«Москитный флот»: болезненный укус для противника

Андрій Риженко, капітан 1 рангу, 2004-2020 роки - заступник начальника штабу ВМС України

11 апреля нынешнего года президент Владимир Зеленский в сопровождении высшего военного руководства посетил город Бердянск. Там ему продемонстрировали планы создания новой инфраструктуры Военно-морских сил Украины на Азовском море.

Несмотря на то, что этот визит президента, а также визиты министра обороны Андрея Тарана в Одессу и Очаков дают некоторую надежду на развитие системы базирования ВМСУ, общее видение дальнейшего направления развития отечественного военного флота в условиях российской агрессии официально пока не сформулировано. Попробуем рассмотреть один из вариантов построения украинских Военно-морских сил, исходя из приоритетных задач и финансовых возможностей нашего государства.

Начнем с того, что хотя 2014 год для Военно-морских сил Украины и был трагическим, но он принес много изменений. Стало понятно, что враг есть, и это — Россия. И разговаривать с ней нужно, имея силовые козыри в руках. Иного Россия не понимает, иначе ее не остановить.

Поскольку большинство боевых кораблей ВМС Украины были захвачены и остались в Крыму, встала задача возродить отечественные военно-морские силы в новых военно-политических реалиях. С помощью не замедлили иностранные партнеры и украинские волонтеры.

Но сначала все пошло по старой привычке. На стратегическом уровне, в «привычном кругу» (без военно-морских экспертов) происходил пересмотр всего пакета документов, касающихся будущего ВМС Украины, и доказать актуальность новых подходов удалось, прежде всего, благодаря настойчивости наших иностранных партнеров из стран НАТО. Хотя сопротивление старых традиций чувствовалось значительное, постепенно логичные и понятные методики стали побеждать.

Катер специального назначения ВМСУ U170 «Скадовск» типа «Гриф-М» Фото: © Joinfo

Первым украинским национальным боевым кораблем стал артиллерийский катер «Гюрза-М», разработанный на базе речного бронекатера проекта «Гюрза», две единицы которого были поставлены в 2004 году на вооружение береговой охраны Узбекистана.

Несмотря на уверения разработчиков, для морских операций этот катер оказался непригоден: слабое вооружение, недостаточная мореходность, малая скорость. Даже несмотря на героизм моряков, которые на них служат, «Гюрза-М» не подходит для морского боя: у него нет тактических преимуществ, которые могли бы стать основой победы над более сильным противником. События в Керченском проливе 25 ноября 2018 года четко это продемонстрировали. Минобороны, Генштабу и командование ВМС Украины должно было сразу понять, что больше не нуждается в катерах «Гюрза-М», а их дальнейшее строительство — напрасная трата денег.

В 2017–2019 годах в ВМС Украины была разработана Стратегия ВМС-2035, впервые довольно простым языком сформулировавшая реалистичное видение будущего Военно-морских сил Украины на 15-летнюю перспективу. Согласно этой стратегии, основное назначение ВМС заключается в трех размещенных по приоритетности задачах: защите от агрессии на море и с морского направления, защите национальных экономических интересов Украины (включая свободу судоходства), участии в международных операциях по морской безопасности.

На это время и ближайшую перспективу на развитие боевых возможностей ВМС Украины бюджет Минобороны может выделить не более 3–5 млрд грн (примерно до 200 млн долл.) в год. Не очень много, но на порядок больше, чем суммы, выделявшиеся на эти нужды 10 лет назад. Надо добавить, что стоимость самого корабля — это в среднем лишь 30% стоимости его содержания в течение жизненного цикла (20–25 лет). Остальное — затраты на инфраструктуру базирования, ремонт, горючее, технический регламент, подготовку экипажа, его расквартирование и т.п.

Вполне понятно, что сейчас угроза агрессии против Украины с моря требует фокусирования основного внимания ВМС Украины на участке Черного моря от Одессы до Севастополя (примерно 150 миль длиной) и участке Бердянск—вход в Керченский пролив (100 миль) на Азове. Такие географические параметры позволяют Украине сдерживать более сильного агрессора многофункциональными катерами так называемого москитного флота, а метеорологические условия Черного моря позволяют практически круглый год применять такие относительно небольшие боевые единицы. Одним из определяющих факторов в пользу постройки скоростных малоразмерных боевых кораблей является стоимость самого плавсредства как боевой платформы для доставки комплекта морского оружия в район боевого применения: для катера это составляет в 4–25 раз меньше, чем для корвета или фрегата. И хотя катер проиграет в автономности и мореходности корвету или фрегату, однако преимущества последних будут важны для выполнения других задач, в более отдаленных, чем территориальные воды и исключительная экономическая зона в Черном море, районах возможного боевого применения.

Первый опыт применения далеко не новых патрульных катеров типа «Айленд» (длина 35 метров, водоизмещение 150 тонн) свидетельствует, что такие габариты позволяют уверенно выполнять задачу в западной части Черного моря. Кстати, в перспективе, даже несмотря на такие скромные характеристики, он вполне может эффективно использоваться в Средиземном море с операционными затратами, в десятки раз меньшими, чем у фрегата или корвета.

Высокая скорость и боевая мощь катеров «москитного флота», возможность применять немалое их количество в синергии с беспилотными летательными и надводными аппаратами, а также береговыми противокорабельными комплексами может иметь серьезное влияние на противника, который готовится к классической войне на море.

Приведенные выше преимущества и имеющиеся финансовые ресурсы делают вполне реалистическим наращивание надводных сил ВМС Украины 25–30 катерами «москитного флота» в течение ближайших пяти лет. Идеально, по моему мнению, было бы приобрести за рубежом с организацией дальнейшего производства в Украине проверенные практикой проекты кораблей ВМС иностранных государств таких классов:

— патрульный катер для охраны портов, объектов морской индустрии, безопасности судоходства, противоминных действий, с ориентировочным водоизмещением до 250 тонн;

— амфибийно-штурмовой катер для рейдовых действий морской пехоты или сил специального назначения, с ориентировочным водоизмещением до 100 тонн.

Корабли с большим водоизмещением нужно строить позже, начиная с конца второго этапа реализации Стратегии ВМС-2035, ведь эти корабли значительно дороже, выполняют задачи в других операционных зонах, а в прибрежной зоне являются идеальной мишенью для средств поражения противника. Кроме того, выявление и сопровождение противником таких кораблей вполне возможно уже с момента их выхода из базы.

Приведенное выше обоснование подкрепляет вывод Стратегии ВМС-2035, что «москитный флот» является оптимальным вариантом быстрого построения довольно серьезных и опасных для противника надводных сил ВМС Украины в ближайшие три-четыре года. Кроме того, важны соответствие проектов (оружия, связи, передачи данных, обеспечения) стандартам НАТО, локализация их производства с передачей технологий Украине, возможность кредитования и разумных инвестиций в производство.

В конце 2019-го — начале 2020 года сложились весьма благоприятные условия для начала реализации этого концепта. Стратегия ВМС-2035 была одобрена отечественным Министерством обороны, получила положительную реакцию отечественных экспертов и представителей стран-партнеров.

Передача от США Украине двух катеров типа «Айленд» и доведение до конца планов поставки еще трех таких кораблей в 2021 году фактически открыли бы эру существования эффективного «москитного флота» в ВМС Украины. Следующим этапом должно было быть решение вопроса о поставке на вооружение ВМС Украины новейших американских «москитов» — многоцелевых катеров «Марк VI». Кроме того, началось обсуждение предложений других стран НАТО, вплоть до получения инвестиций и строительства современных и высокотехнологичных проектов катеров на наших судостроительных мощностях.

Но, похоже, этот процесс застопорился, и не хотелось бы верить, что на это повлияло что-то большее, чем карантин пандемии COVID-19. Однако складывается впечатление, что кто-то в оборонном блоке власти упрямо не считает приоритетом государственной политики быструю поставку морского оружия для защиты от российской агрессии. В частности, снова продавливается неактуальная сейчас идея строительства корвета проекта 58250, который может просто бездарно съесть большую часть бюджета развития на нужды ВМС, займет значительно больше времени (по меньшей мере, пять-шесть лет) и будет иметь операционный вес не больше ракетного катера (несмотря на стоимость в четыре–шесть раз выше). Проект очень сложный для реализации, сейчас не актуальный и более всего выгоден России как удобная для поражения мишень и финансовый якорь эффективного развития корабельной составляющей ВМС Украины.

Сейчас важно понять, что в условиях смертельно опасной для нас угрозы со стороны России на Черном и Азовском морях, наличия у нее дальнейших планов захвата украинской территории, а также с учетом ограниченного финансового ресурса, быстрое строительство современных и технологичных катеров с мощными средствами поражения критически необходимо. Без четкого понимания этого невозможно создать военно-морской кулак, который сможет асимметрично и эффективно противодействовать агрессору.

Источник: ZN.UA

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine