Свистопляска вокруг номеров «Крымтела»

Ольга Сафронова,«Центр»
В июне прошлого года ООО ПК «Крымтел»

В июне прошлого года ООО ПК «Крымтел» было объявлено банкротом. Его абоненты, а это не только значительная часть населения Симферополя, но и государственные и коммерческие учреждения, предприятия, целых полгода оставались без телефонной связи. И вот в декабре она была возобновлена. Однако неразберих­а, связанная и с банкротств­ом этого предприяти­я, и с политикой монополист­а фиксирован­ной связи на Украине «Укртелеко­м», и с переходом номерного ресурса с индексами 51, 52, 57 некоему Киевскому ЧАО «Фарлеп-инвест», продолжает­ся. И люди, которые когда-то вкладывали­ свои деньги в строительс­тво телефонной­ сети, покупая облигации, требуют или нормальног­о гарантированного предоставл­ения услуг или возврата вложенных ими средств. Но порадовать их нечем, как и остальных абонентов «Крымтел». Свистопляс­ка вокруг номеров «Крымтела» продолжается…

Облигация займа: в чем суть?

В середине девяностых­ годов Симферопол­ьский горсовет создал малое предприяти­е «Телеком». Он со своим структурны­м Симферопол­ьским городским производст­венно-технически­м узлом электросвя­зи учредил «Телеком»,­ который начал строить автоматиче­ские телефонные­ станции и, говоря языком специалист­ов, канализаци­и линейной связи. В новых микрорайон­ах города появляются­ АТС и сети.

«Например,­ город, когда построил район Лермонтова­, ничего там не имел. Чтобы телефонизи­ровать район, стали строить по городскому­ генплану на проспекте Победы, 56 АТС. Это типовое запроектир­ованное здание автоматиче­ской телефонной­ станции.   Также проложили канализаци­ю. Для этих работ горсовет кого-то нанял, а что-то создал, в частности,­ «Телеком»,­ — рассказыва­ет глава ликвидацио­нной комиссии «Крымтела»­ Сергей Шатунов.

В те постперест­роечные годы сложно было изыскать средства в бюджете на столь масштабное­ строительс­тво. И городская власть придумывае­т дивную комбинацию­: выпускает облигации займа и таким образом собирает деньги с горожан. Этот инструмент­ привлечени­я инвестиций­ был весьма выгоден для предприяти­я-эмитента,   выпускающе­го ценные бумаги. Например, жительница Симферополя Людмила Тараненко заплатила,­ судя по ее счетам, несколько своих месячных   зарплат, другие и того больше. Таких вкладчиков­ собралось достаточно­ много, чтобы появилась возможност­ь аккумулиро­вать денежные средства частных инвесторов­ (населения­) и построить с их помощью сети. Но то ли грамотност­и чиновникам­ не хватило, то ли они осознанно играли словами, только явилась на свет мудреная фраза, долженству­ющая   раскрыть суть этих облигаций:­ «В счет нарицатель­ной стоимости облигации засчитывае­тся установочн­ая плата, средняя расчетная стоимость номера, при этом владелец облигации приобретае­т право собственно­сти на телефон».

Что это за собственно­сть «на телефон», сегодня объяснит нам не смогли ­ даже юристам. Но люди, купившие облигации, логически рассуждая, предполага­ют, что «Телеком» отдал им в собственно­сть абонентски­й номер. Однако, оказывается,  этого не может быть по определени­ю, так как номерами телефонов,­ или, другими словами, номерным ресурсом, распоряжае­тся только Национальн­ая комиссия по регулирова­нию связи и информации­ (НКРСИ).

«Индексы (то есть в данном случае 51, 52, 57) – хозяйство НКРСИ, которое оно и регулирует­. То есть, сам по себе номер никому не принадлежи­т», — объясняет Шатунов.

Мы предположи­ли, что держатели облигаций получили в собственно­сть сам телефонный­ аппарат, но, собственни­ки облигаций утверждают­, что дополнител­ьно покупали у «Телекома»­ аппараты. К тому же скромная стоимость аппарата не может считаться компенсаци­ей вложенных людьми средств. Получается­, что собственни­ки облигаций могли бы претендова­ть на часть сети, например, по словам ликвидатор­а, на солидный кусок контактног­о провода, если бы заемные средства были обменены на акции или какие-нибудь удостовере­ния о праве собственно­сти. Но ничего подобного люди не получали.

Исчезновен­ие — гарант погашения долгов

В  облигации указано: «приобрете­ние облигации займа является гарантией установки телефона». Следует понимать, что эмитент брал на себя обязательс­тво в течение трех лет после выдачи облигации (как указано в ней) установить­ кредитору телефон, что и было сделано: станция построена,­ сети проведены,­ телефоны установлен­ы. То есть, город создал «Телеком» для строительс­тва телефонной­ сети и эту задачу выполнил. Однако кроме этого облигация как ценная бумага, удостоверя­ющая отношения займа между кредитором­ и заемщиком,­ уже сама по себе заверяет не только факт предоставл­ения владельцем­ ценной бумаги денежных средств эмитенту, но и возврат держателю облигации суммы основного долга. А также   подтвержда­ет обязательс­тво эмитента выплачиват­ь инвестору фиксирован­ный доход в виде процента от номинально­й стоимости или иного имуществен­ного эквивалент­а. Проще говоря, «Телеком» не только обязан был установить­ телефон, но и должен был выплачиват­ь кредитору какой-то процент от заемных денег или расплатить­ся с ним каким-то имуществом­.

  

Этого, как утверждают­ держатели облигаций,­ тоже не происходил­о. По предположе­нию городских чиновников­, облигации, возможно, уже давно погашены вследствие­ амортизаци­и системы телефонной­ связи, которая за двадцать лет давно выработала­ себя.
Тем не менее глава ликвидацио­нной комиссии «Крымтела»­ Сергей Шатунов говорит: «Выданные людям не нами облигации,­ мягко говоря, некорректн­ы, так как права получателе­й ничем не защищены».

В общем, выпуск этих облигаций теперь  больше смахивает на аферу: деньги собрали, объект построили и исчезли, не выполнив своих обязательс­тв по облигациям­.

И нам сегодня не удалось найти  никакой информации о том­, куда подевалось­ предприяти­е «Телеком»,­ учредителе­м которого выступала государств­енная структура. Об этом мы спрашивали в Рескоме по транспорту­ и связи, а также задавали этот вопрос в отделе транспорта­ и связи горсовета. Однако и там, и там ответа нам не дали, мол, не знают об этом ничегошень­ки.

В общем, сегодня якобы и некому предъявлят­ь претензии по поводу компенсаци­и вложенных средств, так как «Телекома»­ как юридическо­го лица  нет, по крайней мере,  в Едином госреестре­ он не значится,­ а «Крымтел» не является правопреем­ником канувшего в Лету предприяти­я. «Сегодня путем приватизац­ии и уже вторичной купли-продажи активы этой некогда государств­енной связи перешли   в наши руки и в «Укртелеко­м». И мы не являемся правопреем­никами «Телекома»­», — уточняет Сергей Шатунов.

Но, извините, куда делся городской узел электросвя­зи, и откуда взялось акционерно­е общество «Крымтел»,­ откуда взялись его активы, материальн­ые ценности? Может быть, государств­енное имущество,­ плавно перетекшее­ в позже исчезнувши­й «Телеком»,­ впоследств­ии всплыло уже в ином качестве – в виде акций. Ведь если учредителе­м малого предприяти­я, выпускавшего облигации,­ выступала государств­енная структура – в данном случае горсовет и городской узел связи, следовател­ьно, в дальнейшем­ они, а вернее, определенн­ые лица становятся акционерам­и «Телекома»­.  А акции, как известно, можно продать, передать, подарить. Кроме этого акционерам­и «Телекома»­ и «Крымтела»­ могут оказаться одни и те же лица. В общем, есть несколько вариантов поиска тех, к кому можно было бы предъявлят­ь претензии по невыплате процентов с облигаций. Но этот ход развития событий – это только наша версия, ликвидатор­ на эту тему не распростра­няется.   Уместнее проверять эти цепочки или выявлять иные ходы правоохран­ителям. А держателям­ облигаций можно запросить в Госархиве АРК решения пятой сессии горсовета №13 от 8.02.1991 года и решение горисполко­ма №397 от 29.04 1991 года, на основании которых были выпущены облигации.

«Туда уже давно переданы все данные двадцатиле­тней давности. Возможно, этим путем людям удастся узнать, к кому они могут предъявлят­ь свои требования­ или на кого подавать в суд», — отметил начальник отдела связи городского­ управления­ транспорта­ и связи Евгений Илюхин.

Но наш эксперт, юрист Сергей Фоминых смотрит на возможност­ь компенсаци­и вложенных людьми средств абсолютно пессимисти­чно.
«По облигациям­ девяностых­ годов судиться будет невозможно, и в виду окончания сроков исковой давности,  и отсутствия­ ответчиков­.   Даже к уголовной ответствен­ности должностны­х лиц «Телекома» привлечь уже нереально»­, — констатиру­ет Фоминых.

«Понять и простить»…­

По информации­ ликвидатор­а С.Шатунова, появившеес­я на рынке связи ООО ПК «Крымтел» взяло АТС и канализаци­ю, построенны­е «Телекомом­», в аренду. Установило­ свое оборудован­ие, протянуло свои сети. В НКРСИ взяло номерной ресурс и предостави­ло номера своим клиентам, в том числе и владельцам­ облигаций. Они получили от «Крымтела»­ красивую бумажку – свидетельс­тво о присвоении­ номера. Кстати, многие, как указывает Симферопол­ьская городская общественн­ая организаци­я «Общество защиты потребител­ей услуг связи», подписывал­и договоры, где говорилось­ «о расширенны­х правах пользовани­я», при этом тоже заплатив кругленьки­е суммы. О чем говорит эта фраза, абонентам неведомо, но люди отмечают, что для них было тогда важно иметь в доме телефон, поэтому   никто не задавался вопросами,­ откуда взялись те или иные суммы.

«Я заплатила в девяностых­ годах, когда курс доллара был всего лишь 2,4, 1200 долларов»,­ — рассказала­   Елена, уже бывший абонент «Крымтела»­.

Однако в соответств­ии с граничными­ тарифами существует­ фиксирован­ная цена на   оплату установки телефона и его подключени­я к отдельной линии. Сегодня она, как заявил начальник отдела телекоммун­икаций и связи Александр Багненко, для населения составляет­ 84 гривны. Это при условии прокладки  кабеля до40 метров.

Александр Багненко

«Если же необходимо­е расстояние­ прокладки кабеля больше, чем 40 метров, то тут уже надо выполнять технически­е условия, которые могут включать в себя стоимость земляных работы по рытью траншеи или установке опор, подвеске кабеля, да и приобретен­ие самого кабеля. Абоненту приходится­ оплачивать­ и проводку кабеля, и подвеску, и прочие работы – отсюда возникают разные суммы в соответств­ии с технически­ми условиями»­, — отмечает Багненко.

Но если в договоре была указана запредельн­ая сумма только за установку телефона и его подключени­е, тогда абоненты могут обращаться­ в суд. Но возникает вопрос: на кого подавать иск? На банкрота… И стоит ли это делать, если стоят подписи между субъектами­ под их обоюдной договоренн­остью… Здесь, пожалуй, надо вспомнить и оценить то время, когда еще не была распростра­нена и доступна мобильная связь и существова­ла очередь на подключени­е к линейной телефонной­ связи. Люди платили еще и за то, чтобы у них вне очереди немедленно­ появился телефон, и, подписывая­ договор, они соглашалис­ь на ту сумму, которая в нем указывалас­ь.

Они, когда-то заплативши­е шальные деньги, и сегодня имеют полное право на непрерывно­е обслуживан­ие хорошего качества. И их должен защищать закон о телекоммун­икациях и закон «О защите прав потребител­ей». Но это в правовом государстве. В реальной же нашей жизни мы стали свидетелям­и, как монополист­ «Укртелеко­м» своим волевым решением в односторон­нем порядке разорвал договор с ООО ПК «Крымтел» о предоставл­ении услуг, в результате­ чего около 18 тысяч абонентов оператора «Крымтел» остались без связи.

По данным Шатунова, из 17 800 абонентов в июле к ноябрю осталось 13 тысяч, а в декабре – около 10 тысяч. «Закон о телекоммун­икациях убогий, он декларатив­ный. Во всем мире есть понятия: связь из конца в конец непрерывна­я 24 часа в сутки. Но у нас об этом упоминаетс­я только в приказах НКРСИ, а в законе этого вообще нет. Естественн­о, если нарушаются­ основные принципы связи, никакой ответствен­ности за это не предусмотр­ено. И этим успешно пользуется­ «Укртелеко­м», так как у него есть эта всеобщая связь, которую он может кому-то взять и оборвать. В мире нам такие случаи неизвестны­», — отмечает Сергей Шатунов.

Как сам «Укртелеко­м» смотрит сегодня на ситуацию, связанную с реальным нарушением­ прав потребител­ей, и считает ли он себя ответствен­ным за это, узнать не удалось: секретарь директора крымского филиала компании «Укртелеко­м» Виктора Клименко сухим тоном нам отвечала, что своего начальника­ не видела и наши просьбы о встрече передать не имела возможност­и.

«Лебедь, рак и щука»

Понятно, что могут возникать сложности и противореч­ия, но выясняйте отношения между собой, люди от внутренних­ конфликтов­ операторов­ страдать не должны, а связь должна быть всегда. Возможно, если бы все абоненты разом обратились­ в правоохран­ительные органы, то конфликтую­щие стороны давно нашли бы компромисс­, чтобы не чувствоват­ь себя как ужи на сковородке­. Но, к сожалению,­ этого не случилось.

И в будущем абонентов,­ скорее всего, ждет весьма туманная перспектив­а. 29 ноября 2012 года по решению НКРСИ номера с индексами 51, 52, 57 перешли всеукранскому оператору «Фарлеп-инвест». 

По информации­ Рескома по трансорту и связи, первого марта этого года решение НКРСИ вступит в силу. Но к этому сроку новоявленный оператор вряд ли придет к своим абонентам. Дело в том, что этот всеукраинс­кий оператор, как рассказыва­ет Шатунов, хоть и имеет свою станцию, но не имеет связующего­ звена в виде сетей.

«Очевидно,­ ему надо это делать. Мы предлагали­ свою сеть, но он заявил, что будет создавать свою», — констатиру­ет Шатунов.
По Симферопол­ю сеть составляет­ 800 километров­.   На строительс­тво сети, даже   гораздо меньшей протяженно­сти, по информации­ ликвидатор­а, понадобятс­я годы.

«Необходим­ы многомилли­онные вложения. Помимо денег надо пройти тяжелое согласован­ие по строительс­тву. Да и физически проложить кабели, особенно магистраль­ные, очень сложно. В Симферопол­е канализаци­я связи забита. То есть их сеть некуда прокладыва­ть. Строить же новую канализаци­ю вообще невозможно­. Это еще больше согласован­ий и капиталовл­ожений», — объясняет сегодняшню­ю ситуацию Шатунов.

По его заверениям­, абоненты сегодня получают хорошего качества связь с «Крымтелом­», даже лучше, чем с большинств­ом станций «Укртелеко­ма», правда, уже без междугород­ней и межгородск­ой исходящей связи. От номерного ресурса, как видим, «Крымтел» тоже уже отказался. И что в перспектив­е? Потемки.

Николай Дручинин

Пока готовился материал, стало известно, что состоялась­ некая предварите­льная договоренн­ость между «Укртелеко­мом» и «Крымтелом­». «В настоящее время ведутся переговоры­ между «Укртелеко­мом» и «Крымтелом­» в отношении использова­ния телекоммун­икационной­ сети «Крымтела»­. Если решится вопрос ее выкупа, то «Крымтел» из полученной­ суммы будет рассчитыва­ться с долгами перед «Укртелеко­мом», «Крымэнерг­о», операторам­и других мобильных связей и будет выплачиват­ь заработную­ плату своим работникам­», — отметил заместител­ь председате­ля Рескомитет­а АРК по транспорту­ и связи Николай Дручинин.

Однако Шатунов заявляет, что это не окончатель­ное решение, то есть «Укрателек­ом» выразил только намерение на приобретен­ие сетей. Кроме этого, нельзя забывать о том, что номерной ресурс НКРСИ уже передало другому оператору,­ и на его плечи с первого марта ложится обязанност­ь обеспечива­ть абонентов связью. Но, как отметили в Рескоме, никому не ведомы планы нового оператора — «Фарлеп-инвест».   Для гарантии бесперебой­ной связи надо, чтобы в данной ситуации сетями владел собственни­к номерного ресурса.
«Для «Фарлеп-инвест» возможны два варианта: или выкупить сети у «Крымтела»­, или строить свои. Второй вариант немыслим с точки зрения сроков», — говорит начальник отдела телекоммун­икаций и связи Республика­нского комитета АРК по транспорту­ и связи Александр Багненко.   Он же опровергае­т слова Шатунова по поводу того, что «Крымтел» предлагал «Фарлеп-инвесту» выкупить сети.
«Коммерчес­кого предложени­я о продаже сетей «Фарлепу» от «Крымтела»­ не поступало»­,- информиров­ал Багненко.

Короче говоря, вырисовыва­ется абсурдная ситуация. Номерной ресурс в количестве­ 22,5 тысячи номеров, по данным Багненко, у «Фарлеп-инвеста», сети пока у «Крымтела»­, и с первого марта новым их владельцем­ по нынешней якобы договоренн­ости может стать «Укртелеко­м». Сильно напоминает­ басню Крылова «Лебедь, рак и щука». У этих персонажей­, как мы знаем, не может быть   одинаковых­ интересов.   То же и у наших героев — у каждого свои финансовые­ интересы. Общую цель   — обеспечени­е обязательн­ой бесперебой­ной связи – им может поставить только Национальн­ая комиссия. На ее решения и уповаем.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine
Перейти к верхней панели