Виталий Нахлупин: «От наших переговоров с инвесторами количество мусора не уменьшается. Нужно убирать самим»

«Вопрос национальной безопасности»
Причины нерешаемости мусорной проблемы в Крыму в целом и в столице автономии

Виталий Нахлупин

Виталий Нахлупин

Причины нерешаемости мусорной проблемы в Крыму в целом и в столице автономии в частности были предметом не одного нашего расследования, в результате которых мы вскрывали многомиллионные аферы чиновников и их подельников. Летом прошлого года, когда Симферополь задыхался под  свалками, в которые превратились  улицы города из-за того, что мусор не вывозили, мы пытались понять: насколько рационально используются средства 400 миллионного республиканского займа, призванного решить проблему управления отходами в Крыму. Прошел год. Вопросов и неутилизированного мусора стало еще больше, а вот денег – меньше, а в следующем году уже надо отдавать заемные 133 миллиона гривен. Тем временем предприятие «Чистый город» передумало строить мусороперерабатывающий комплекс, под который получило 40 гектаров земли на ул.Кубанской, и получило добро Совета министров на строительство сортировочной станции на улице генерала Васильева. 

Чем будем отдавать займ и во что нам обойдутся эти метания «Чистого города» по Симферополю,  а также чем поможет Крыму закон об особом инвестиционном режиме, принятый ВР Украины на прошлой неделе? Об этом —  в интервью председателя бюджетной комиссии ВР Крыма Виталием Нахлупиным программе «Вопрос национальной безопасности».

Виталий Германович, не знаю, поздравлять вас или высказывать сочувствие по поводу принятия в таком виде закона об особенностях осуществления инвестиционной деятельности на территории АРК, соавтором которого вы были, и на который у всех в Крыму, наверное, были большие надежды. Но между первым и вторым чтением было сделано очень много поправок, которые то ли выхолостили, то ли привели в соответствие с уже действующим законодательством этот проект. Как вы считаете?

Я думаю, что вы можете, наверное, поздравить и дать мне план, что делать дальше с этим законом. Безусловно, ничего в мире идеального не создается. И, наверное, ни один документ из украинского, российского или даже европейского законодательства, не устраивает на 100% весь социум. Я напомню, что мы начали над ним работать в 2010 году, была создана рабочая группа. Тогда, работая в Совете министров, я тоже непосредственно принимал участие. Основная идея, которая вкладывалась в закон – это, конечно же, получить льготы. Льготы, которые выражены в количественном выражении и льготы, которые базировались на налогообложении территории приоритетного развития. Естественно, мы попытались сделать его законом прямого действия и все количественные параметры в законе отразить.

И количественных параметров в этом принятом варианте практически не осталось совсем. Что осталось и что народные депутаты убрали? 

Давайте, наверное, начнем с самого главного. Большинство вопросов, которые задаются – это все-таки количественные параметры льгот инвесторам, которые придут на территорию АР Крым. Действительно, льготы, которые мы планировали, я напомню только некоторые из них, основные: это нулевой НДС при ввозе технологического оборудования и сырья, которое будет использоваться в инвестиционном проекте; это неуплата налога на прибыль в том случае, если данная прибыль реинвестируется в течении пяти лет; это отсутствие таможенных барьеров и неуплата таможенных пошлин при ввозе оборудования. Этот вопрос вызвал наибольшую дискуссию при принятии этого закона. Мы очень долго пытались услышать мнение наших оппонентов. Основной тезис их позиции я назову. Мы перешли к системе гармонизированного законодательства. И если раньше у нас Налоговый кодекс был распылен между достаточно большим количеством законов, и таможенные ставки и пошлины регулировались самыми разными законами, то попытались создать единый закон.

Это все понятно. Есть новый Налоговый кодекс, есть Таможенный кодекс. И понятно, что все остальные законы, которые принимаются, включая этот, не могут уже противоречить тому, что в них заложено. К этому нужно было быть готовыми. Что же тогда осталось в этом законе? Что вы можете предложить инвесторам?

Давайте я все-таки закончу с первым вопросом. Я напомню, что во вновь принятом законе две статьи отсылают к налогообложению, если смотреть с точки зрения налогов – к Налоговому кодексу, и при завозе оборудования – они отсылают к Таможенному кодексу. И наши последние переговоры с законодателями из Киева говорят о том, что мы, безусловно, должны дать какие-то количественные параметры, однако они могут быть описаны только в Налоговом кодексе и Таможенном кодексе.  И на сегодняшний день мы приняли закон, однако работа и переговоры по количественным льготам никто не отменял. Они сейчас идут и идут до сих пор.

Теперь по поводу вашего вопроса – что же у нас осталось. Я считаю, что на сегодняшний день в законе указаны приоритеты развития. То есть, те инвестиционные проекты или в тех отраслях, которые являются приоритетными для Крыма – это рекреация, туристическая сфера, это энергоемные и экологические технологии. Согласен с вами, что это не все. Это только один из приоритетов, который записан в стратегии до 2020 года. Нас, безусловно, интересует сельское хозяйство.

chisty_gorodВозвращаясь к мусорной теме,о которой мы говорили в программе, к проблеме, которая не решается на протяжении многих уже десятилетий в Крыму. Проблемные точки инвестклимата в Крыму мы можем увидеть и в этой истории со словацкими инвесторами, и с американцами, которые, по словам руководителей Совмина, уже почти готовы были вкладывать 500 миллионов. Ничем не закончились и эти переговоры. И дело, наверное, не только в условиях, которые законодательством оговорены, а и в той практике, суровой правде жизни, которая у нас сегодня присутствует, да?

Может быть. Но я бы дал оценку больше с точки зрения ответственности. На самом деле, что сподвигло на решение Совмина создать такое предприятие – раз, второе – использовать все-таки бюджетные деньги, которые выделяются по этому проекту? Сподвигло именно то, что, как вы сказали, в течении десятилетий эта проблема не решалась. И мы понимаем, что если мы будем вести дальше переговоры с инвесторами, к сожалению, от наших переговоров количество мусора не уменьшиться и частота его забора – тоже. Поэтому было принято решение со всей ответственностью – создать коммунальное предприятие, которое есть в сфере управления совета министров и полностью отвечает за деятельность. Я не вижу проблем.

Вижу их я, налогоплательщик. Потому что, по сути, меня вы сделали сейчас инвестором этого проекта, который не продвинулся за три года еще ни на один шаг. Сначала мы утвердили республиканский займ – 400 миллионов гривен, только один транш был размещен на 133 миллиона. Теперь мы думаем, и противоречивые комментарии идут со стороны премьера и министра финансов, который в этой истории играет особенную роль, относительно того, как мы будем отдавать эти долги.Но мы уже поменяли концепцию: мы уже не строим перерабатывающий комплекс, мы уже будем сортировочную линию закупать. (Подробнее – в материале Сергея Мокрушина «Мусорный ветер»). 

Я постараюсь очень тезисно. Первое – ничего не сделано. Проект подразумевал три транша займа по 133 миллиона гривен.  Мы первый транш разместили очень удачно. Это 14,5% годовых по взятому кредиту. По выпущенным облигациям. Мы частично его использовали. Частично средства были размещены в государственном банке – это Ощадбанк, и процентная ставка составила 15,5%.

Виталий Германович, я по-женски считаю очень быстро. Мы разместили облигации на 133 миллиона. А отдавать нам нужно, если не ошибаюсь, 170?

Ошибаетесь. Вы насчитываете на тело кредита те проценты, которые мы платим в квартальных периодах. Мы 133 миллиона заняли. Мы в течении этого периода 2011-2014 годов оплачиваем проценты. И отдавать нам такую же сумму, как мы заняли – 133 миллиона. Проценты мы все отдадим по мере того, как мы подходим к сроку окончания погашения облигаций.

Итого, общая сумма, которую мы отдаем?

Общую сумму мы сказать сейчас не можем.

Потому что мы не знаем, когда мы отдадим?

Мы знаем, когда мы отдадим. Я назову срок погашения – 22 июня 2014 года. Это не тайна. В бюджете на 2014 год мы планируем 133 миллиона отдавать, погашать облигации. Мы закончили сроки выплаты процентов, наступило время «Ч», и мы планируем эти деньги отдать. Других вариантов быть не может.

Деньги туда-сюда погуляли, комплекс, опять же, не построен, и мы в больших раздумьях, что делать…

prizvanieЯ напомню, что на закупку техники потрачено 82,5 миллионов гривен. Приобретены 26 мусоровозов, 10 моющих и подметающих машин, приобретено около 4 тысяч контейнеров. Это основные средства, которыми работает предприятие «Чистый город», которое и сегодня убирает мусор из Симферополя. И потенциальные планы – убирать мусор в Симферопольском районе. Это насчет того, что ничего не сделано. За 2,6 миллиона куплена геоинформационная система – когда, где и какой мусор собирать, и как двигаться мусоровозам с точки зрения логистики для максимальной экономии ресурсов в этом процессе. Остаток 48 миллионов. За эти деньги планируется: за 23 миллиона приобрести сортировочную линию, за 18,6 миллиона купить производственное помещение, в котором разместить эту сортировочную линию.

005У кого вы собираетесь приобретать помещение за такую сумму? Это здание на улице Генерала Васильева  – достаточно подержанное. Почему была избрана эта площадка? Причем, без учета мнения людей, которые живут в этой части города.

На самом деле, сейчас готовятся общественные слушания по данному проекту. Это, наверное, самый главный вопрос, который на сегодняшний день является в стадии решений. Мы готовим эти общественные слушания. Но мы готовим комплексно. Я думаю, что на общественных слушаниях мы должны ответить на максимальное количество вопросов громады, которые будут задавать.

Дело не в слушаниях, как таковых. Этому решению должна была предшествовать определенная работа по подсчетам. Эти грузовики, которые ежедневно и в каком-то количестве, в каком объеме-то будут двигаться в этот микрорайон, какая нагрузка будет на дороги? Какие-то просчеты делались по размещению сортировочной станции на ул.Генерала Васильева?

Да, такие просчеты делались. Мало того, мы на сегодняшний день готовим комплексное заключение Институтом Марзеева (Институт гигиены и медицинской экологии им. А.Н. Марзеева – ред.),  который входит в структуру министерства здравоохранения. Скажу так, что на сегодняшний день все санитарно-гигиенические нормы по размещению этого завода исполняются. Эти нормы касаются трех вопросов. Вопрос первый – соблюдение санитарной зоны. Не должно быть объектов на расстоянии 500 метров от завода. Вопрос второй – количество выбросов, которое мы даем в атмосферу. Санитарно-гигиенические нормы по выбросам соблюдены. И вопрос третий – сточные воды. Санстанция говорит о том, что если мы эту технологию будем использовать, то все будет в пределах нормы. Это с точки зрения закона. С точки зрения практики – это уже головная боль и забота контролирующих органов, чтобы данное предприятие эти нормы выполняло.

007

Возвращаясь к инвестиционному климату, к нашим пожеланием, чтобы сюда шли инвесторы. Сложная ситуация со словацкими инвесторами, предприятием «Симэко». Не кажется ли вам, что проще простого было бы сейчас, учитывая все негативные факторы, которые присутствовали в нерешаемости проблемы утилизации ТБО в Симферополе и регионе, и чтобы все были довольны – взять и выкупить долю словацкую для того, чтобы с полигоном был вопрос решен. И на той же площадке строить завод для того, чтобы не тратить деньги на новую площадку на улице Генерала Васильева? Не кажется ли вам, что это был бы очень остроумный и честный вариант решении проблемы?

Я не являюсь участником переговоров с «Симэко»…

А они есть?

Я не знаю. Я не являюсь участником. Но если бы эти переговоры были, я бы задал для себя несколько вопросов. Первый – готова ли компания «Симэко» получить акционера в лице государства для совместного осуществления этого проекта. С учетом всех рисков государственных, которые вы назвали.

Мы задали руководству «Симэко» этот вопрос. Они ответили положительно.

Скажите, а какова стоимость вхождения в проект?

Я не спрашивала такие вещи!

Второй вопрос – это технология «Симэко», которая сейчас используется на полигоне. Чтобы не обидеть наших партнеров, скажу так: технология, которую будем мы использовать в мусоросортировке – это технология сегодняшнего и завтрашнего дня.

Так на «Симэко» ничего не используется. Там же так и не была запущена построенная  линия — город же им землю не выделил. Вот в чем проблема. Уже мусора было в 6 раз меньше за эти два года…

Мы планируем полностью закрытый цикл с современным оборудованием. И третье, что самое важное: два партнера должны настолько идеально договориться об условиях своего взаимодействия, чтобы не совершить ошибок на дальнейшие периоды. Переговоры государства и частной компании очень сложные. Нужно спросить мнение господина Гуменюка (Валерий Гуменюк, директор КРП «Чистый город» — ред.), рассматривал ли он такое предложение или такую модель.

А вы считаете, что это решение должно приниматься на уровне Гуменюка?!

Господин Гуменюк, как представитель предприятия, должен посмотреть с точки зрения оптимизации – все ли его устраивает, если мы входим акционерами в названную вами компанию. Он генеральный директор этого предприятия, имеет штат экспертов и специалистов, которые должны все просчитать и сказать – да или нет. Предложение очень интересное. Только что лежит в его основе?

Я думаю, что вы легко получите ответы на эти вопросы, если обратитесь к словацкой стороне. Но и я, и наши телезрители очень хотели бы, Виталий Германович, чтобы мусорная проблема в конце концов была решена. И на ее примере инвесторы, и налогоплательщики, увидели бы способность нынешней крымской власти решать такие сложные проблемы. А инвесторы относились бы с доверием к правительству Крыма и приходили сюда для того, чтобы реализовывать проекты, а не для того, чтобы разочаровываться в Крыме. 

Мне бы тоже этого хотелось.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine