Презумпция виновности

Евгений Гаркуша,«Центр»
Общеизвестно, что презумпция невиновности является одним из основополагающих прав человека и принципов уголовного судопроизводства. В Украине оно закреплено в 62-й статье Конституции Украины и уже более подробно описано в Уголовно-процессуальном Кодексе. Так, согласно украинскому УПК, обвинительный приговор не может основываться на предположениях, а все сомнения относительно доказанности вины лица должны истолковываться в его пользу. Однако на практике не все представители правосудия следуют данному принципу. Подчас обвинение старается цепляться за любые  "нужные" показания и ничем неподкрепленные предположения, лишь бы не признавать своих ошибок, сделанных еще на стадии досудебного расследования. Особенно это касается случаев, когда на скамье подсудимых оказываются простые люди, не имеющие положения, связей и  денег.

Преступление всегда найдет защитников, а невиновность – только иногда.

Альбер Камю

0iCmHtgwaUn8BOhC9Z1i7EBb3Kk3K1Общеизвестно, что презумпция невиновности является одним из основополагающих прав человека и принципов уголовного судопроизводства. В Украине оно закреплено в 62-й статье Конституции Украины и уже более подробно описано в Уголовно-процессуальном Кодексе. Так, согласно украинскому УПК, обвинительный приговор не может основываться на предположениях, а все сомнения относительно доказанности вины лица должны истолковываться в его пользу. Однако на практике не все представители правосудия следуют данному принципу. Подчас обвинение старается цепляться за любые  «нужные» показания и ничем неподкрепленные предположения, лишь бы не признавать своих ошибок, сделанных еще на стадии досудебного расследования. Особенно это касается случаев, когда на скамье подсудимых оказываются простые люди, не имеющие положения, связей и  денег.

Примером тому может служить затянувшийся уже более чем на год суд над  41-летней жительницей Симферополя – Оксаной А.  В марте Железнодорожный районный суд Симферополя осудил женщину на 5 лет лишения свободы, с условным сроком на один  год, за то, что она якобы избила соседа, точнее,  ударила металлической трубой по голове, в то время как он дрался с ее мужем. Казалось бы, довольно банальный бытовой случай, выросший на почве ссор по разделу общей придомовой территории. Но данную историю отличает то, что по результатам проведенного расследования обвинение не привело ни единого реального доказательства вины осужденной, однако это  не помешало суду вынести обвинительный приговор — на основании избирательных показаний.

Согласно приговору Железнодорожного районного суда Симферополя, Оксану А. осудили за умышленное нанесение тяжких телесных повреждений  (статья 121 УК Украины).  Судебно-медицинская экспертиза, назначенная следователем, показала, что у потерпевшего закрытая черепно-мозговая травма средней степени, субарахноидальное кровоизлияние, линейный перелом затылочной кости с переходом на основу черепа, раны головы.

Как уже отмечалось, приговор суда полностью и всецело основывался на показаниях потерпевшего Дмитрия Е., согласно которым  4 июня примерно в 20 часов он, возвращаясь домой с работы, увидел как его мать ругается с их соседями. Во время перепалки потерпевший якобы услышал оскорбления и в свой адрес, после чего подошел к мужу Оксаны — Андрею —  и сообщил, что не боится его. Завязалась драка, при этом суд не акцентирует внимание на том, кто был ее инициатором: «Разговор перерос в словесный спор, а после в драку. В ходе драки они с А. наносили друг другу удары кулаками в разные части тела». После оба упали, при этом «потерпевший оказался сверху и в тот же момент почувствовал удар сзади по голове. Он обернулся и увидел подсудимую с металлической арматурой в руке», говорится в тексте приговора.

12576155382P03M7Изучив материалы уголовного дела, предоставленные адвокатом Оксаны А., мы обнаружили, что всякий раз потерпевший давал абсолютно противоречивые показания. В первом пояснении он указывает, что Оксана А. ударила его по голове металлической трубой, врачу-нейрохирургу он говорит, что его избили неизвестные. После, в протоколе допроса,  говорит, что Оксана дарила его палкой, потом – арматурой, в конечном итоге сошлись на том, что удар был нанесен металлическим предметом.

Еще один свидетель обвинения — мать потерпевшего, как следует из материалов дела, также постоянно меняла свои показания. Сначала она утверждала, что Оксана  два раза ударила ее сына. А после нескольких изменений показаний получилось, что Андрей А. сам вынес из своего сарая металлическую трубу, которой его жена нанесла удар потерпевшему по голове, в то время как они дрались.

Правдивость таких показаний вызывает сомнение и потому, что потерпевший и его мать находились в состоянии сильного алкогольного опьянения, о чем свидетельствует выписка нейрохирурга, к которому в тот день обращался потерпевший. Однако суд это во внимание не принял, как и то, что мать и ее сын уже длительный период состоят на учете в психиатрической больнице и в наркодиспансере, сообщил адвокат Оксаны Александр Гуляев.  По его мнению, следствию было не выгодно наличие в деле документов, компрометирующих потерпевшего и главного свидетеля обвинения.

«В указанные медицинские учреждения были направлены запросы с искаженными анкетными данными: даты рождения в запросах указаны не верно», — сообщил адвокат Александр Гуляев.

Зачем же следствию фабриковать данные в пользу потерпевшего? Шла бы речь о людях известных или влиятельных — было бы понятнее. Но, здесь, как видим, —  рядовое бытовое дело с абсолютно рядовыми  гражданами.  Как считает адвокат Окасаны А., потерпевший уже не первый год состоит на учете в милиции и за это время у него сложились определенные отношения с некоторыми правоохранителями. По информации  источника в правоохранительных органах, потерпевший является информатором  у сотрудников отдела милиции Железнодорожного района.

18516Вспоминается старая добрая схема, при которой нарушители помогают правоохранителям, а те, в свою очередь, на многое закрывают глаза. Сама Оксана не исключает, что именно сотрудники милиции  могли посоветовать пострадавшему написать заявление в отношении нее, чтобы потом за скромное вознаграждение закрыть дело за отсутствием доказательств. «Когда я пришла первый раз к участковому, он неоднократно мне намекал на то, что я должна как-то с ними договориться. Но я же ничего не делала, зачем мне с кем-то договариваться?! Я была уверена в том, что следствие само во всем разберется», — говорит Оксана.

Существенным выглядит и то обстоятельство, что на стадии досудебного расследования прокуратура дважды возвращала материалы уголовного дела в следственный отдел Железнодорожного РО СГУ по причине отсутствия достаточных доказательств вины обвиняемой.

Остановимся теперь на версии случившегося Оксаны, которую  также подтверждают другие соседи. Согласно ее показаниям, конфликт между соседями возник из-за судебных разбирательств по разделу придомовой территории, которые в итоге, кстати, выиграла семья А. Так после очередной словесной перепалки с подвыпившей матерью потерпевшего, во двор резко вбежал ее сын и с нецензурной бранью набросился на Андрея А. «Потерпевший резко нанес ему (А. – ред.) удар кулаком в лицо в область левого глаза, в результате чего оправа очков треснула и впилась в лицо под левым глазом», — говорится в материалах дела.  Началась драка. Как пояснила Оксана, сначала она очень испугалась и просто прижалась к забору. Когда из дома вышла их дочь и, увидев драку, начала кричать, Аржанова попыталась разнять дерущимся.

«Тогда она (Оксана А. – ред.) побежала к ним и начала разнимать драку, попыталась оттянуть потерпевшего за футболку, а он ударил ее  кулаком в область грудной клетки, от чего она упала на кирпичный забор», — говорится в приговоре суда.

Согласно данным показаниям, поднявшись,  Оксана побежала к дочери, обняла ее и начала звать помощь. Крики услышали соседи, которые впоследствии и разняли драку.

Правдивость этих показаний подтвердили все допрошенные соседи. Кроме того, практически все свидетели отчетливо запомнили, что крови на голове у потерпевшего после драки не было, и ни на какие боли он не жаловался.

К врачам скорой помощи, которую вызвали Оксана и ее муж, потерпевший также не стал обращаться. Как указано в приговоре суда, скорая помощь была вызвана потерпевшим лишь спустя 3 часа после драки.  Осматривавший его врач-нейрохирург каких-либо серьезных травм не нашел: «в затылочной области имелась ушибленная рана, общее состояние оценивалось как компенсированное».

Однако спустя 3 дня, уже другой врач все той же больницы ставит ему совсем другой диагноз: линейный перелом затылочной кости. Тогда же у пострадавшего внезапно выявили и повреждения лица, которых ранее не было. Из всего вышеупомянутого напрашивается версия о том, что травмы головы и лица потерпевший мог получить не в результате драки с Андреем А., а значительно позже. Но и в этом случае суд оказался на стороне обвинения, в очередной раз проигнорировав принцип презумпции невиновности.

img_3589Добавим также, что в итоге обвинение так и не установило, чем же именно был нанесен удар потерпевшему. А по факту нанесения телесных повреждений Андрею А. принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела — ввиду того, что травмы были признаны легкими.

«Участковый мне сказал, когда еще не были известны ничьи диагнозы, что у вашего мужа будут легкие телесные повреждения, а у Е. — тяжкие. Я спросила, откуда он знает, он посмеялся и сказал, что знает», — пояснила Оксана.

30 апреля в Симферополе состоялось рассмотрение этого дела уже в Апелляционном суде Крыма. Но и там  коллегия судей не нашла оснований для измены приговора на оправдательный, полностью проигнорировав недочеты следствия и недоказанность вины. На очереди — кассационная инстанция.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine