В крушении «Памяти Меркурия» и гибели 20 человек виновных нет?

Виктория Орел,«Центр»

Одиннадцать лет назад в Черном море произошло страшное кораблекрушение. 26 января 2001 года в 90 милях от Севастополя затонул теплоход «Память Меркурия», который из  Стамбула возвращался в Евпаторию. На борту теплохода находились 52 человека (члены экипажа и пассажиры). По словам очевидцев, судно затонуло за 10 минут. После этого люди еще два дня болтались на плотах в ледяной воде. Спасательная операция была объявлена только 28 января. Спастись удалось не всем: 20 человек погибли, тела четверых из них так и не были  найдены.

Согласно выводам правительственной комиссии, теплоход «Память Меркурия» затонул из-за перегруза, а также потому,  что находился за пределами разрешенной зоны, из-за чего не сработали радиосигналы о бедствии, и вовремя не началась спасательная операция. Потерпевшие - родственники погибших в катастрофе, члены экипажа и пассажиры  – более 10 лет ждали вердикта суда,  процесс начинался заново несколько раз - за это время сменилось три судьи. В апреле этого года суд  Нахимовского района Севастополя вынес оправдательный приговор капитану теплохода, а пострадавшим отказали в удовлетворении материального и морального ущерба.

теплоход "Память Меркурия"

Хронология событий

Теплоход «Память Меркурия», принадлежащий ООО «Сата», под командованием капитана Леонида Пономаренко осуществлял еженедельный рейс по маршруту Евпатория-Стамбул-Евпатория.  Около часа ночи 26 января 2001 года теплоход вышел  в Черное море из турецкого порта «Стамбул» с 52 людьми на борту (27 членов команды и 25 пассажиров).

студент Алексей Ткаченко

«Мой сын Алексей после окончания лицея для одаренных детей в Танковом, Бахчисарайском районе учился в Боспорском университете в Турции. Он, студент второго курса, ехал домой на каникулы. 25 января он позвонил нам из общежития, и сказал что выезжает. Мы ждали его два дня», — вспоминает мать Алексея Ткаченко Евгения. Для ее сына и еще 19 человек этот  рейс стал последним.

Теплоход должен был прийти в Евпаторию в 8 утра 27 января. Когда этого не произошло, близкие пассажиров и членов экипажа забили тревогу, стали звонить и выяснять, почему  судна нет.

«Супруга повара Константина Григорьева всю ночь не спала, а в 8 утра, когда муж ей не позвонил по приезду, сама позвонила в Евпаторийский порт. Ей сказали, что судно еще не пришло, мол, все нормально, оно просто в каком-то порту пережидает шторм», — рассказывает Евгения Ткаченко.

Позже люди сообщили о потере судовладельцем радиосвязи с теплоходом «Память Меркурия» в Одесский государственный морской спасательно-координационный центр (ГМСКЦ) Минтраса. Только в  18.45, 27 января  там установили данные о судовладельце, и по телефону связались с ним. Однако, согласно заключению комиссии Кабмина, он заверил, что теплоход отстаивается в Турции из-за штормовой погоды. Кроме того добавил, что с судном связывался  26 января в 21.00.

Отметим, что судовладельцы — достаточно известные в Крыму люди. По данным правительственной комиссии, «Память Меркурия» принадлежала ООО «Сата», соучредителем и директором которого был Александр Степаненко, тогда еще —  депутат Симферопольского горсовета, затем — заместитель министра строительной политики, архитектуры и ЖКХ Крыма, а ныне он возглавляет ОАО «Крымстрой». Совладельцем «Памяти Меркурия» в акте комиссии также указан Даниил Сарбей, на тот момент — заместитель министра курортов и туризма АРК. Директором круиза  — Дмитрий Буханцев.

После расследования правительственная комиссия, пришла к выводу, что «представитель судовладельца ввел в заблуждение ГМСКЦ, тем самым  воспрепятствовав спасательным службам немедленно начать поисково-спасательные работы». Согласно акту правительственной комиссии, только в 13.15 28 января дежурный координационного центра передал сообщение ко «всем судам» в Черном море о необходимости усилить внимание с целью обнаружения местоположения теплохода «Память Меркурия». Спустя пять часов о катастрофе сообщил капитан теплохода «Виктор Лебедев», который обнаружил спасательный плот с людьми. Началась спасательная операция.

студент Руслан Сеттаров

Близкие и родные членов экипажа и пассажиров «Памяти Меркурия» о страшной катастрофе в Черном море узнали только 28 января.

«О том, что произошло кораблекрушение, мы узнали из СМИ, — вспоминает Евгения Павловна. –  Мне позвонил с работы муж и сказал включить телевизор, потому что там передавали о кораблекрушении в Черном море. Мы это никак не связывали, потому что не знали, на какой корабль сын взял билет.  А потом друг моего сына, тоже студент Боспорского университета, первокурсник Витя Корж нам позвонил из Севастопольской больницы и сказал, что Леша погиб. Тела его до сих пор так и не нашли».

48 часов люди болтались в ледяной воде. И не всем, кому посчастливилось сесть на спасательный плот, удалось выжить. Температура воздуха была плюс 5, воды — плюс 6 градусов. Студент турецкого университета Руслан Сеттаров, повар Константин Григорьев, предприниматель Маргарита Ляпина и многие другие были в легкой одежде и умерли от переохлаждения.

«Мы выловили из воды мешок с каким-то текстилем, нашли там рубашки и брюки. Стали ими накрываться, но это помогало слабо, — цитирует воспоминания пассажира «Памяти Меркурия» Геннадия Лаптева сайт «Тайны Крыма ХХ века». — Перевернутая шлюпка возвышалась над водой всего на полметра. Вдоль борта был протянут трос ограждения. Мы все время находились в полусогнутом состоянии, держась за него. В течение первой ночи два человека замерзли. Их пальцы разжались, они свалились с шлюпки и ушли на дно. Во вторую ночь еще два человека свалились за борт. Третья ночь была самая тяжелая. Разыгрался ветер и пошел снег. В результате еще двое соскользнули в воду с полусферического дна. Мы сразу замечали, кто и когда умрет — человек переставал разминать руки и ноги, впадал в полудрему. Для того, чтобы выжить в подобной передряге, нужно быть, как минимум, хорошо одетым. На шлюпке остались в живых трое парней, в том числе я, на которых были куртки».

Спасения в виде проходящих кораблей удалось дождаться  только 32 людям.

Выводы правительственной комиссии

пострадавшие в Севастопольской больнице

После катастрофы была создана правительственная комиссия из десяти человек во главе с  министром транспорта Украины Леонидом Костюченко, которая расследовала причины кораблекрушения. Согласно акту комиссии от 2 февраля 2011 года, судно «Память Меркурия» было зарегистрировано в Севастопольском морском рыбном порту как грузовое, но фактически эксплуатировалось как пассажирское.

Сразу же после  катастрофы, последствия и возможные причины которой широко обсуждались в СМИ, публиковалось немало свидетельств того, что «Память Меркурия»  была переоснащена для «челночных» рейсов в Турцию. Бывшему гидрографическому судну, как в ту пору делалось повсеместно,  нарастили борт  — для перевозки большего количества грузов.

Комиссия пришла к выводам, что причинами катастрофы и гибели людей стали потеря остойчивости судна и его опрокидывание из-за перегруза, его неправильного размещения на судне, а также нарушение капитаном требований ст. 58, 146, 210 Кодекса торгового мореплавания Украины в части обеспечения безопасного плавания судна и размещения груза. Также Комиссия указала, что теплоход пребывал за пределами разрешенной для него зоны плавания: вместо зоны А1 (20 миль от берега) находился в зоне А2, что сделало невозможным принятие сигнала о бедствии береговыми радиостанциями. Согласно акту правительственной комиссии, на теплоходе не сработал аварийный радиобуй из-за нарушения экипажем требований его эксплуатации, а резервный радиобуй вообще отсутствовал.

