Добро пожаловать в российскую тюрьму

Эмир-Усеин Куку, правозащитник, крымский политзаключенный

История задержания Эмира-Усеина Куку, правозащитника, мужественного пленника в его трогательном и переполненном достоинства письме:

Около половины шестого 11 февраля 2016 гола во сне я услышал странный шум во дворе и лай собак. Подорвался, взял фонарь и посветил им в окно во двор. Он был полон людьми в масках, в камуфляже с автоматами наперевес. Они перелезали через забор дома брата и уже входили в наш. Как будто фильм о войне или плохой сон.

Я разбудил жену, сказал ей успокоить детей, а двери уже выбивали. Ворвались, бросили меня на пол, надели наручники и начался обыск...

В грязных сапогах по коврам в детской комнате...

Присутствовала девушка из Следственного комитета России, которая вела видеосъемку, хотя потом в протоколе отметили, что «никакой видеосъемки не велось». Искали запрещенные книги и открытки. Но под конец были очень разочарованы, не найдя ничего такого.

Я просил позволить мне совершить утренний намаз, сказал им, что это займет лишь от трех до пяти минут, не более, но, пренебрегая украинцами, мусульманами, крымскими татарами и имея конкретную задачу на наше угнетение, они не позволили мне этого сделать.

Люди в масках буквально перевернули все в доме моей семьи. Обыскивали даже детское белье. Во дворе заставили копать землю и открывать пчелиные ульи...

Помню, как я пошутил, что не ручаюсь за своих пчел, они могут покусать непрошеных гостей, не обращая внимания на их маски, автоматы и бронежилеты. Те серьезно восприняли угрозу, некоторые даже ушли в сторону.

Никому из моих родных не разрешили присутствовать при обыске и, более того, даже находиться в доме. В конце концов, им запретили находиться в собственном дворе.

Вокруг вся местность была окружена вооруженными людьми в масках. Они пугали моих родных, детишек, соседей. Эти российские слуги работали, как роботы, без жалости и сострадания, выполняя ту задачу, которую ставит им верховный хозяин. Я не видел Бога в их глазах. Только жажда должности и повышения, что принесет им больше денег. Какие это будут деньги, никого из людей в масках не волновало...

Обыск закончился, мне приказали одеться, взять с собой паспорт и ехать с ними. Жена подала мне новое пальто. Понимаете, она надеялась, что скоро вернусь домой. Потому что это не первый раз. В последний раз после обыска меня принудительно вывезли и сильно побили...

Но, видно, не судьба... Я бодро попрощался со всеми родными и родственниками, соседями, которые пришли поддержать. Посадили меня в темно-синий микроавтобус Фольксваген (кстати, любимая марка ФСБ) и повезли в здание ФСБ Ялты. Но у здания мы простояли на свободе приличное время. Как я понимаю, воры получили инструкции от своего «центра» и дальше поехали в Симферополь. По дороге по характерным признакам и обрывками фраз я понял, что конвоируют меня бывшие работники «Беркута» и специальные назначенцы из Донецка под командованием некоего «Евгения Павловича». Некоего жизнерадостного, впрочем, человека...

Я приготовился к избиению, но Господь уберег, и все обошлось... Моя охрана сначала обходилась со мной очень жестоко, но потом, поняв, что опасности я не представляю, успокоилась. Они привезли меня в Управление ФСБ Крыма на бульваре Франко, в то же место, куда когда-то привозили для пыток «крымскую четверку», и сразу поместили в камеру-одиночку, так называемый «стакан». Но все же я успел заметить Алиева Муслима, который находился в камере через стену. Меня не кормили целый день, хорошо еще, что позволили совершить намаз. Потому что только Бог помогал мне во всякое время моей жизни, особенно в оккупации...

Время тянулось очень медленно, к вечеру появился адвокат Пивоваров. Мы поговорили с ним один на один в камере, правда, за дверью ходил следователь и пытался услышать наш разговор. Он сообщил, в чем я обвиняюсь и сколько мне грозит по статье. Необходимо сказать, что мне с адвокатом очень повезло, в чем я убедился впоследствии... Я очень ему благодарен за защиту. Сразу выяснив, что я не покорюсь вражеской системе и на досудебное соглашение я не пойду, что свидетельств давать не собираюсь, он консультировал меня, не задавая вопросов, которые я ожидал от адвоката, которого обычно предоставляют в этом случае...

Здесь следователь Селиванов прервал наш разговор. Он завел меня в кабинет и в присутствии адвоката составил протокол моего задержания. Я сразу стал требовать позволить позвонить жене и, в конце концов, добился звонка.

Надо ли говорить, в каком состоянии она была?..

Сказал ей, что жив. Что не били и что наверняка куда-то повезут дальше, но не знаю именно куда. Затем сняли отпечатки пальцев, сфотографировали на фоне таблички с фамилией, именем и отчеством и номером статьи. Как в кино. Но в кинолентах это иногда круто, а в жизни это ужасно...

Меня вывели из здания ФСБ и увезли в изолятор временного содержания. Там мы стояли до полуночи, мест не оказалось, поехали в сакский изолятор временного содержания... Понимаете, какая популярность в Крыму у уголовной системы?

Там меня тщательно обыскали, требовали раздеться догола, но я отказался по религиозным канонам. Возмущаясь и ругаясь, меня после этого забросили в одиночную камеру с грязным матрасом и почти коричневой простыней. Свет лампы бил в глаза и не выключался, спать было невозможно...

Добро пожаловать в российскую тюрьму...