваше повернення в Україну! ...для нас ви — наші, рідні, близькі, тимчасово розлучені зі своєю українською родиною. Родиною, яка обов'язково об'єднається і зустрінеться разом за святковим столом".

Президент Украины Петр Порошенко, 24 августа 2016 г.

Долгожданные слова, которые так хотели услышать от президента Украины, после более чем двух лет российской оккупации Крыма и Донбасса наконец прозвучали.

В адресном поздравлении президента с Днем независимости украинских патриотов в аннексированном Крыму и оккупированных районах Донбасса. Они были по-простому сформулированы и звучали искренне, а значимость их была особо велика на фоне побеждающего агрессивного невежества записных патриотов и умелых манипуляторов (в том числе и во власти), загоняющих все население Крыма и Донбасса в "крымнаши" или "сепары". В том числе для оправдания своего преступного бездействия или фиксации разделения страны в результате агрессии в головах украинцев...

Однако массового живого и восторженного отклика на обращение президента так и не последовало.

Странная любовь

Так часто бывает, когда чего-то долго ждешь или безнадежно добиваешься. А когда желанное наступает, понимаешь, что сегодня острая нужда в нем отпала. Потому что мир вокруг и ты сам уже стали другими, и вообще эта ложка была дорога к обеду. И то, что ее в нужное время на столе не оказалось, научило без нее обходиться — выжили, слава Богу, без внятных сигналов из Киева, под прессом оккупанта еще больше утвердились в своем выборе свободы и верности Украине. Поэтому ценность "ложки" уже как бы и уменьшилась. Перегорело. Повзрослели.

Фото: zn.ua Фото: zn.ua

Но, пожалуй, главная причина сдержанной реакции на долгожданное признание главы государства в любви к украинцам, живущим под дулом оккупанта, состоит в том, что в сказанном не было новости — ни хорошей, ни плохой. А была, простите, жвачка, не содержащая "калорий": между приведенных выше прочувствованных слов прозвучало уже до зубной боли знакомое и одновременно непонятное в части исполнения — о политико-дипломатическом пути деоккупации территорий Украины. Хотя и с новой формулой самооправдания : это Кремль рассматривает землю Донбасса как театр боевых действий, а вас — как пушечное мясо, а мы вас не освобождаем, потому что любим и думаем о вас. Как будто не было Иловайска и Дебальцево. Сдачи Крыма, Донецка и Луганска. Как будто Минск-2 принес мир и нет ежедневных потерь... Как будто в Крыму прекратились репрессии по отношению к тем самым украинским патриотам в целом и крымскотатарским и мусульманским активистам в частности. Как будто нет иезуитского закона о "свободной экономической зоне "Крым" для приближенного к власти бизнеса и дискриминационных постановлений НБУ о крымчанах-нерезидентах и Кабмина — о невозможности убегающим от преследований оккупантов вывезти нехитрый домашний скарб. Потому что взять кредит в банке и купить все новое — от кроватки для ребенка и холодильника, не говоря уже о квартире, они не могут — нерезиденты...

В общем, какая-то неправильная любовь у нас с президентом получается. Особенно если без эмоций, а четко по шагам власти анализировать этот политико-дипломатический путь деоккупации Крыма. Не заходя издалека, возьмем то, что сам президент в тот же праздничный день актуализировал, — новый формат международных переговоров, названный им "Женева плюс". Необходимый, поскольку существующий "Минск-2" крымский вопрос вообще не учитывал (за что и был справедливо раскритикован).

Итак, в январе 2016 г. Киев заявил о намерении создать новую переговорную площадку для начала деоккупации Крыма. "Мы предложим создать международный механизм по деоккупации полуострова. Оптимальным форматом для начала такого механизма я рассматриваю формат "Женева плюс": с участием наших партнеров из ЕС, США и, возможно, стран — подписантов Будапештского меморандума", — пояснял свою инициативу Петр Порошенко 14 января.

Уже 4 февраля он в своем Twitter сообщил о поддержке инициативы на уровне Европарламента, отбрасывая сомнения в том, что она не была согласована с западными партнерами: "Европарламент поддержал создание формата "Женева плюс". Важное решение на пути к деоккупации украинского Крыма".

5 февраля глава МИД Украины Павел Климкин заявил, что намерен поднять вопрос возврата Крыма Украине на предстоящих переговорах министров иностранных дел "нормандской четверки", а в рамках "Женева плюс" Украина хотела бы привлечь таких партнеров, как Турция и еще ряд международных организаций. И Турция вскоре заявила, что согласна.

В марте, уже в Facebook, президент нас обнадежил, что на основе международных форматов, включая "Женева плюс", переговоры по деоккупации украинского Крыма уже ведутся.

В мае инициативу Украины "по созданию международного механизма ведения переговоров по вопросам восстановления украинского суверенитета в Крыму в формате "Женева плюс", который должен включать непосредственное привлечение ЕС", приветствовал Парламентский комитет Ассоциации Украина—ЕС.

И вот 24 августа президент вдруг обратился к МИД с требованием "перевода в практическую плоскость инициативы по созданию международного многостороннего механизма по деоккупации Крыма, учитывая системное ухудшение ситуации с правами человека и стремительную милитаризацию полуострова". Господа, а до этого что было?! МИД занимался сотрясанием воздуха, не переводя инициативу в практическую плоскость? Ведь нам еще в феврале сообщали, что "приступили".

Конечно, сдвинуть с места задвинутый в дальний угол международной повестки дня "крымский вопрос" — это сложная задача. Особенно если ее не решать, надеясь исключительно на Запад. И здесь вопрос не только в сложности, но и в непрофессионализме тех, кто решения принимает, ставит задачи и их выполняет. Убедиться в том, что главная беда именно в непрофессионализме, легко, если взять истории конкретных граждан Украины, требующих защиты государства, в которых и АП, и МИД просто умыли руки, чего профессионалы себе бы никогда не позволили. Ведь профессионализм подразумевает и ответственность.

Присутствие флага

Олег Сенцов, Ильми Умеров, Ахтем Чийгоз — украинские политзаключенные, политические узники Путина. К 25-й годовщине Независимости Украины, явно не сговариваясь (Олег — в лагере в Якутии, Ильми — в психиатрическом диспансере, Ахтем — в СИЗО ФСБ в Симферополе), разными путями они прислали на волю свои обращения к согражданам и президенту. Они не просят о помощи, освобождении, обмене — хотя могли бы с полным основанием! Они демонстрируют гражданскую зрелость, человеческое достоинство и мужество говорить правду тем, от кого зависит их личная свобода.

Олег СЕНЦОВ: "...кроме этого, главного врага, которого все знают и который снаружи, есть и другие. Они помельче, но они внутри, тут под кожей, они почти свои. Но они не за нас, они за себя. Кто-то остался от старых времен, кто-то просто хочет жить по-старому, но под новой личной. Не выйдет. И у того большого и у этих поменьше цели разные, но нам с ними не по пути…

Здесь в заключении мы ограничены. И даже не свободой — этого уже не отнять, а тем, что мало что можем сделать тут для страны. Точнее сделать можем только одно — держаться. Не надо нас вытягивать любой ценой — победа от этого не приблизится. Использовать нас как оружие против врага — да. Знайте, что мы не слабое ваше место. Если нам суждено стать гвоздями в крышку гроба тирана, то я хотел бы быть таким гвоздем. Просто знайте, что этот гвоздь не согнется".

Ахтем ЧИЙГОЗ: "Мы, находясь в тюрьме, с болью ощущаем все тяжести, свалившиеся на нашу страну и радуемся ее успехам. Маргиналы во власти, думающие только о своем благополучии, прикрываясь лжепатриотизмом, продающие свою страну и свой народ, являются главной угрозой независимости Украины. Уважаемый президент Украины! В государстве имеется несколько ветвей власти, но именно президент является гарантом Конституции и несет ответственность за настоящее и будущее своего народа и государства. Ваши предшественники сделали все, чтобы Украина за последние десять лет ускоренными темпами теряла независимость. Политические проблемы замалчивались, прикрываясь многовекторностью, преследуя личные интересы, интересы семьи и окружения. Так сложилось, что становление новой Украины выпало на Вашу долю — президента Украины. Мы верим, что Вы достойно справитесь с этой задачей. Нам есть с чем сравнивать. Желаю Вам и нам достойно пройти этот путь".

Ильми УМЕРОВ: "С Днем Независимости тебя, Украина! Хотя я уверен, что настоящую Независимость Украина обретет лишь после деоккупации Крыма и Донбасса. Вот тогда это будет настоящий национальный праздник. Я верю в то, что этот день мы непременно встретим все вместе — в свободной Украине, в свободном Крыму! Живя более 2 лет в условиях оккупации, а теперь еще и находясь в застенках психиатрической больницы, слова "Свобода" и "Независимость" обретают гораздо больший смысл. Хотя для крымскотатарского народа они всегда были на первом месте — десятки лет борьбы за возвращение на Родину, 20 лет становления и обустройства в Крыму, 2,5 года оккупации — ничто не сломило наш народ. Даже наоборот, сделало нас еще более сильными, сплоченными, едиными. Если каждый любящий и поддерживающий Украину человек будет самоотверженно бороться за эту настоящую Независимость — победа обязательно будет за нами! Мы сильнее, чем они думают! Нас больше, чем они ожидали! Сломать нас им не удастся, ведь правда на нашей стороне!".

Не так давно мне посчастливилось поговорить с одним из известных политзаключенных . Еле сдерживая слезы, просила прощения, что так мало делаем для него и всех узников Кремля. А он говорил мне: "Да брось, мы же сознательно все делали. Мы знали, на что идем. Это вы там держитесь, не прекращайте с коррупцией бороться, надо вычистить власть". И еще много-много дельных советов. Особенно по недопущению пиара вокруг освобожденных из плена…

Конечно, не все три десятка крымских политзаключенных выбрали свой путь сознательно, некоторые просто попали под гребенку ФСБ. Не все, как Ильми Умеров, заработали свое первое "антисоветское" дело еще в школьные годы. Но те, кто не сломался и настаивает на своем праве гражданства Украины, — это тоже наше, как говорит Олег Сенцов, оружие против врага. Каждый из них, разбросанных по тюрьмам, ИК и СИЗО в Крыму, Якутии, Челябинской области, Чечне, Ростове-на-Дону, — это островок Украины. Они демонстрируют присутствие нашего флага в стане врага. И поэтому мы должны со всей строгостью спрашивать с власти о ее действиях по защите наших знаменосцев. А если чиновники являют нам полную импотенцию, требовать их смены.

Ситуация с Ильми Умеровым — именно тот случай. Заместитель председателя Меджлиса, напомню, обвиняется ФСБ в призывах к изменению "конституционного строя РФ", то есть не признает Крым российским. Не признает открыто — Ильми ни на один день не прятался за эвфемизмы в своих интервью, вел активную общественную деятельность, защищая права крымскотатарского народа, и открыто высказывался за возобновление попранных аннексией норм международного права. Восьмые сутки, как он принудительно, прямо из больничной палаты, куда поступил в предынфарктном состоянии, был помещен сотрудниками ФСБ в психоневрологический диспансер.

Угрозу применения к нему карательной психиатрии отметили уже и международные правозащитники, а родное государство, за интересы которого Ильми Умеров переносит сегодня издевательства и терпит насилие, в лице первых лиц и уполномоченного на соответствующее реагирование органа — МИД, не сделало практически ничего. В ведомстве г-на Климкина посчитали, что случай с Умеровым "достоин" короткого твита пресс-секретаря. Что называется, дожились: российские адвокаты Умерова взывают к власти Украины сделать заявление и обратиться в Европейский комитет по предотвращению пыток (к слову, его сегодня возглавляет украинец). По информации ZN.UA, на сегодняшний день МИД сподобился только на рассылку в посольства Украины инструкции по информированию руководства стран дипмиссий по данному кейсу…. Не будучи должным образом информированным, молчит и президент. И никому не становится неловко от того, что Human Rights Watch заявляет о том, что помещение Умерова в психбольницу — это "позорная попытка использовать психиатрию, чтобы заставить его замолчать и очернить его репутацию, используя популярную практику в отношении диссидентов в Советском Союзе".

Искать броду, зная воду

Абсолютно правомерный вопрос: а что Украина может сделать для защиты прав своих граждан в оккупированном Крыму в целом и в частности для освобождения крымских политзаключенных, которые даже не в переговорном обменном списке по "Минску-2"? А "Женева плюс", как мы теперь понимаем, оказалась нелепым, ввиду отсутствия реальных шагов, пиаром бездействующей власти.

В связи с этим хотелось бы критически (но коротко) осмыслить предложения российских адвокатов крымских политзаключенных, озвученные Николаем Полозовым (защищает Чийгоза и Умерова). Они сводятся к трем шагам, требующим политической воли власти Украины.По большому счету, речь идет об изменении закона Украины об оккупированных территориях Крыма и Севастополя, согласно которому законный въезд/выезд возможен только через КПП на админгранице с Крымом, а для иностранных граждан — еще и путем получения спецразрешения. Все иное влечет за собой административную и уголовную ответственность. И внесение в санкционные списки нарушителей этих правил из числа пророссийских депутатов из стран Европы и журналистов — уже сложившаяся практика.

Николай Полозов предлагает Украине эту норму смягчить. Разработать механизмы: допуска журналистов из Украины и зарубежных стран в Крым не через КПП из материковой Украины, но и "из Москвы в том числе"; допуска на судебные процессы представителей иностранных посольств в Москве; допуска мониторинговых миссий международных организаций.

Все логично, но самый реалистичный сценарий состоит в том, что Украина пойдет на уступки, а первое и последнее слово все равно будет за Москвой. И будут в Крым беспрепятственно ездить какие ей угодно журналисты, только не украинские (или с билетом в один конец — до подвала ФСБ), а под видом международных миссий Россотрудничество будет катать прикупленных "правозащитников" и евродепутатов. Но вот адвокат арестованного правозащитника Эмир-Усеина Куку Евгения Закревская еще пять лет в Крым въехать не сможет — на этой неделе ее объявили угрозой обороноспособности РФ.

Вывод жесткий, но, наверное, единственно реалистичный: не сможет Украина защитить своих граждан на захваченных РФ территориях до того момента, как они будут деоккупированы. Но это не означает, что до момента Х надо сидеть сложа руки. От безделья потом у политиков, как правило, очень болит голова. Поэтому лучше ее настроить на продуктивную работу.

Источник: ZN.ua