пассажирка Оксана Заставская

Сразу по прибытии в Севастополь капитан «Памяти Меркурия» Леонид Пономаренко был допрошен следователем транспортной прокуратуры Семенюком. Как значится в материалах дела, на своем первом допросе капитан сказал, что при переходе из порта «Стамбул» в порт «Евпатория» им был нарушен район плавания, также он загрузил на борт теплохода 329, 6 тонн груза ( т.е.,  на 129,6 тонн больше, чем предусмотрено «Информацией об остойчивости»), что привело к его неудовлетворительной остойчивости судна. Следователь указал, что во время допроса Пономаренко чувствовал себя нормально, ни на что не жаловался, давал правдивые показания и искренне сожалел о случившемся.

Спустя несколько месяцев уголовное дело по обвинению капитана судна Леонида Пономаренко в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации судна, повлекшее кораблекрушение и несчастные случаи с людьми, поступило в производство Нахимовского районного суда Севастополя. Однако до оглашения приговора потерпевшим пришлось ждать 10 лет. За это время сменились три судьи, и всякий раз судебное следствие начиналось сызнова.

Согласно обвинительному заключению, из-за вышеуказанных нарушений правил безопасности движения и эксплуатации водного транспорта 26 января около 16.35 судно дало крен на правый борт около 6 градусов, который стал заметно увеличиваться. Откачать воду не получалось. Через несколько минут крен составил 10 градусов, а к 16.52 – 20 градусов. Попытки сбалансировать судно не привели к положительным результатам. После этого  члены экипажа и пассажиры в неорганизованном капитаном порядке стали покидать тонущее судно, прыгая в воду и размещаясь на спасательных плотах. Примерно в 19.00 теплоход уже лежал на правом борту с притопленной кормой. Через 10 минут судно «Памяти Меркурия» затонуло кормой вниз.

В суде капитан Леонид Пономаренко виновным себя по предъявленному обвинению не признал в полном объеме. Он отказался от своих первичных показаний, ссылаясь на болезненное состояние. Капитан сказал, что почти двое суток провел в ледяной воде, а потом был доставлен в транспортную прокуратуру Севастополя.  Происходящее там воспринимал плохо. По словам Пономаренко, «показаний он не давал, а только соглашался с тем, что ему говорили», а протокол допроса подписал с одной целью – «быстрее попасть в больницу на лечение».

Заметим, по словам Евгении Ткаченко, которая в суде представляла интересы и некоторых других потерпевших, справку о болезненном состоянии капитана в 2001 году защита Пономаренко предоставила лишь в заседании в 2012-м. На ее основании суд решил не принимать во внимание показания Леонида Пономаренко,  данные в  досудебном следствии.

Экспертизы

пассажирка Маргарита Ляпина

Судебные тяжбы длились больше 10 лет. За это время дело много раз направлялось на доследование, проводилось четыре судебных экспертизы (в апреле 2001, декабре 2001, ноябре 2006 и апреле 2008 г.г.). Все три первых экспертизы пришли к схожим выводам: была нарушена остойчивость судна из-за перегруза, груз был неправильно размещен, корабль вышел из порта с креном, который увеличивался, а также — теплоход  находился в  неразрешенной  для него зоне плавания.

Однако заключение первой экспертизы, которую проводил эксперт Горчаков в апреле 2001 года, Нахимовский райсуд не принял во внимание как доказательство по делу. Причина — Горчаков 1 февраля 2001 года был допрошен в качестве свидетеля на судебном заседании, и согласно уголовно-процессуального законодательства, не мог быть экспертом по делу.  В декабре 2001 года  исследование проводили эксперты Киевского НИИ судебных экспертиз Грищенко и Майдана.  Но суд посчитал, что  эксперты переписали заключение Горчакова, и поэтому признал несостоятельность заключения. В 2006 году новую экспертизу проводили уже Грищенко и Соснова. Но и эту экспертизу судьи  расценили как противоречивую, проведенную с нарушением УПК, т.к. в ней принимал участие Грищенко. Таким образом, была назначена новая экспертиза, которую по удовлетворенному ходатайству защитника капитана, в 2008 году проводил Крымский НИИ судебных экспертиз. Ее-то суд и принял во внимание. Заметим, ее выводы значительно отличались от трех предыдущих заключений.

Эксперты опровергают выводы предыдущих заключений, и говорят о том, что судно было укомплектовано всеми необходимыми  радиоустановками согласно международным стандартам. В том числе и радиопередатчиком «Корвет», который мог осуществлять радиосвязь с радиостанциями всех портов Украины и с любой точки Черного моря. Однако не понятно, почему в таком случае, ни «Корветом», ни любыми другими радиоустройствами экипаж не смог воспользоваться для передачи сигнала SOS? Ответ – в материалах дела:  радист не передавал сигнал бедствия, потому что момент по команде капитана задраивал иллюминаторы. Эксперты также отрицают неудовлетворительную подготовку экипажа, ссылаясь на полученные командой сертификаты международного качества.

Эксперты обратили внимание на то, что теплоход «Память Меркурия» на момент кораблекрушения эксплуатировался уже 36 лет, и за это время его корпус мог быть изношен. Предположение о разрушении металла корпуса судна, основанное на длительном сроке эксплуатации судна (около 36 лет), эксперты называют как «наиболее вероятную причину кораблекрушения».

Добавим, что во  время судебного процесса появились и новые, даже неожиданные  версии причины кораблекрушения. К примеру, взрыв в подводной носовой части корабля, на который стал указывать капитан Леонид Пономаренко. И  в последнем заключении экспертов эта версия нашла свое отражение.

справа механик Сергей Шульга

«Прямых оснований утверждать о возможности подводного взрыва нет, однако следует отметить, что изношенность корпусных конструкций позволяла осуществить  значительные разрушения минимальным количеством взрывчатого вещества, при этом заряд мог быть заложен не только с наружи корпуса, но  и внутри (в трюме) во время грузовых операций в порту», — говорится в заключении.

Эксперты указали на недостатки в работе команды при спасательных работах. Но при этом отметили, что «нарушений правил безопасности движения судна, повлекших за собой кораблекрушение не было». Поскольку следовать из порта «Стамбул» в порт «Евпатория», не выходя за границы района связи ГМССБ не было возможности, курс перехода был выбран  как наиболее кратчайший и посещаемый суднами район. Эксперты посчитали, что теплоход «Память Меркурия» не выходил за пределы разрешенного района плавания и при необходимости мог передать сигнал  бедствия через проходящие суда.

Определить причины крена судна эксперты не смогли. Дескать, теплоход «Память Меркурия» находится на морском дне, достать его оттуда не представляется возможным, а по сему, «предположительно»  катастрофа произошла из-за «нарушения целостности и водонепроницаемости корпуса».

Выводы и решение суда

Все эти доводы экспертов Нахимовский райсуд и принял во внимание, отбросив показания большинства свидетелей о перегрузе теплохода «Память Меркурия».

Заметим, на суде старший помощник капитана Владимир Степура пояснил, что при выходе из турецкого порта в бланке остойчивости судна третьего помощника Виталия Бондарева увидел количество груза принятого на борт  — 329 тонн. Это был большой перегруз, о чем Степура доложил капитану, но тот, по его словам, сказал, что в курсе и надеется на благополучный исход. По словам Степуры, большинства членов экипажа и пассажиров, допрошенных на суде, причиной гибели судна стал его перегруз.  К примеру, как следует из материалов дела, пассажиры Шкрет  и Тынчеров указали, что еще при посадке в турецком порту обратили внимание на  осадку теплохода (палуба находилась ниже причала, из-за чего пассажиры просто спрыгивали на нее, ватерлиния была в воде), а в спасательных плотах слышали от членов команды, что корабль сильно перегрузили.

справа буфетчица Оксана Вишневская

Судовладельцы, в противовес показаниям членов команды и пассажиров, пояснили, что не заставляли капитана принимать на борт лишний груз, а причиной катастрофы, по мнению А.Степаненко, Д.Сарбея и Болдырева, стали нарушение правил управления судном и балластировки.

Защита капитана предоставила справку турецкого порта о том, что по накладной на борт взяли 195 тонн груза. Хотя члены экипажа на суде поясняли, что не весь груз проходил через весовую порта — часть груза взвешивалась прямо на борту, а часть вообще была в контейнерах, которые считали по объему. Согласно показаниям капитана Пономаренко на суде, на борт взяли 250 тонн груза, о чем он передал радиограмму судовладельцу. Однако показания о предположительном весе груза судья Елена Галькевич не расценила в качестве достоверных доказательств по делу, и не приняла их во внимание.

Напомним, капитан Пономаренко обвинялся не только в нарушении внутреннего законодательства, но и в нарушении требований правил пунктов 7.2 и 7.4 главы 2-1 части А Международной конвенции по охране человеческой жизни на море 1974 года, согласно которой капитан должен руководствоваться ограничениями изложенными в «Информации об остойчивости» и не превышать допустимое количество груза (200 тонн). Цитируем текст приговора: «В судебном заседании была обозрена Международная конвенция по охране человеческой жизни на море 1974 года (СОЛОС). Однако в ней отсутствуют пункты 7.2 и 7.4 главы 2-1 части А. Допрошенный в судебной заседании эксперт Лапидус пояснил, что, видимо, была допущена описка,  и имело ввиду нарушение пунктов  7.2 и 7.4 главы 2-1 части В того же акта.  Вместе с тем, суд не вправе самостоятельно требовать формировать обвинение подсудимому, что не входит в его компетенцию, а также самостоятельно описывать в приговоре те обстоятельства, по которым обвинение не предъявлено и, тем самым, выйти за его пределы», — говорится в решении суда.

В итоге 4 апреля Нахимовский районный суд Севастополя признал невиновным и оправдал капитана судна «Память Меркурия» Леонида Пономаренко, отменив ему подписку о невыезде. Потерпевшим членам экипажа, пассажирам и родственникам погибших отказано в удовлетворении гражданских исков о взыскании материального и морального ущерба на общую сумму 7,6 миллионов гривен и 102 тысячи  долларов.

спасательные плоты теплохода «Память Меркурия»

Прокуратура Севастополя, как и родственники пострадавших при крушении судна, не согласились с оправдательным приговором капитану теплохода, и подали апелляцию.

«Мы, четыре человека (Эдем Сеттаров, Людмила Королева, Надежда Кулинич и Евгения Ткаченко – ред.) подали апелляцию. Мы не хотим оставить это безнаказанным, ведь в той катастрофе погибли наши дети, родственники. Суд почему-то только на основании выводов комиссии от 2008 года посчитал, что перегруза не было. Хотя из показаний свидетелей вытекает, что оно было перегружено: диск Плисоля и ватерлиния были полностью погружены в воду, а это уже   свидетельствует об опасности мореплавания», — рассказала мать погибшего Алексея Ткаченко Евгения. По ее словам, пострадавшие также подали в Высшую квалификационную комиссию судей Украины жалобу на судью Елену Галькевич.

Потерпевшие также обжалуют и решение суда в части отказа выплаты морального и материального ущербов ООО «Сата», ООО «Алан-Тур» и минтранса Украины. Ведь согласно разъяснениям Пленума Верховного суда Украины,  вред, причиненный лицу источником повышенной опасности, подлежит возмещению независимо от его вины.  Гражданский кодекс Украины предусматривает, что вред, причиненный источником повышенной опасности, возмещается лицом, которое на основании права собственности или аренды владеет транспортным средством.

Теперь пострадавшие в кораблекрушении и их родственники надеются на справедливое решение Апелляционного суда Севастополя.

 Фото из архива семьи Ткаченко, «День» и flot.sevastopol.info

В крушении «Памяти Меркурия» и гибели 20 человек виновных нет?: 1 комментарий


    Warning: call_user_func() expects parameter 1 to be a valid callback, function 'twentyeleven_comment' not found or invalid function name in /var/www/html/investigator.org.ua/httpdocs.from20180525/wp-includes/class-walker-comment.php on line 174

Обсуждение закрыто.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine