Как работают санкции: сельское хозяйство в Крыму (часть 1)

Андрей Яницкий, специально для Центра журналистских расследований

Агросектор Крыма до российской аннексии играл значимую роль в экономике полуострова, но не основную. Он работал в основном на внутриукраинский рынок в условиях жесткой конкуренции с производителями других регионов страны.

После захвата Крыма Россией в 2014 году сельское хозяйство неожиданно стало самой заметной отраслью экономики полуострова  - на фоне деградации других отраслей.

Однако водная и торговая блокада со стороны Киева, блэкаут, нестабильная работа Керченской паромной переправы, а также санкции развитых стран, введенные за незаконную аннексию АР Крым и Севастополя, заставили местных аграриев менять специализацию и взвинчивать цены на свою продукцию на внутреннем рынке.

Сегодня сельское хозяйство Крыма развивается благодаря допингу российских дотаций, госзакупкам и продовольственным антисанкциям, которые убивают конкуренцию. Все это выгодно «новым русским» чиновникам, которые контролируют денежные потоки и изымают или закрывают глаза на поставки европейских продуктов в Крым. Но простые граждане пока что получают только высокие цены, скудный выбор и низкое качество продуктов питания.

Ситуация в секторе до и после захвата Крыма. Общая картина

Сельское хозяйство Крыма в 2013 году составляло около 10% всего валового регионального продукта, по данным украинского Госстата. Большее значение имели промышленность (16%), к которой относится и зависимый от агросектора пищепром, и торговля (13%), в том числе сельхозтоварами. То есть агросектор играл значимую, заметную роль в экономике полуострова, но все же не основную.

Под сельхозугодья предназначалось почти 1,8 млн гектаров земли (общая площадь Крыма чуть менее 2,7 млн гектаров). Но засевались всего 0,75 млн гектаров, часть пашни оставалась в простое, только 130 тысяч гектаров орошались (в советское время орошались до 400 тысяч гектаров). 70% необходимой для сельского хозяйства воды в 2013 году поступало в Крым через Северо-Крымский канал из Херсонской области по данным Минагрополитики Украины.

В 2014 году прирост сельхозпродукции составил всего 0,7%. С одной стороны, рост мог бы быть куда выше, ведь Россия вливала в этом году огромные средства в Крым, а годом раньше был один из самых низких за последние годы урожай зерновых, то есть была удачная для сравнения статистическая база. С другой стороны, сама принудительная перестройка сельского хозяйства с украинских рельс на российские и водная блокада (о ней подробнее ниже) не могли не сказаться на урожаях.

В 2015 году производство сельхозпродукции сократилось на 13,4%, несмотря на российские дотации.

Интересно, что одновременно в 2014 году (более свежих данных по структуре валового продукта крымская статистика не дает) выросла роль сельского хозяйства в экономике Крыма, то есть другие сферы экономики или не росли вовсе, или сокращались.

В 2014 году на сельское хозяйство приходилось уже 21,9% валового продукта Крыма, на втором месте с долей 17,1% оказалась торговля, на третьем с 10,7% — здравоохранение и соцуслуги. Промышленность (добывающая и обрабатывающая) суммарно не набирает и 8%, хотя при украинских властях это была первая по значимости сфера экономики. Финансы давали ноль, недвижимость 3,2%, отели и рестораны — 1,8%.

Остров вместо полуострова: санкции и другие ограничения

Первые проблемы крымчане почувствовали сразу же после российского вторжения. Самозванные власти полуострова соорудили границы на выезде из Крыма, чем превратили его из полуострова в остров.

Летом 2014 года автомобили с продовольствием не могли попасть на полуостров с материковой Украины без прохождения российского санконтроля. Украинские поставщики к этому не были готовы, из-за чего на полуострове ощущались перебои с поставками продуктов, особенно в крупные сети. Именно тогда соцсети наполнились фотографиями пустющих магазинных полок.

Впрочем, Россия быстро наладила поставки продуктов через Керченскую паромную переправу, а сноровистые украинские дельцы также начали ввозить продукты из Херсонской области уже с учетом российских требований.

20 сентября 2015 года украинские активисты с молчаливого согласия центральных властей блокировали поставки украинских товаров на полуостров, а 16 декабря 2015 года товарную блокаду узаконил своим решением Кабмин Украины.

Одновременно с этим после захвата Крыма Россией санкции разного уровня жесткости против страны-агрессора и оккупированного полуострова ввели США, страны ЕС, Япония, Канада, Австралия, Норвегия и другие страны. Пострадавшая от агрессии Украина присоединилась к санкциям ЕС, а после вступления в силу принятого закона “О санкциях” ввела свои ограничительные меры, в том числе, в отношении юрлиц аграрного сектора.  

В частности, общими для санкционных списков западных стран и Украины с 2014 года являются следующие компании, имеющие отношение к агросектору, переработке и транспортировке агропродукции через порты:

Винодельческие госпредприятия:

  • Азовский ликеро-водочный завод
  • НПАО «Массандра»,
  • завод шампанских вин «Новый Свет»,
  • Институт винограда и вина «Магарач»

Позже эти санкции продлевались, сейчас действуют до 15 марта 2017 год

Крымские порты - госпредприятия::

  • Керченский морской торговый порт
  • Севастопольский морской торговый порт
  • Евпаторийский морской торговый порт
  • Ялтинский торговый порт
  • Керченская паромная переправа,
  • коммерческие порты Евпатории, Феодосии, Керчи, Севастополя и Ялты.

Позже эти санкции продлевались несколько раз, сейчас продлены до 23 июня 2017 года

18 декабря 2014 года Совет Евросоюза утвердил новые санкции: запретил европейским компаниям  покупать и финансировать компании в Крыму, оказывать туристические услуги, а также поставлять ряд технологий и товаров. Был введен запрет на покупку недвижимости и предприятий в Крыму, финансирование крымских компаний и предоставление связанных с этим услуг, оказание туристических услуг в Крыму (кроме чрезвычайных ситуаций).

20 декабря 2014 года президент США Барак Обама  подписал указ, которым запретил экспорт товаров, услуг, технологий в Крым и их импорт с полуострова. Также под запрет попали инвестиции американских компаний в Крым, министру финансов предоставлено право накладывать санкции на компании, которые работают в Крыму.

По мнению экспертов, по сельскому хозяйству полуострова ударили прежде всего санкции, ограничивающие импорт и экспорт товаров из Крыма, использование портов полуострова, запрет на инвестиции. Также по всем отраслям экономики Крыма ударили санкции в финансовой сфере (невозможность получения кредитов для бизнеса, денежные переводы и проч.).

То есть, Крым из полуострова уже к концу 2015 года превратился в экономический остров, связанный с российской “большой землей” только морской переправой, которая, к тому же, регулярно останавливает работу из-за шторма. Возможно, если мост между Крымом и российской Кубанью все-таки будет достроен, ситуация с ввозом и вывозом товаров сельского хозяйства изменится. Но на сегодня санкции и украинская торговая блокада сделали Крым зависимым от поставок многих продуктов с российского материка.

20 сентября 2015 года, начало гражданской блокады Крыма. Фото: Богдан Кутепов

Если с зерном и, как следствие, с мукой и хлебобулочными изделиями проблем нет, то производство молокопродуктов в 2016 году сократилось почти на треть. Упало производство круп на 23%, говядины — сразу на 83,4%, мяса птицы — на 13,6%. Выросло, правда, производство свинины на 10,7% и почти на треть производство колбас, но это можно объяснить массовым забоем свиней на фоне распространения на полуострове атипичной чумы свиней.

Кроме того, качество произведенных в Крыму колбас вызывает вопросы. Активисты правозащитной организации «20 февраля» в марте 2016 года нашли в крымской колбасе конину и сою помимо обозначенных в рецептуре говядины, свинины и птицы. Руководитель организации, экс-министр курортов Крыма Александр Лиев, допустил, что для изготовления колбас используется дешевая замороженная конина из продзапасов СССР.

В так называемом министерстве сельского хозяйства Крыма признают, что полуостров зависим от поставок говядины, молока-сырья, подсолнечного масла и рисовой крупы.

«На снижение показателей производства повлияли такие факторы, как недостаток сельскохозяйственного сырья с определенными качественными характеристиками, моральный и физический износ оборудования, недостаток производственных мощностей по отдельным видам переработки, дефицит холодильных складов, невысокий уровень конкурентоспособности крымских производителей, а также отсутствие свободных финансовых средств, дороговизна и сложность получения кредитов, неразвитая инфраструктура хранения, транспортировки и логистики товародвижения пищевой продукции», - обозначил проблемы в пищепроме «министр» сельского хозяйства полуострова Андрей Рюмшин.

Заметим, практически все перечисленные проблемы связаны с введенными международным сообществом санкциями и ограничениями поставок со стороны Украины.

В марте 2015 года российский фонд «Национальная энергетическая безопасность» опубликовал занимательный 70-страничный доклад об экономической ситуации в Крыму.

Отдельный раздел доклада посвящен ситуации в сельском хозяйстве полуострова. Несмотря на то, что авторы предсказуемо назвали виновником всех бед в «депрессивном» агропромышленном комплексе украинские власти, а не российскую аннексию, отдельные тезисы доклада заслуживают внимания.

Помимо уже озвученных выше проблем авторы говорят о плачевной ситуации в материально-техническом обеспечении сельского хозяйства. До аннексии Крым ежегодно привлекал 700 комбайнов с материковой Украины для уборки урожая. Мощностей для хранения всего собранного урожая зерна и его переработки в Крыму также недостаточно, ведь при украинских властях зерно экспортировалось через крымские порты или продавалось внутри страны и необходимости в хранении больших объемов зерна попросту не было. Россия пытается решить эту проблему через госпрограмму по агролизингу, поставив на полуостров за 2014-2015 годы техники на сумму свыше 2 млрд рублей.

Тракторы, поставленные в Крым Россией через госпрограмму по агролизингу, июль 2015 года

Другая проблема сельского хозяйства Крыма — низкий уровень развития селекции и семеноводства, что делает отрасль зависимой от иностранных поставок. Россия на 50% субсидирует закупку семян, в 2016 году на это было потрачено 50 млн рублей.

Эти и другие расходы РФ на поддержание сельского хозяйства полуострова значительно увеличивают цену аннексии Крыма, что, собственно и является главной задачей введенных санкций. Но самая затратная статья, сумма которой со временем будет только увеличиваться, касается проблемы нерешаемой - обеспечения водой для нужд аграрного сектора.

Нехватка воды и блэкаут

Помимо проблем с логистикой из-за действий россиян и западных санкций крымские аграрии получили болезненный удар от украинских властей.

Самозванные власти Крыма не смогли договориться с Госводагентством Украины о поставках воды для орошения с материка по Северо-Крымскому каналу (СКК). В результате в апреле 2014 года украинские власти перекрыли поставку воды в Крым по СКК, а в мае 2014 начали сооружать дамбу в русле канала в Херсонской области примерно в 15 км от полуострова.

Временная дамба на Северо-Крымском канале, весна 2015 года

В результате площадь орошаемых земель на полуострове, по данным "правительства" Крыма,  сократилась в 10 раз -  со 130 тысяч гектаров до февраля 2014 г. до 13 тысяч гектаров в 2016 году. Потери из-за отсутствия воды они оценили в 14 млрд рублей в год. А вопрос водной блокады оказался настолько болезненным, что Россия поднимала его на заседании Совбеза ООН в ноябре 2016 года.

Нехватка воды заставила крымских аграриев полностью отказаться от выращивания влаголюбивых культур — риса, кукурузы и сои. Сократилось выращивание гороха. Высвободившуюся землю используют для выращивания засухоустройчивых зерновых культур. Также временные крымские власти внедряют капельное орошение для многолетних культур, чтобы экономить дефицитную воду. Чтобы стимулировать аграриев строить системы орошения, с 2017 года обещают компенсировать 50-70% затрат из федерального бюджета.

Отдельно стоит упомянуть о сложностях для сельского хозяйства (прежде всего для животноводства, производства молокопродуктов, замороженных продуктов питания) из-за прекращения поставок электроэнергии из материковой Украины с конца 2015 года. Как и в случае с торговой блокадой Крыма, энергоблокаду путем подрыва опоры ЛЭП начали радикально настроенные участники Гражданской блокады Крыма.

Позже официальные власти Украины восстановили линии электропередач и согласились поставлять электроэнергию на полуостров с 2016 года при условии, что Крым в контракте будет четко обозначен как украинская территория. Власти России ответили ожидаемым отказом и форсированно начали строить так называемый энергомост. Несмотря на запуск "энергомоста" (четыре кабельные цепи по дну Керченского пролива) лично Владимиром Путиным, стабильное энергообеспечения Крыма до сих пор не достигнуто. Для этого необходимо ввести в строй на полуострове две ТЭС, однако из-за санкций турбины Сименс для них не были поставлены.

Блэкаут, как и торговая блокада, лишившая поставок сырья, стал одной из причин закрытия крупнейшего на полуострове производителя молочной продукции — компании «Крыммолоко». В целом же за 2016 год производство обработанного молока сократилось на 27,7% до 10,8 тыс. тонн. На 30-40% снизилось производство молокопродуктов: кефира, ряженки, сливочного масла. Зато выросло, по данным Крымстата, производство вин, коньяков, минеральной воды и копченой рыбы.

Винный Крым

В санкционные списки попали только незаконно экспроприированные оккупантами государственные винодельческие предприятия, другие известные винные торговые марки Крыма попали под ограничения наравне с другими и вынуждено искали схемы сохранения активов и рынка. Например, директор торгового дома «Инкерман» Анна Горкун пояснила, что предприятие разделило свой бизнес на две части — крымскую и материковую украинскую. И эти части друг с другом не взаимодействуют.

«По законодательству Украины у нас нет возможности взаимодействовать с родным крымским активом, куда акционерами было вложено более EUR40 млн инвестиций. Более 2000 наших сотрудников также осталось в Крыму. Понятно, что мы в ответе и за свое детище, и инвестиции акционеров, и за рабочий коллектив. Поэтому завод в Крыму продолжает работать и реализовывает свою продукцию на полуострове, в России и Китае. Он не является ни контрагентом, ни собственностью компании в Украине и остается отдельной структурной единицей в холдинге», - пояснила Горкун.

Агрофирма «Золотая балка» под Севастополем сменила владельца и тоже не попала под санкции. Украинский бизнесмен Петр Устенко продал компанию российскому бизнесмену Артему Зуеву, под контроль которого перешли завод и 1,4 тысяч гектаров виноградников.

Другое дело захваченные россиянами бывшие украинские «Магарач», «Массандра» и «Новый Свет», против которых и были введены санкции. Интересно, что после аннексии эти и другие де-юре украинские компании и особо ценные земли начали быстро дрейфовать в частные руки, причем, высокопоставленных в России людей. Как выяснил Центр журналистских расследований», участок земли «Массандры», завод «Коктебель», виноградники «Магарача» и санаторий «Форос» отошли компаниям, связанным с российскими олигархом Алекперовым, родственником главы Госдумы Нарышкина и кланом Шаймиевых.

Отдельная история - разбазаривание коллекции «Массандры», к которому приложился лично президент России Владимир Путин. Он пригласил своего итальянского друга Сильвио Берлускони в подвалы «Массандры», где дегустировали 240-летний Херес де- ля-Фронтера. А позже это вино списали по цене в... 44 рубля. При том, что в 2001 году бутылка вина из этой коллекции была продана на аукционе Сотбис за 50 тыс. долларов.

Сегодня владельцами виноградников на полуострове становятся известные и влиятельные россияне. Они получают компенсации из российского бюджета на закладку новых коллекций. Но легально торговать таким вином в Европе или США они не могут. И не только из-за санкций. Самые известные крымские бренды принадлежат Украине.

Спецпроект "Бизнес на два фронта и в обход санкций" осуществляется ОО "Информационный пресс-центр" и ИА "Центр журналистских расследований" при поддержке  Института по освещению войны и мира (IWPR, Institute for War & Peace Reporting).

Добавить комментарий