Эффект Макрона

Виталий Портников, журналист

Сейчас принято говорить, что после первого тура президентских выборов во Франции страна вздохнула с облегчением. Во второй тур выборов вышли бывший министр экономики страны Эмманюэль Макрон и лидер ультраправого Национального фронта Марин Ле Пен. У Макрона есть все шансы победить одиозную соперницу во втором туре выборов. И не только потому, что на его стороне социология. На его стороне - главные кандидаты на пост президента от ведущих политических сил. И Франсуа Фийон, кандидат республиканцев, и Бенуа Амон, кандидат социалистов, и другие ведущие политики обоих лагерей призвали поддержать во втором туре Макрона в рамках логики "республиканского фронта", который однажды уже помешал прийти к власти отцу Марин Ле Пен. Что касается избирателей ультралевого кандидата Жан-Люка Меланшона, этой "красной Ле Пен", то они вряд ли поддержат Макрона - Меланшон единственный из кандидатов не сделал заявления в пользу соперника - но вряд ли поддержат и Ле Пен. Большая часть этой маргинальной - вне зависимости от возраста, ведь на стороне троцкистов нередко симпатии инфантильной молодежи - публики - останется дома. И после второго тура президентских выборов во Франции можно будет перевести дух окончательно.

Но что это будет означать для Франции, для будущего этой страны? На самом деле этого не знает никто. Накануне президентских выборов многие наблюдатели сравнивали Марин Ле Пен с Дональдом Трампом. Но это сравнение, мягко говоря, хромает. В отличие от Дональда Трампа Ле Пен - системный политик, который сделала именно борьбу за власть смыслом своего существования и успеха. Она возглавляет пусть и маргинальную с точки зрения политической платформы, но вполне системную с точки зрения функционирования партию. Более того, основные усилия Марин Ле Пен после того, как она возглавила Национальный фронт, были направлены на то, чтобы придать партии респектабельные черты.

Нет, Марин Ле Пен - никакой не Трамп. Трамп - это Макрон.

Фото: EPA/UPG

 

Как и Трамп, Макрон буквально ворвался во французскую политическую жизнь, оперируя не столько силой программы, сколько обаянием личности. Как и Трамп, Макрон бросил вызов ведущим политическим силам страны. Да, ему не удалось заставить теряющих популярность социалистов изначально поставить на себя в качестве успешного кандидата - но это скорее свидетельствует о том, что французские социалисты находятся в куда более глубоком кризисе, чем американские республиканцы. Как и Трамп, Макрон воспользовался удачным для себя отсутствием понимания электоральной перспективы у главных соперников. Проще говоря, мы часто утверждаем, что после Барака Обамы демократы могли быть уверены в победе на президентских выборах в США - если бы только не выдвинули такого противоречивого кандидата, как Хиллари Клинтон. Во Франции произошло тоже самое. Франсуа Олланд, второй социалистический президент Пятой Республики, оказался куда менее популярен, чем Барак Обама - следовательно успех президентских выборов был буквально в кармане у правых, республиканцев. Но последние предпочли популярному среди французов мэру Бордо и бывшему премьеру Алену Жюппе "серую лошадку" Франсуа Фийона, заслужившего прозвище "Месье Никто". А потом еще и оказалось, что самодовольный "Месье Никто" замешан в коррупционных злоупотреблениях.

Фото: EPA/UPG

Но что из этого всего следует? А следует то, что буквально через несколько недель президентом Франции станет не просто человек, который предлагает избирателям программу, составленную в весьма общих - и это еще дипломатично говоря - выражениях, в то время как ситуация в стране требует конкретных реформ. Станет человек, который не будет опираться не только на парламентское большинство, но и на парламентское меньшинство - потому что у Эмманюэля Макрона вообще нет никакой партии, а сформированное им под президентские выборы движение вряд ли сможет ее быстро заменить - если вообще сможет.

Французы на это ответят, что ничего катастрофического для Пятой Республики в этом нет, так как в истории страны уже наблюдалось "сожительство" социалистического президента Франсуа Миттерана с правым большинством и правительством в Национальном собрании и такое же "сожительство" правого президента Жака Ширака с социалистическим большинством и правительством. Но это плохая аналогия. Во-первых, и у Миттерана, и у Ширака были партийные структуры, на которые они могли опираться, содействуя их победе на предстоящих выборах в парламент - "сожительство" всегда воспринималось как временный этап функционирования власти. Во-вторых, "сожительство" было признано столь неудачным опытом государственного управления, что французы решились на реформу, которая гармонизировала сроки президентских и парламентских выборах. Подразумевается, что избиратели, которые отдали свои голоса президенту из той или иной политической партии, через считанные месяцы поддержат эту же партию на выборах в Национальное собрание. А за кого французы будут голосовать теперь?

Фото: EPA/UPG

Таким образом, Макрон оказывается в еще более сложном положении, чем Трамп. Трамп - при всей своей несистемности - все же был выдвинут президентом от одной из ведущих политических партий страны и эта же партия в день президентских выборов получила контроль над конгрессом. Да, у Трампа есть серьезные проблемы в осуществлении своих планов потому что он не может рассчитывать на тотальную поддержку республиканцев, но все же большинство республиканских конгрессменов воспринимает его как своего. А Макрону придется сосуществовать с чужим парламентом. Одни депутаты будут воспринимать его как врага, другие - как предателя. Трудно будет даже сформировать правительство, не то что проголосовать инициативу, которая будет требовать парламентского одобрения. И этот кризис практически неизбежен. Да, это не катастрофа, которая может произойти в случае победы Марин Ле Пен. Но это - целый букет серьезных, пока еще не прогнозируемых и не понятных до конца проблем.

Во Франции через несколько недель будет обаятельный харизматичный президент - и очень слабое государство, основные институты и ведущие политические партии которого будут находиться в процессе переформатирования. И оттого, как будет преодолён этот кризис, зависит будущее Франции и Европейского Союза. Успех Макрона и нахождения новой модели функционирования государственных и политических институтов станет признаком преодоления проблем, с которым столкнулся континент в последние годы. А поражение будущего президента Франции только расчистит дорогу популистам и может стать прологом к краху проекта единой Европы.

Марин Ле Пен, Меланшон и кремлевские покровители маргиналов никуда не денутся. Они будут ждать своего часа.

Источник: LB.ua