Как работают санкции: сельское хозяйство Крыма (часть 2)

Андрей Яницкий, специально для Центра журналистских расследований

"Центр журналистских расследований" продолжает публикацию материалов спецпроекта "Бизнес на два фронта и в обход санкций". Сегодня предлагаем вашему вниманию вторую часть исследования Андрея Яницкого о влиянии западных санкций на аграрный сектор оккупированного Крыма (с первой частью можно ознакомиться здесь). Но значительное влияние на состояние продовольственного рынка полуострова оказали и введенные РФ в отместку антисанкции - ограничение импорта продуктов питания из Европы и США. Качество российских же товаров сельхозпроизводства хорошо иллюстрируют данные "Россельхознадзора": в 2016 году в 45% отобранных пробах мясной продукции и 22,5% пробах  молочной продукции являются фальсификатом. Пробы отбирались в детских садах и школах.  

Санкции и антисанкции

Возможно, санкции западных стран и введенные затем Россией антисанкции (запрет на импорт продовольствия из ЕС, США, Норвегии, Канады и Австралии и других стран) оказались разорительными для российского бюджета. Но они точно порадовали крымских чиновников, которые практически лишились конкуренции со стороны импортеров.

Однако санкционные товары все же каким-то образом все же просачиваются на крымский рынок. В августе 2016 года на симферопольском рынке «Привоз» инспекторы Россельхознадзора выявили, конфисковали и уничтожили 470 килограммов польских груш. В июне точно так же в Симферополе поступили с 15 тоннами польских яблок и испанских апельсинов. В апреле в Керчи на паромной переправе нашли 40 килограммов греческой земляники и 5 тонн турецких томатов, а в в Симферополе на рынке - 500 килограммов санкционных киви, салата Айсберг, груш, капусты брокколи, томатов и перца. На админгранице с Херсонской областью российские таможенники в марте обнаружили около 250 килограммов украинской колбасы и уничтожили ее в камере высокого температурного сжигания "Инсинератор ИНСИ-400"  на глазах у «нарушителя».

В Крыму "хоронят" санкционные продукты

В Севастополе, например, санкционными продуктами торговали в магазинах «Меркурий» и «Смайл» в Гагаринском районе города. Интересно, кстати, что магазин «Меркурий», по сведениям газеты «Объектив» Людмилы Лебедевой, жены бывшего министра обороны Украины Павла Лебедева, принадлежит Людмиле Янукович. Сообщение об этом было опубликовано на сайте газеты, а затем пропало (но его все еще можно найти в архиве интернета: Громкая фамилия не спасла магазин от инспекторов Россельхознадзора, которые изъяли и уничтожили 40 килограммов санкционной продукции в магазине.

Нарушать российские антисанкции и западные санкции позволено только избранным. Например, на полках магазинов под брендами известных международных сетей «Ашан» и «Метро» появляются европейские товары. Но поступают они в Крым в обход санкционных запретов через цепочки поставщиков-посредников. Об этом подробно говорится в расследовании ReutersОказывается, крымский магазин «Метро» управляется «независимыми организациями и персоналом, которые не подпадают под требования ЕС о санкциях». А компания «Ашан» «действует в рамках действующих правил».

В самом деле, ЕС до сих пор не ввел жесткое торговое эмбарго, а действенность санкций во многом зависит от правительства той или иной европейской страны. Европейские санкции не запрещают европейским заниматься бизнесом в Крыму. Они только ограничивают инвестиции и сделки с определенными людьми и компаниями, такими как Керченская паромная переправа или морпорт Керчи.

Хотя нелегитимные крымские власти еще с марта 2015 года говорят, что европейские санкции можно обойти, каких-то заметных инвестиций из западных стран в Крым не наблюдается. Хотя в крымской прессе анонсируют время от времени тот или иной инвестиционный проект с участием европейцев. Например, в апреле 2016 года было заявление об итальянском проекте по разведению буйволов и производству моцареллы. В ноябре — о производстве вина в Крыму на итальянские деньги. А в декабре заговорили о греческом проекте по выращиванию клубники в теплицах. Но пока что все эти заявления ни к чему не привели. Похоже, европейцы готовы искать обходные пути, но нарушать санкции в открытую не решаются.

Лукавая позиция Украины

Хотя власти Украины и ввели свои санкции против российских и нескольких крымских компаний, а также под давлением наиболее активной части крымских переселенцев одобрили торговую блокаду и поставили россиянам жесткие условия по поставкам электроэнергии (или Крым в договоре украинский, или никаких поставок), позиция Украины все равно выглядит странной. 

Верховная Рада Украины еще 14 августа 2014 года приняла закон о свободной экономической зоне в Крыму, который позволил украинскому бизнесу свободно работать на полуострове. Более того, этот закон превратил крымских переселенцев в нерезидентов в собственной стране. Организации переселенцев считают его дискриминационным, поскольку он ограничивает их в правах (в первую очередь, на получение банковских услуг). С другой стороны, закон о СЭЗ помогает украинским бизнесменам сохранять  свои активы в Крыму.  По словам заслуженного экономиста АРК и эксперта Фонда "Майдан иностранных дел" Андрея Клименко, на момент принятия закона на полуострове оставались активы украинских бизнесменов и политиков Дмитрия Фирташа, Рината Ахметова, Петра Порошенко, Юрия Косюка, Олега Бахматюка, Давида Жвании, Владимира Костельмана, Игоря Баленко и других. Закон о СЭЗ в Крыму освобождает всех этих владельцев от уплаты налогов в украинский бюджет. При этом весь более-менее заметный бизнес в Крыму платит налоги в бюджет России — иначе работать не сможет.

Теплица "Крымской фруктовой компании" Юрия Косюка в Севастополе

Действие этого закона позволило превратить Крым в своеобразный торговый оффшор для поставки товаров из Украины в Россию через полуостров. И все это несмотря на вооруженный конфликт между странами. Украинские ученые Юрий Городниченко и Александр Талавера (см публикацию на VoxUkraine) подсчитали, что в Крым из Украины через сухопутные пункты пропуска только за апрель-август 2015 года выехало на 3 000 грузовиков больше, чем заехало обратно. Крым превратился в своеобразный «Бермудский треугольник», где грузовики исчезали бесследно. На самом деле они могли следовать дальше через Керченскую переправу в Россию, а обратно уже возвращаться через российско-украинскую границу. Никак иначе такую убыль грузовиков пояснить не получается.

«Центр журналистских расследований»  также много раз писал об этой ситуации (см. расследование «Крымская прорва: Куда уходят миллионы долларов из Украины» Татьяны Курмановой), отслеживая объемы и структуру товарных поставок. За восемь месяцев 2015 года из материковой Украины на полуостров вывезли товаров почти на 610 миллионов долларов США.

Нестыковки в отчетности российских и украинских таможенников говорили о еще одной махинации, связанной с поставками товаров на полуостров. По всей видимости, объемы поставок с украинской стороны искусственно завышались ради получения возмещения НДС (об этом я писал в сентябре 2015 года на LB.ua). Интересно, что Государственная фискальная служба тогда отказывалась отвечать на запрос по поводу возмещения НДС компаниям, которые вывозили товары на полуостров.

Конец этим схемам положила Гражданская блокада полуострова, которая "стимулировала" Кабинет министров к принятию постановления о запрете товарных поставок на полуостров. Тем не менее, в эфире радио «Крым.Реалии» инициатор торговой блокады Ленур Ислямов допускал, что небольшие партии украинских товаров еще могут поступать в Крым из Украины. Из Севастополя также сообщали, что во дворах многоэтажек Гагаринского района города раз-два в неделю прямо из микроавтобусов продают украинские колбасы: «Говорят, что приехали из Херсона, цены гораздо ниже магазинных». 

20 сентября 2015 года, начало гражданской блокады Крыма

Но массовых поставок украинских товаров на полуостров больше нет. Отсюда вопрос: как же там до сих пор работает украинский бизнес?

Украинский бизнес в Крыму

Речь идет о компаниях, которые хотя и имеют уже российскую регистрацию и платят налоги в российский бюджет, но принадлежат украинским гражданам. И, как правило, сохраняют и свою регистрацию в украинском госреестре. 

Таких компаний на полуострове довольно много. В первую очередь, это торговые сети. Продолжает работать, хотя и постоянно сокращается, сеть магазинов под названием “Сильпо” (магазины с таким же названием в Украине и оформлением входят в Fozzy Group Владимира Костельмана), с 2015 года сеть «АТБ» в Крыму переменила название на «ПУД», но оформление магазинов, бизнес-модель и ключевые сотрудники те же самые, ключевой владелец сети АТБ — Геннадий Буткевич. Издание «Обозреватель» провело собственное расследование, в котором нашло множество связей между сетями АТБ и ПУД. Работают и другие сети. Но ассортимент там заметно отличается от прежнего — на полках в основном российские товары или товары под привычными украинскими марками, но выпущенные на российских заводах.



Что касается агробизнеса, то здесь можно выделить всего несколько крупных компаний с украинскими бенефициарами, использующих схему компаний-клонов в юрисдикциях Украины и России.

Прежде всего это "Дружба народов.Нова" и «Крымская фруктовая компания» (КФК), которые находятся в с. Петровке Красногвардейского района, и входят в холдинг «Мироновский хлебопродукт» (МХП) Юрия Косюка, друга и бывшего первого замглавы администрации президента Украины. Несмотря на свой важный пост в администрации "киевской хунты" , Косюк продолжает контролировать свои крымские активы, а не лишился их после аннексии Крыма, как, например, олигархи и бизнесмены Игорь Коломойский, Виталий Гайдук, Сергей Тарута, Андрей Сенченко, Людмила Денисова и многие другие..

"Дружба народов.Нова" - крупнейший в Крыму производитель скота, птицы и конечной мясной продукции под ТМ "Наша ряба". По данным Центра журналистских расследований,   продукция "Дружбы народов" также поставляется из Крыма в Россию. В российском госреестре числится как АО "Дружба народов", 99,98% доли в уставном капитале которой и по украинскому реестру принадлежат компании "Рафтан холдинг Лимитед" (Кипр). 

Торговая блокада Крыма сказалась на деятельности "Дружбы народов" - корма для для птицы и инкубационное яйцо приходится поставлять в Крым в обход - через Керченский пролив, где в период осенне-зимних штормов поставки становятся нерегулярными. 

«На предприятии «Дружба народов Нова» из-за объективных сложностей с доставкой кормов и инкубационного яйца в Крым через Керченский пролив сократилось поголовье птицы, что привело к сокращению объемов выпуска готовой продукции. ..в связи с "логистическими трудностями сроки доставки инкубационного яйцаувеличились, что неминуемо отражается на его качестве. Предприятие рассчитывает решить проблему с кормами после строительства собственного комбикормового завода, которое завершится в ближайшее время», – сообщает в январе 2017 г. "министерство сельского хозяйства Крыма". 

О намерении Юрия Косюка продать свои крымские активы может свидетельствовать сообщение Федеральной антимонопольной службы (ФАС) РФ, которая в июле 2016 года дала разрешение ООО "Управляющая компания "Оптима-Финанс" (Москва) приобрести 81,9985% голосующих акций АО "Крымская фруктовая компания" и 99,977831% в уставном капитале АО "Дружба народов".

"Таким образом, "Оптима-Финанс" может увеличить свою долю в АО "Крымская фруктовая компания" до 82,0295%. "Крымская фруктовая компания" основана в апреле 2005 года, выращивает фрукты, орехи, культуры для производства напитков и пряностей. Кроме того, купив акции АО "Дружба народов", московская фирма получит 100% голосующих акций птицефабрики "Дружба народов нова" (поселок городского типа Красногвардейское, Крым), - писал "Интерфакс" 

По данным ЕГРЮЛ, УК "Оптима-Финанс" в равных долях принадлежит россиянам Борису Кантемирову и Евгению Киданову. Однако информация о том, что сделка состоялась, отсутствует.  

При этом на сайте МХП раздел «Крымской фруктовой компании» пустует, но зато на сайте КФК до сих пор значится, что эта компания с 2006 года входит в украинскую бизнес-группу. Компания работает легально по российским законам и, соответственно, платит налоги в российский бюджет. На сайте КФК размещены российские регистрационные документы.

Ни в МХП, ни в КФК не ответили на запросы автора этого материала о связи между компаниями сегодня.

 

Нельзя обойти вниманием и производителей алкоголя. До аннексии этот бизнес в АР Крым процветал. Крымская автономия имела больше экономических прав, чем рядовые украинские области. В частности, отправляла алкогольные акцизы в свой бюджет. А затем возвращала крупнейшим производителям вино-водочных изделий часть этих акцизов в виде бюджетных дотаций. Дошло до того, что в 2013 году тогдашний министр финансов АР Крым Николай Скорик назвал бюджетообразующей «Крымскую водочную компанию». Эта и еще пять компаний получили в последнем перед аннексией году почти 200 млн гривен дотаций из местного бюджета «на закупку сырья, материалов и внедрение ресурсосберегающих технологий».

Получается, что Крым при украинских властях был зоной с пониженными акцизами (их часть возвращалась плательщику, что вообще-то прямо запрещено украинскими законами) для нескольких крупных производителей алкогольной продукции. Кстати, в 2009 году украинский Кабмин собирался оштрафовать крымские власти на размер дотаций производителям алкоголя, но так и не смог этого сделать.

Таким образом, констатируем, что сложившаяся в агросекторе Крыма ситуация на руку чиновникам, которые занимаются распределением денежных потоков из Москвы и приближенным к ним агробизнесменам. Чиновники, которые контролируют поставки европейских товаров в Крым и торговлю ими на рынках и в магазинах полуострова, также в выигрыше.

Единственные пострадавшие — обычные крымчане-потребители, которые сталкиваются с сокращением ассортимента продуктов питания в магазинах и постоянным ростом цен и ухудшением качества продуктов.

Виновных же в этом государственная российская пропаганда всегда найдет, ведь выбор очень широкий — от «алчных торговцев» и «хитрых бандеровцев» до «подлого Запада».

Спецпроект "Бизнес на два фронта и в обход санкций" осуществляется ОО "Информационный пресс-центр" и ИА "Центр журналистских расследований" при поддержке  Института по освещению войны и мира (IWPR, Institute for War & Peace Reporting).

Добавить комментарий