В Бахчисарайском дворце новый кадровый скандал

Ольга Володченко, «Центр»
1 февраля в Бахчисарайском историко-культурном заповеднике вводится новое штатное расписание. На первый взгляд -  рядовая ситуация, так как подобные процедуры проводятся при необходимости на любом предприятии. Но в нашем случае есть не одно «но»… По словам сотрудников заповедника, обратившихся в «Центр»,  директор принуждает неугодных ему сотрудников писать заявления на увольнение, а на освободившиеся места ставит своих людей: «кумовей» и бывших своих студентов, не имеющих опыта работы в музейных учреждениях. Итогом такого кадрового подхода стало появление на предприятии  альтернативного профсоюзного комитета, а в вышестоящие инстанции посыпались обращения  сотрудников с просьбой оградить их от незаконных действий директора и его команды. «Центр» попытался разобраться в происходящем и выслушал обе стороны конфликта.

1 февраля в Бахчисарайском историко-культурном заповеднике вводится новое штатное расписание. На первый взгляд —  рядовая ситуация, так как подобные процедуры проводятся при необходимости на любом предприятии. Но в нашем случае есть не одно «но»… По словам сотрудников заповедника, обратившихся в «Центр»,  директор принуждает неугодных ему сотрудников писать заявления на увольнение, а на освободившиеся места ставит своих людей: «кумовей» и бывших своих студентов, не имеющих опыта работы в музейных учреждениях. Итогом такого кадрового подхода стало появление на предприятии  альтернативного профсоюзного комитета, а в вышестоящие инстанции посыпались обращения  сотрудников с просьбой оградить их от незаконных действий директора и его команды. «Центр» попытался разобраться в происходящем и выслушал обе стороны конфликта.

Первыми, как рассказали сотрудники заповедника, в немилость попали смотрители пещерных городов. Их уже дважды за последние два месяца перебрасывали с одного объекта на другой «с целью обеспечения эффективного контроля за соблюдением установленного законом режима использования памятников культурного наследия» (приказы № 160 от  28.11.11 и № 6 от 11.01.12 года.). Все это привело к тому, что теперь людям, чтобы добраться на работу, приходится преодолевать ежедневно расстояние 30-50 километров. На оплату за проезд  ежедневно уходит  до 30 гривен, и это  при  зарплате в 1070 гривен! —  говорит  Михаил Шеремет, которого в ноябре перебросили с Эски-Кермен  на Чуфут-Кале, а в январе  — на Качи-Кальон и Тепе-Кермен.

Эски-Кермен

«Я живу возле пещерного города Эски-Кермен, там на месте. Я поднялся на гору, спустился, пообедал. А теперь мне приходится50 километровехать оттуда и я должен 30 гривен в день тратить только на дорогу», — рассказывает М.Шеремет. В таком же положении оказались и его коллеги Владимир Василенко, Иван Ткачев, Станислав  Забнин.

С какой целью людям сознательно ухудшают условия труда и делают нереальным выполнение обязанностей? Чтобы уволились сами или чтобы их уволили — убеждены смотрители. Что, кстати, и происходит. В. Василенко  и И. Ткачев уже уволены с работы 13 января. По словам В. Василенко, согласно ноябрьскому приказу до 15 января он должен был работать смотрителем на памятнике Качи-Кальон, поэтому,  когда заканчивался срок, а новых распоряжений не поступало, пошел к директору,  чтобы узнать, что ему делать дальше.

«Я спрашиваю: куда после 15 января мне идти? Да никуда,  говорит он мне, вы не пойдете.  Вы меня не устраиваете. Пишите заявление по обоюдному желанию, или у вас потом в трудовой будет плохая запись», — рассказывает Василенко. Итогом разговора стало написание заявление об увольнении с 13 января.  Почему согласился написать заявление, Василенко честно признается —  смалодушничал. «Но, придя домой, я обдумал свое решение и сложившуюся ситуацию и пришел к выводу о том, что люди – это не вещи, а Бахчисарайский заповедник – не собственность Науменко. В связи с чем, 13 января мной было подано заявление об отзыве своего ранее написанного заявления», — говорится в заявлении Василенко, поданного в прокуратуру  Бахчисарайского района.  Причиной написания заявления на имя прокурора послужил приказ об увольнении Василенко с 13 января, то есть директор отзыв заявления не признал. Сейчас Василенко  находится на больничном, но намерен добиваться восстановления на работе.

   

В еще худшем положении оказался смотритель Иван Ткачев, также уволенный с 13 января и также подавший заявление от отзыве своего предыдущего заявления, причем оба были написаны в один день.  Тем не менее, его уволили, о чем он был уведомлен 14 января телеграммой. Ткачев убежден, что руководство не имело права это делать, и  продолжает ходить на работу. «Но с 16 января2012 г. охрана пещерного города не пропускает меня  на мое рабочее место, объясняя свое поведение тем, что данное указание получено от директора заповедника Науменко В.Е.», —  поясняет он ситуацию в заявлении начальнику территориальной государственной инспекции труда в АР Крым Н. П. Святенко.

Теперь – позиция директора заповедника Валерия Науменко. Он уверен в правоте своих действий, а  кадровые перемещения, как сказал он в интервью «Центру»,  связаны со снижением доходности объектов заповедника.

Ханский Дворец

«По-прежнему основной доход – это Чуфут-кале и Ханский дворец. Был какой-то всплеск на Пещерных городах, но потом, собственно говоря, доходность упала и это в какой-то степени… Если вас интересуют кадровые вопросы, то они связаны и с этим вопросом», — говорит В.Науменко и здесь с ним сложно согласиться.

Буквально в начале октября на заседании рабочей группы по анализу состояния и эффективности использования объектов культурного наследия  подводились итоги работы республиканских музеев и заповедников за восемь  месяцев. И теперь уже экс-вице-премьер Крыма Екатерина Юрченко в заслугу руководства Бахчисарайского заповедника ставила именно увеличение поступлений не от Ханского дворца, а от объектов, которые ранее никогда не давали хороших доходов. Она назвала это своеобразным рекордом Бахчисарайского заповедника, подчеркнув увеличение потока посетителей и доходов практически в два раза. Причем,  увеличение доходов в Бахчисарайском историко-культурном заповеднике вице-премьер связывала  с легализацией доходов: «Это в первую очередь легализация. Во всем.. Везде.  Думаю, коллеги согласятся. Результат – это легализация доходов».

Чуфут-Кале

Об этом говорят и сами смотрители, считая, что в увеличении доходов есть и их заслуга. «В мои функции на Чуфут-Кале входит следить за порядком, чтобы костры не разжигали, памятники не курочили. Деньгами занимается бухгалтерия. Мы следили, чтобы чеки пробивались, и никто без билета не проходил», — рассказывает о своих обязанностях Василенко. Кстати, у руководства заповедника тоже нет фактов, подтверждающих, мягко скажем, нечестность смотрителей.

«А как Вы это проверите? Это трудно проверить», — удивился вопросу корреспондента «Центра» Валерий Науменко.

«Ну, а как же в таком случае можно заподозрить человека?» – удивился в ответ автор.

«Если вы видите, что в течение месяца заработок заповедника в сравнении с прошлым годом падает до 30-40%, наверное, появятся  сомнения в честности данного человека»…

«Засомневаться можно в чем угодно…. Тогда и директора можно обвинить», — продолжили мы логическую цепочку.

«Директор всегда крайний… Просто я, так сказать .. Решение, которое принимали люди об  уходе с этой работы, они принимали самостоятельно»…

«Не совсем самостоятельно. Люди говорят, что под давлением. Мол, запишем в трудовой книжке, и вы никуда не устроитесь»…

«Такого не было…Поймите, я университетский работник… Вот вы можете себе представить, что университетский работник, кандидат наук может заставить писать заявление об уходе.  Это невозможно»…

Позволим себе не согласиться с утверждением Валерия Науменко, что звание кандидата наук и работа в университете – это  100-процентная гарантия порядочности человека. Так сказать, история знает случаи… И кадровые проблемы в заповеднике коснулись не только смотрителей. Свидетельство конфликтности ситуации — появление в заповеднике альтернативного профсоюзного комитета. И если в декабре 2011 года, когда он создавался, в нем состояло около 20 человек, то уже в январе, по словам председателя профкома Анны Полкановой, его членами стали  60 сотрудников.

Людям, в частности,  непонятно, как распределяются премии на предприятии. Если раньше бывший руководитель  Е. Петров и его заместитель по финансово-экономической деятельности  А.Рутковский соблюдали требования трудового договора, в частности,  Положения о премировании сотрудников заповедника, то теперь люди о суммах премий узнают постфактум. «Что лично меня затронуло при начислении премии: по каким критериям это происходит, кто это решает? Коллектив не решает. Ранее было, если все выполнил – премия 100 процентов, если есть недочеты – 50. А сейчас  есть и 30 процентов  и даже 0. А кому-то 100, 130%. Совершенно не понятно, по каким принципам это осуществляется», — рассказывает Анна Полканова, которая подала заявление в комиссию по трудовым спорам и столкнулась уже с новой проблемой. С 1 февраля, когда вступит в силу новое штатное расписание, ее вынуждают перейти на другое место работы: с должности старшего  научного сотрудника  музея археологии пещерных городов в этнографический отдел музея истории и культуры крымских татар. «Я занимаюсь крымскими караимами. Переводя меня в музей культуры и истории крымских татар, логично, что там я должна заниматься крымскими татарами. Мне устно обещают, что мне можно будет дальше заниматься своей темой. Устно. А я не верю устным распоряжениям», — говорит А.Полканова, едва сдерживая эмоции.

Факты нарушения нынешним  руководством заповедника  коллективного договора и трудового законодательства подтвердила корреспонденту «Центра» председатель районного комитета профсоюзов работников культуры, заведующая экскурсионным отделом заповедника Зинаида  Табурина, которая неоднократно об этих нарушениях говорила директору. «Я много раз пыталась поговорить с директором. Он выслушивал. Но ничего не меняется», — говорит З.Табурина. Она считает своим долгом защитить права сотрудников заповедника от неправомерных действий директора и  готовит документы в рескомитет профсоюзов работников культуры с дальнейшей передачей материалов в прокуратуру.

«Мне право дает то, что  я чувствую себя защищенной: меня не имеют право уволить без ведома рескома профсоюза, так как я член президиума и член федерации независимых профсоюзов. И наказать не имеют право. Остальные просто боятся. Вы понимаете, у нас маленький городок, работы практически нет. Но мы встретились с такой жестокой политикой в отношении себя…», — говорит Зинаида Табурина.

То, что у людей наступил предел терпению, свидетельствует тот факт, что они стали писать письма в различные инстанции. Почему раньше молчали? Поясняют, что не хотели выносить сор из избы и пытались решить все мирным путем, но не получается. Оптимизм внушил факт приезда в заповедник комиссии министерства культуры Крыма, куда также были направлены жалобы части сотрудников — тех, кто не побоялся…

Копии писем, направленных в вышестоящие инстанции, поступили и в «Центр». Так получилось, что приезд корреспондента «Центра» в заповедник совпал с приездом комиссии, которую возглавил  первый замминистра культуры Вадим Ериняк. Результатов проверки с нетерпением ждут в коллективе. Правда, не все. Справедливости ради нужно сказать, что есть сотрудники, которых нынешнее положение дел в заповеднике устраивает, как, впрочем,   и премии в размере 200%…

В Бахчисарайском дворце новый кадровый скандал: 2 комментария


    Warning: call_user_func() expects parameter 1 to be a valid callback, function 'twentyeleven_comment' not found or invalid function name in /var/www/html/investigator.org.ua/httpdocs.from20180525/wp-includes/class-walker-comment.php on line 174

    Warning: call_user_func() expects parameter 1 to be a valid callback, function 'twentyeleven_comment' not found or invalid function name in /var/www/html/investigator.org.ua/httpdocs.from20180525/wp-includes/class-walker-comment.php on line 174

Обсуждение закрыто.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine