Туды и сюды без воды…

Валентина Самар, ZN.UA

Очередное явление Путина в Крыму, кроме подпитки глубокого удовлетворения коллаборантов и искренне любящих Россию как Родину, привнесло в повестку дня вожаков двух "федеральных образований" большую и не только головную боль. С водой, электроэнергией и всем, что на них завязано, придется потерпеть. Еще годиков два-три. Гарантийный срок — только слова ВВП, и те явно путанные.

Три жизненно-необходимых якоря, которые при любых обстоятельствах должны были удерживать Крым в украинском поле, — вода, электроэнергия и продовольствие — были известны задолго до начала реализации сумасбродных планов нынешнего хозяина Кремля. И то, что ранее, вопреки не просто наседанию множества советчиков-"империалистов", но и решениям Госдумы о денонсации Беловежских соглашений или "возвращении" Севастополя, не давался ход соблазну взрыва патриотической популярности, говорит и о том, что в прежние времена во власти России еще было кому просчитывать именно экономическую целесообразность политических рисков. Но первичное и вторичное накопление капитала при ценах на нефть 100 долл.+, в сочетании с геббельсовскими технологиями удержания народа в состоянии экзальтированной гордости несвободой и обнищанием, в ситуации европейской расслабленности и американских экспериментов с "перезагрузкой", привело к легко объясняемому психологами (и психиатрами) результату.

vladimir_putin_mikrofon

Владимира понесло. Инсайдерскую информацию ZN.UA о том, что Владимир Путин, принимая решение об аннексии Крыма, не принимал в расчет, сколько в нем пенсионеров, и сколько, на самом деле, будет стоить простое "поддержание штанов", не говоря уже о выполнении его обещаний залить сакральный Крым бюджетными инвестициями и вывести в разряд мировых курортов, в прошлом году подтвердила министр финансов РФ. Деваться уже было некуда — Крым стал новым, куда мощным в сравнении с Чечней, пылесосом. Сакральным вдвойне — самые крупные затраты пошли на подряды строительства мега-проектов друзьями президента. Начиная от мелких газотурбинных подстанций и заканчивая мостом через Керченский пролив. До сих пор строится только технологический, "капитальные" остовы будущего перехода пока возвели лишь на узкой полоске острова Тузла, но денег нет — и компания Ротенбергов, паля в прессе миллиарды затрат, выбивает из бюджета авансы на продолжение авантюры. Но сказкой про мост, как кнопку для разрешения многих проблем, можно кормить народ еще много лет — она давно легендирована, а дорогие 3D-ролики виртуальных свершений с вдохновляющей музыкальной подстилкой, которые выбрасываются в сеть регулярно, способны вызывать и слезы, и слюни у жаждущих грядущих улучшений жизни в Крыму. А она пока что неумолимо-аналоговая и вызывает смех и недоумение у тех, кто оперирует цифрами и профессиональными расчетами.

Да и любой школьник вам скажет, что увеличить объем потребления электроэнергии можно только при условии увеличения ее генерации. И если на Кубани, откуда она должна была проистекать, увеличения ее производства нет (очередной блок Ростовской АЭС запланирован к введению в эксплуатацию в 2017-м) — то нечего и перекачивать по "энергомосту" в Крым. Поэтому, сильно путаясь в словах, президент Путин все же вынужден был признать, что никакого перетока с материка РФ ждать не надо, а вся надежда — только на увеличение собственно крымской генерации. А она возможна будет после окончания строительства двух ТЭС. Которые, согласно проекту, встанут в строй лишь благодаря поставке турбин производства компании Siemens. Но санкции ЕС напрочь блокируют этот проект.
Хитринка россиян состояла в том, чтобы оформить поставку турбин с совместного предприятия не на подсанкционный для передачи таких технологий Крым, а на станции на Таманском полуострове России, "который отделен от Крыма проливом". Но засветка аферы в СМИ положила конец этим планам.

В итоге, как можем судить по словам Путина, России предстоит до конца года проложить по дну Керченского пролива еще один "мост" (газовый) — трубу для строящихся в Симферополе и Севастополе ТЭС. Которые, непонятно на каких турбинах (учитывая заверения Siemens в ненарушении санкций ЕС), увеличат внутреннюю генерацию.

"В конце этого года в Крым должна прийти магистральная газовая труба. Собственно говоря, с этого момента и начнется настоящая полноценная газификация и электроснабжение уже от собственной генерации, будет первичный источник — газ. Вы знаете, что мы планировали и уже осуществляем строительство электростанций, вот как раз, в том числе, на этом газе. Так что с этого момента начнется действительно реальная стабильная, что называется, на вырост газификация и энергообеспечение всего полуострова, включая и Севастополь".

И вот после этого, как уверял Путин, в Крыму "будет уже, честно говоря, другая жизнь, имея в виду возможности, в том числе и развития других отраслей". Других отраслей — это и о технологиях опреснения воды, невозможных сейчас из-за энергозатратности процесса. А потом — и развитие курортов, которое связано с энергообеспечением. "И это будет сделано на вырост с будущим ростом потребления", — обещал Путин.

Итак, нерешенная проблема энергообеспечения упирается в другую — дефицит пресной воды. О том, что альтернативы днепровской воде по Северо-Крымскому каналу, дающему Крыму до 1 млрд кубометров воды в год, обеспечивая орошение в зоне рискованного земледелия, нет — говорили публично многие специалисты в Крыму и до, и сразу же после аннексии полуострова. А также год спустя — на фоне шапкозакидательских заявлений главы "правительства" Аксенова о том, что водная проблема решена, что бурятся скважины, перебрасываются русла рек, что "бойцы Шойгу" приведены в состояние повышенной боевой и прокладывают трубы на восток...
Проблемы остаются, и Владимиру Путину все сложнее находить слова для убеждения в их скором разрешении. Тем более что до него об этом говорили российские чиновники. Министр природных ресурсов и экологии РФ Сергей Донской в октябре сообщал, что ситуация с водоснабжением Крыма "объективно немножко хуже, чем в прошлом году". Что для гибкого перераспределения водных ресурсов надо строить трубопроводы, а местным властям — ужесточить контроль за потреблением воды. "Вода сейчас — на вес золота, и, соответственно, с ней необходимо обходиться таким же образом", поучал московский министр крымских.

Напомню, что через Северо-Крымский канал (СКК) обеспечивалось 85% потребностей Крыма в пресной воде. И закрыть этот дефицит, возникший после отказа Киева открыть днепровской воде ход по каналу на Крым после его оккупации весной 2014 г., и два с половиной года спустя Москва не может. Для частичного противодействия блэкауту, после прекращения поставок электроэнергии с материка Украины на полуостров в 2015-м, можно было завезти тысячи генераторов, включая очень мощные, которые доправлялись "Русланами" с Дальнего Востока РФ. Для покрытия дефицита качественных и недорогих украинских продуктов питания — завалить рынок низкопробной, хоть и более дорогой российской продукцией. Но без воды, как говорится, "и ни туды, и ни сюды".
"Федеральные органы власти и региональные эту проблему должны решить и обязательно решат, Россия в состоянии решить этот вопрос и мы решим его", продолжает убеждать Владимир Путин . И называет новые сроки, до которых надо потерпеть — до 2020-го. — "С 2015-го по 2020-й в ФЦП по развитию Крыма и Севастополя планируется выделить еще свыше 40 млрд рублей".

И все, что ему остается сказать про решаемость проблемы, — это то, что она уже "не стоит так остро, как в 2014-м". И сказать очень путано: "В целом острота проблемы, особенно острота, связанная с питьевой водой, она в целом снята. Именно острота, проблема в целом еще не решена, но острота снята".

Надо сказать, что изначально, в 2014-м, оккупанты пытались решить проблему пуска воды по Северо-Крымскому каналу "по понятиям". Тогда, по словам замглавы АП и.о. президента Андрея Сенченко, который весной 2014-го и настоял на невозобновлении пуска воды по СКК, ходоками из Симферополя предлагалась взятка в 20 млн долл. И желающие на нее в Кабмине были — пока он не засветил информацию в СМИ. Недавно "водные" ходоки из Крыма появились вновь.

"Сегодня цена вопроса, как понимаете, совсем другая — тогда в России только прогнозно могли рассчитать сумму убытков от проблемы. Теперь она стала явной. И я хочу предупредить всех, кто может сегодня повестись на тему "гуманитарной катастрофы", которую якобы несет непоставка днепровской воды в Крым. Мы следим за руками чиновников, поэтому продать сегодня этот важный инструмент влияния на страну-агрессора, в ситуации нарастающих репрессий против граждан Украины в Крыму, никому не удастся", — говорит Андрей Сенченко.

По его словам, спекуляции на гуманитарной катастрофе, которую якобы несет решение Украины о прекращении поставок на оккупированную РФ территорию крымского полуострова днепровской воды по СКК, не имеют под собой никакой фактажной основы.

"Крым спокойно жил и до строительства Северо-Крымского канала. Но тогда там не было такой промышленной и военной составляющей. Но и когда она была, и СКК существовал — случались особо засушливые годы, как помню, в 80-х, когда в Севастополь танкерами доставляли воду. По Женевской конвенции ООН обязанность обеспечения оккупированной территории жизненно необходимыми ресурсами полностью лежит на стране-оккупанте. Пусть обеспечивают. Наша задача — заставить оккупанта платить за захват Крыма как можно дороже. И это мы сейчас наблюдаем, поэтому решение было правильным", — говорит Андрей Сенченко.

Острота проблемы усилила "аргументы" со стороны временного запоребрика. По пабликам и крымским СМИ прокатилась волна сообщений о возможном переселении людей из особо страдающих от нехватки воды северных регионов Крыма.

Бывший советник "вице-премьера" Крыма Шеремета (ближайший соратник С.Аксенова) Владимир Гарначук, в последнее время публикующий критические заметки по поводу крымского бытия, в своем блоге на "Эхо Москвы" приводит ужасающие данные о дефиците воды в Крыму после прекращения поставок воды по СКК.

"В связи с тем, что земли перестали проливать, УЖЕ началось капиллярное засоление почв. Это дало синергетический эффект, засоление почв, особенно в северном Крыму, начало расти быстрыми темпами. Уже через два года, по словам специалистов, север и центр Крыма превратятся вначале в солончаковые пятна, затем они сольются и полностью убьют сельское хозяйство, Крым деградирует на уровень 1946 г. Но при этом в Крыму очень много людей живет именно в степном Крыму. И без днепровской воды эти поселения обречены".

Итог будет один, резюмирует Гарначук — "надо переселять людей и обеспечивать их работой в других регионах страны. И чем скорее это начнут озвучивать, тем быстрее люди поймут масштаб проблем и смогут безболезненно поменять место работы и жизни".

Ключевое в этом сценарии апокалипсиса (вызванного нерешением проблемы страной-оккупантом) — переселение людей из северного Крыма. И не в другие районы полуострова, а "в другие регионы страны", то есть в понимании "героя крымской весны" Гарначука — другие регионы России. Таким образом, речь идет о легализации уже вполне наметившейся политики РФ по смене структуры населения оккупированного Крыма. Политики, унаследованной от царской России времен первой аннексии Крыма, когда из него было выдавлено сотни тысяч крымских татар, лишенных земель и преследуемых по религиозному признаку. Политики наших дней, состоящей в преследовании членов Меджлиса крымскотатарского народа, мусульман, активистов-украинцев и независимых СМИ. Но теперь уже к выдавливанию из Крыма предлагается все население "обезвоженных" районов — по "благовидному" предлогу спасения его от "гуманитарной катастрофы".

С Россией сегодня воюет немало крымчан. И кадровых военных, сохранивших верность присяге народу Украины, и героических добровольцев, имена которых мы по-прежнему прячем за позывными. У многих из них есть родные в Крыму. Поэтому, возможно, никто из них не хочет возвращения Крыма силовым путем. Другим, бескровным, видится именно путь экономических санкций и ресурсных ограничений. Наши люди поймут и перетерпят. Чужие — понаехавшие — должны уйти.

Официальная статистика миграции в Крым/из Крыма, как и других позиций социально-экономического состояния оккупированного полуострова, не дает реальной картины для анализа. По данным Крымстата, население АР Крым уменьшилось по сравнению с 2014 г. А жители Симферополя говорят, что, по их наблюдениям, население города выросло как минимум вдвое. Желающие из российской глубинки купить дома/квартиры в Симферополе явочным порядком обходят улицы и квартиры, не говоря уже об объявлениях в Интернете. Оттуда же известно, что в программах регионов появилась статья о компенсации покупки жилья в Крыму. В городе многочасовые пробки, которых не было раньше, а в выходные припарковаться в районе мега-маркетов вообще невозможно. Исследования, которые проводятся в Крыму ранее неизвестными социологическими центрами, как, например, ассоциацией "Открытое мнение", вводят в обиход понятие "коренных жителей" Крыма в противовес коренным народам Крыма — крымским татарам, крымчакам и караимам, обладающим правом на самоопределение в соответствии с нормами международного права. По этой новой методе "коренными" жителями, теми, кто родился и прожил в Крыму большую часть жизни, являются именно этнические русские. А из крымских татар среди "коренных" всего 23%. Новая реальность, которая уже внедряется в умы. Но вода — первичнее.

Источник: ZN.UA