Почему мы молчим?

До войны - в годы воинствующего атеизма - в Крыму взрывали мечети. После депортации крымскотатарскую топонимику стерли сталинским ластиком с карты Крыма, а потом взялись за кладбища и архитектуру. То, что не смогли разрушить, превратили в склады, общественные бани (как было с Кибир-джами в Симферополе, Хан-джами в Евпатории «повезло» - из мечети сделали музей атеизма), клубы и т. д.

Бахчисарайский ханский дворец, благодаря усилиям его тогдашних работников, удалось сохранить даже в то страшное время. Сейчас его разрушают буквально на наших глазах. С нашего молчаливого согласия.

Выброшены за ненадобностью аутентичные черепица-«татарка» и балки Хан-джами, дождь заливает ее михраб. Испорчены оконные витражи и росписи на стенах. Бетонное армирование рушит стены, которым 500 лет. «Реставраторы» бьют кувалдой по нашему сердцу и национальной гордости, ведь Хансарай - единственный сохранившийся образец дворцовой крымскотатарской архитектуры, единственное напоминание о существовавшей когда-то крымскотатарской государственности. Но мы молчим.

Где наша культурная элита? Где все те интеллектуалы, которые так пекутся о национальных ценностях? Где, в конце концов специалисты: историки, архитекторы, реставраторы, археологи, музейные работники - которые по роду своей деятельности должны были хотя бы просто высказать свою профессиональную обеспокоенность происходящим? Молчат все.

И когда наши потомки спросят: «Где вы были, когда уничтожали нашу историческую память?» мы заполним белыми листами своего молчания историю народа, который смог вернуться домой, но не смог сохранить даже воспоминание о стенах, построенных предками.

Источник: Facebook Лиля Буджурова

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine