И судимы будете

Борис Вишневский, депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга (фракция «Яблоко»)
Одновременное освобождение «хорошо заправлявшей постель» (как ее характеризует администрация колонии) Евгении Васильевой и позорный приговор Олегу Сенцову и Александру Кольченко — очень наглядный пример того, что российское «правосудие» больше не имеет права называться правосудием.

правосудием.

При этом если освобождение Васильевой (в чем мало кто сомневался) многие в России воспримут как пощечину общественному мнению, то приговор Сенцову и Кольченко многие могут и одобрить. Особенно, если регулярно смотрят российский телевизор, упоенно рассказывающий о «террористах из «Правого сектора» (где Сенцов отродясь не состоял), якобы готовивших теракты в «присоединенном» Крыму.

Неважно, что нет никаких доказательств причастности Сенцова и Кольченко к каким-либо преступлениям — кроме показаний уже осужденного в «особом порядке» Геннадия Афанасьева, от которых тот нашел мужество отказаться на суде, заявив, что оговорил их под давлением (проще говоря, под пытками).

Неважно, что на защиту Сенцова встали прославленные режиссеры, в том числе Анджей Вайда и Александр Сокуров, а «Мемориал» признал его политзаключенным.

Неважно, что к украинскому гражданину Сенцову, принудительно зачисленному в российские граждане (о чем он не просил), не допустили украинского консула.

Важно только одно: провести акцию устрашения. Демонстративно покарать тех, кто посмел сопротивляться «присоединению» Крыма (Сенцов покупал и развозил продукты и предметы первой необходимости украинским воинским частям в Крыму, которые были заблокированы российскими «зелеными человечками», прикидывавшимися «самообороной Крыма»). Приравнять в общественном сознании это мирное сопротивление к терроризму.

Это — не суд, а судилище. Не первое в российской истории, но одно из самых позорных.

Позавчера вместе с несколькими десятками общественных активистов, в том числе правозащитником Динаром Идрисовым, адвокатом Иваном Павловым и публицистом и политзаключенным советских времен Александром Скобовым мы собирались в Петербурге, чтобы обсудить процесс над Сенцовым и Кольченко. И посмотрели видеозапись выступления Сенцова на суде.

Ту самую, где он со спокойным достоинством, понимая, что обвинительный приговор предрешен, говорит, что «самый страшный грех на земле – это трусость». Что «есть часть населения России, которая прекрасно знает, что происходит, которая не верит в байки вашего агитпропа, которая понимает, что происходит на земле и в мире, какие ужасные преступления совершает ваше руководство, но эти люди почему-то боятся». Что «у нас тоже была преступная власть, но мы вышли против нее, и в конце мы победили». Что он верит, что то же самое произойдет в России рано или поздно. И что он желает информированной части населения России – «научиться не бояться!».

Посмотрев выступление Сенцова, я сказал, что когда на скамье подсудимых, — а я верю, что это случится, — окажутся те, кто фабриковал это дело, кто давал заказ и его исполнял, — у них мы не увидим ни капли его достоинства. Они будут врать и изворачиваться, валить вину на других, объяснять, что они «люди маленькие», от которых «ничего не зависело», у них «не было другого выхода», они только «выполняли приказ», и вымаливать себе каждый лишний месяц смягчения приговора.

«Не судите, и не судимы будете», — сказано в одной из самых знаменитых книг в истории человечества.

«И судимы будете», — хочется сказать тем, на чей совести приговор Олегу Сенцову и Александру Кольченко.

А Сенцов и Кольченко обязательно будут на свободе.

Источник: Эхо Москвы, блог Борис Вишневский

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine