Почему срочная служба это архаичный хлам, и чем ее можно заменить

Євгеній Лешан

Министр обороны Украины Андрей Загороднюк несколько дней назад сообщил о желании отменить военный призыв. Мол, Украина движется к профессиональной армии по стандартам НАТО. Не всех эта инициатива радует. 

Непримиримая политическая оппозиция принципиально находится в позе бабы яги, которая всегда против, видя в любом шаге правительства Зеленского-Гончарука очередной фрагмент демонтажа государственности - поэтому для них очевидно, что отмена призыва инициирована для нанесения сокрушительного удара по вооруженным силам. 

В определенной степени их можно понять: шесть лет назад в Украине отменял призыв президент Виктор Янукович - за две недели до начала евромайдана. В 2014 году призыва уже не должно было быть.

«Сегодня у нас такое вооружение, такие военные технологии, где требуется очень высокий профессиональный уровень... Техника очень сложная, поэтому армия сейчас должна быть профессиональная», - объяснял свое решение будущий житель Ростова-на-Дону.

Но война, которая началась в том числе и по вине Януковича, несколько откорректировала реформу ВСУ - призыв был возобновлен, а срочники в самом начале войны даже успели принять участие в боевых действиях. Правда, потом войну оставили контрактникам и мобилизованным, а жертвам призыва приказали оставаться в пунктах постоянной дислокации (ППД).

Значительная часть верхушки и офицерского корпуса ВСУ также скептически смотрит на попытки отменить призыв. Сейчас, когда украинцы не спешат подписывать контракт с ВСУ, отказаться от призыва - значит существенно сократить и без того недостаточное количество солдатского состава в бригадах. В некоторых случаях - критически сократить. Если бригада выйдет в зону Операции Объединенных Сил - на ППД некому будет оставаться. 

Но это не вся правда о мотивации привязанности отцов-командиров к призывной армии. Сегодня жизнедеятельность воинских частей рассчитана именно на привлечение дешевой рабочей силы, которой и становятся солдаты-срочники. Именно они выполняют значительную часть работ, от которых зависит не только действенность бригады как боевой единицы, но и ее материальное функционирование как хозяйственного комплекса. Это старый и надежный механизм, который работает, и меньше всего командиры стремятся его сломать. Тем более что рабов в пиксельной форме можно использовать и в собственных полковничьих, генеральских и даже сержантских интересах. 

И это - один из главных аргументов сторонников полной отмены призыва и срочной службы. Они справедливо отмечают, что существующая система принудительного привлечения граждан Украины в ряды ВСУ - пережиток СССР, уходящий корнями еще в Российскую империю, а следовательно, является устаревшей и неэффективной. 

Массовое привлечение молодежи к срочной службе изначально имело целью формирование больших масс минимально обученных базовым военным специальностям бойцов, которых можно быстро использовать в случае войны - как это было в СССР, который надеялся завалить кого угодно неостановимой волной пушечного мяса и железа, добив врага (или долбанув предварительно) ядерным зарядом. 

Украинская «срочка» - это попытка подогнать эту абсолютно неактуальную систему к современным требованиям. Честно скажем: получается не очень, потому что овременная армия требует мотивации и профессионализма, а ни первого, ни второго от принудительно призванных на службу парней ожидать не стоит. Немотивированных юношей из бедных семей, преимущественно из провинции, можно удержать под контролем с помощью насилия и постоянной постановки задач, единственная цель которых - лишить солдата свободного времени и остатков самостоятельного мышления. Сюда же можно отнести и кучу бессмысленных правил, которым подчинена жизнь срочников, вроде стояния «на тумбочке», поддержания формального «порядка». Смысл этих правил - воспитать покорность и иметь возможность в любой момент наказать за нарушения. Именно в воспроизводстве «порядка» и привлечении к различного рода хозяйственным работам протекает срочная служба - собственно военным делом солдаты занимаются не часто.

Конечно, вся эта бессмыслица держится исключительно на насилии, причем насилии неформальном, которое юридически называется «неуставными отношениями», а неофициально - еще с советских времен «дедовщиной». Фактически это - устоявшиеся, традиционные насильственные, дискриминационные и унижающие практики со стороны одних групп военнослужащих в отношении других, низших по сроку службы и по должности. Система срочной службы, особенно если она непопулярна, просто вынуждена воспроизводить такой бесчеловечный механизм внутреннего неформального саморегулирования, и командование это прекрасно понимает. 

В результате прохождения срочной службы солдат приобретает какие-то базовые военные навыки, становится сначала жертвой, потом участником системного насилия, привыкает соблюдать или нести наказание за недостаточно добросовестное соблюдение глупых правил и выполнять лишенные логики задачи. В общем, полтора года жизни парня идут псу под хвост. Это восемнадцать месяцев унижения, грязи и пустоты. Признать это способен не каждый - многие компенсируют это аксиомой «Не служил - не мужик», «Армия - школа жизни» и другими мудростями, смысл которых один: замаскировать горькую правду о просраном времени. 

Поэтому ликвидировать срочную службу - этот пережиток, это место несвободы - безусловно, надо. Не оглядываясь на страдания консервативного генералитета и конъюнктурные вопли оппозиции. 

Но ...

Да, есть «но». 

Мы живем в мире, который, мягко говоря, не есть и не будет «safe space». 

В мире, где граждане могут спокойно забыть о собственном физическом участии в защите страны в двух случаях: во-первых, если их страна достаточно богата, сильна и успешна, чтобы иметь соответственно современную профессиональную, обученную и оснащенную контрактную армию, и во-вторых, если безопасность страны гарантирует современная, сильная, обученная и оснащенная армия страны-союзника. И оба этих случая - не про нас. 

Мы живем в стране, которая прямо сейчас находится в состоянии вооруженного конфликта с гораздо более мощной державой, и никакие миротворческие усилия администрации Зеленского не обезопасят нас от дальнейшей российской агрессии или разожженного усилиями той же России внутреннего конфликта. 

В этих условиях базовые навыки военного дела - не опция, а такая же необходимость, как навыки личной гигиены, счета, чтения и письма, пользования компьютером или общественным транспортом. Школьники в большинстве своем убеждены, что алгебра им не понадобится в жизни - но Министерство образования и науки, слава Дарвину, не отменяет преподавания алгебры в школах. Хотя алгебра в большинстве случаев действительно им не понадобится, но пригодятся сформированные во время ее изучения синаптические связи - то есть, более прокачанный мозг. С военной подготовкой все даже проще - в Украине она может пригодиться каждому в любой момент, и не опосредованно, а напрямую. 

Ну, в самом деле, когда война придет в ваш город, вам придется либо бежать, либо прятаться, либо воевать. Кстати, убежать или спрятаться не всегда получится. А процент мирных жителей среди погибших на Донбассе уже почти прямым текстом шепчет в ухо: с винтовкой у тебя больше шансов. 

Поэтому учиться военному делу - это прямой интерес всех граждан, правда, не очень пока ими осознанный. 

Реализовать этот интерес должна всеобщая базовая военная подготовка. Сегодня предмет с пафосным названием «Защита отечества» (ранее - канцелярское «Допризывная подготовка») преподается в школе, но качество этого обучения - где-то на уровне плинтуса, поскольку абсолютное большинство украинских школьников не имеет никакого желания хоть как-то приближаться к армии, и военруки, если эта вакансия вообще закрыта, не способны мотивировать учеников. Оно и понятно: связывать с армией жизнь, подписывая контракт, мало кто хочет, а служить «срочку», то есть выбросить полтора года жизни на помойку - тем более. Но даже при наличии интереса учащихся к военной тематике, дать им хотя бы начальный курс военного дела в пределах школы невозможно чисто технически. 

Не справятся с этим и общественные организации, которые проводят военные вышколы - хотя бы потому, что ОО - это дело добровольное, требующее определенных финансовых вложений от каждого участника. Хотя на добровольном уровне некоторые ОО дают довольно приличную начальную подготовку. Еще один минус милитарных ОО в том, что некоторые из них имеют определенную радикальную политическую повестку дня, которая, мягко говоря, не всегда соответствует конституционным нормам Украины в области государственного строя и прав человека. Сейчас государство радуется, что эти политизированные ОО выполняют его государственную работу по военной подготовке населения, но впоследствии это может вылезти для Украины боком.

Следовательно, нужен отдельный государственный курс базовой военной подготовки в структуре ВСУ, который бы проходили все. За исключением тех, у кого нет здоровья или кто по религиозным убеждениям не берет оружия в руки. Два-три месяца интенсивной подготовки - вполне достаточно для усвоения главных навыков. Но это должна быть именно интенсивная военная подготовка с утра до вечера: физическая подготовка, владение основными образцами стрелкового оружия, тактика, домедицинская помощь, знакомство с основными образцами военной техники и, безусловно, теоретические занятия. Никаких «тумбочек», дежурств по кухне и подметания плаца. 

На выходе получим - нет, не профессионального солдата, конечно, но человека, который понимает, что от него хочет командир, и умеет это сознательно выполнить, способен действовать на поле боя самостоятельно, в составе пехотного звена, отделения и взвода. 

Почему это лучше «срочки»? 

Потому что значительно быстрее, интенсивнее, интереснее. Без дедовщины, так как рекруты будут иметь дело не с «дедами» или «годками», а исключительно с профессиональными сержантами-инструкторами, которые умеют учить. 

Еще можно предусмотреть дополнительные «плюшки». Например, преимущественный доступ к высшему образованию получат только те, кто прошел курс базовой военной подготовки. То есть, во время конкурса результатов ВНО в вузах при прочих равных предпочтение будет отдано абитуриенту с военным билетом, где указано прохождение курса базовой военной подготовки. 

Как уже было сказано, военная подготовка - это не опция, а базовая потребность. Как среднее образование. Кроме того, государственная служба должна быть доступна только для владельцев таких же военных билетов. 

Дискриминация? Все познается в сравнении. Например, в Израиле, который существует в состоянии перманентной военной угрозы, служат три года. Поэтому пройти трехмесячные курсы интересной интенсивной военной подготовки для дальнейшего высшего образования и гражданской карьеры - это небольшая жертва. 

А кому за эти три месяца понравится армия - те смогут пойти на контракт, а отслужив определенный срок - отправиться на сержантские курсы и делать карьеру сержанта, которая по стандартам НАТО очень приличная, там сержант - не просто разновидность солдата, имеющего право командовать другими солдатами, а полноценный заместитель командира и посредник между офицером и рядовым составом. Есть мнение, что и на офицера должны учиться только те, кто отслужил определенный срок солдатом. 

Да, армия действительно должна переходить на качественные стандарты НАТО - они себя зарекомендовали довольно пристойно во всех вооруженных конфликтах последних десятилетий. Армия действительно должна быть профессиональной, контрактной - потому что на подготовку профессионального солдата по высоким стандартам потребуется не менее года и куча денег, а дальше - служба и постоянное совершенствование, профессиональный и служебный рост, чтобы эти вложения оправдать. 

Но при условии постоянной военной угрозы со стороны гораздо более мощной РФ этого мало. Поэтому должен быть обученный резерв, и он будет формироваться именно из тех, кто прошел курс базовой военной подготовки. Кроме резерва - войска территориальной обороны, куда тоже можно добровольно записаться после курса, проходить регулярные тренировки и ежегодные сборы и иметь еще дополнительные «плюшки» - например, военную форму, амуницию и личное оружие, которое можно хранить дома, определенный соцпакет и прочее.  

Согласитесь, это гораздо лучше, чем срочная служба - реликт людоедской эпохи. Если бы это еще понимали те, кто принимает соответствующие решения в правительстве и парламенте ...  

Источник: «Нигилист»

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine