Правозащитница рассказала о страхах крымчан

В оккупированном Россией Крыму люди боятся высказывать собственное мнение, показывать проукраинскую позицию и критиковать президента РФ Владимира Путина.

Об этом координатор Крымской правозащитной группы Ольга Скрипник рассказала в интервью «Главреду», передает Центр журналистских расследований.

«Местные власти и Россия блокируют много объективной информации, вместо нее выпускают пропаганду, ложь. Люди живут по-разному. Когда общаешься с оставшимися там местными, первое, что люди отмечают, уровень человеческой злобы и агрессии очень сильно возрос. Даже те, кто был за Россию (а такая категория, бесспорно, была), во многом разочарованы. Они думали, что все останется по-прежнему, только зарплаты будут выше. Признаться в своих собственных ошибках сейчас не могут», — говорит правозащитница.

По ее словам, люди стали более замкнутыми: «Не только же Путина критиковать нельзя. Те люди, которые застали Советский Союз, проводят параллели, говорят, как смешно, мы как будто попали на съемки старого советского фильма — разговоры исключительно на кухне напоминают тоталитарный режим».

«Еще один момент — экономический. У многих был небольшой бизнес, связанный с иностранными компаниями, который они потеряли. Конечно, достаток таких людей упал. Разумеется, тяжело тем, кто непосредственно столкнулся с репрессиями. Например, члены семьи Костенко (Александру Костенко в Крыму суд назначил четыре года и два месяца тюремного заключения за то, что он якобы 18 февраля 2014 года в Киеве нанес телесные повреждения сотруднику крымского спецподразделения «Беркут». — Ред.) ходят на работу, живут среди соседей, но говорят, что чувствуют взгляды людей — на них смотрят как на предателей. Хотя на самом деле это честные люди, которые сказали о своих взглядах. Помимо того, что сын находится в тюрьме по сфабрикованному делу, преследовали его брата — на него открыли дело за то, что показал неприличный жест судье, когда тот выносил абсолютно незаконное решение. В результате брату Костенко присудили штраф в размере 60 тысяч рублей (около 24 тыс. грн — Ред.). Для семьи, которая осталась без старшего сына и без отца, это большая сумма», — подчеркнула координатор Крымской правозащитной группы.

«Может, кто-то и нажился в сложившейся ситуации. Я имею в виду тех, кто у верхушки власти. Но и они понимают, что в уязвимом положении. Простой пример: Крым присоединили к Южному федеральному округу, показав местным главарям, что теперь решают не они. Другой пример — разборки с землей «Артека» в Гурзуфе. Там хотят забрать часть городского пляжа и часть пляжа лагеря. Московские чиновники заявили о некой реконструкции, а по факту просто забирают пляж и несколько территорий, где проживают люди в обычных многоквартирных домах. Люди пытались высказаться против, их разогнали, журналистов, которые снимали все это, стали преследовать и запугивать», — продолжает правозащитница.

«И это четкий пример: Москва дала два года местным главарям, те покрасовались, а теперь будет по-другому. Сейчас начинается засилье российских чиновников, командированных из других регионов, которые совершенно не знают и не хотят знать крымскую специфику. Так что теперь каждого местного могут сместить в любой момент. И такие примеры в Крыму уже были, когда министров отправляли в отставки. Поэтому во многом атмосфера страха, недоверия присутствует. К этому можно добавить и снижение уровня социальной защищенности», — резюмировала Ольга Скрипник.

Добавить комментарий