Керченский мост & Кассовый разрыв

Сергей Мокрушин, Центр журналистских расследований

Опубликованная российским Forbes информация о приостановлении финансирования строительства Керченского моста задала течение в информационном потоке надолго, но, вполне вероятно, скоро российские федеральные СМИ выдадут контраргумент. Компания “Стройгазмонтаж” Аркадия Роттенберга еще не получила предусмотренные на этот год 65 миллиардов рублей. Но, не исключено, что нам скоро покажут оживленное строительство, а подрядчик с экрана телевизора заверит, что работы идут  по плану, несмотря на задержки финансирования. Как говорил один великий мыслитель современности, “денег нет, но вы держитесь здесь”. И у Роттенбергов ради лица Путина будут держаться показательно.

kerchenskiy_most_proekt_2

Итак, Forbes опубликовал информацию из письма гендиректора компании Андрея Кириленко на имя первого заместителя министра транспорта Евгения Дитриха и главы Росавтодора Романа Старовойта. Директор компании-подрядчика жалуется на остановку финансирования и утверждает, что внутренние ресурсы подрядчика исчерпаны. Автор письма еще много на что жалуется — от объективных сложностей при реализации проекта до проблем с импортной техникой, тяжело доступной в условиях санкций.

Информационные лакуны заполняет другой источник, анонимный сотрудник компании-подрядчика. С полным списком жалоб можно ознакомиться на сайте Forbes, мы лишь зафиксируем важную деталь: письмо это датировано 27 мая 2016 года.

w800h600 (4)

В 2015 году на проектирование и строительство керченского моста компания «Стройгазмонтаж» получила из российского бюджета почти 50 миллиардов рублей. Информационная повестка сегодняшнего дня создает иллюзию того, что деньги эти действительно вложены в строительство, или распилены, но тоже под прикрытием стройки. Но большая часть денег, похоже, растворилась вообще без каких-либо следов. Возможно, они проявятся позже, а возможно исчезнут бесследно, как это уже было при прежних (не таких, впрочем, настойчивых) попытках реализации Керченского моста.

Если внимательно изучить карточку госконтракта на строительство моста на российском сайте госзакупок, можно обнаружить четыре исключительно важных документа. Это акты приема-передачи выполненных работ. Три из них — отчет о выполнении проектно-изыскательских работ, и всего один — о выполении работ строительных. Речь идет, по сути, о подготовительном этапе стройки — возведении так называемых технических или рабочих мостов РМ-1, РМ-2 и РМ-3. Что в некоторой степени совпадает с публичными рапортами о темпах строительства моста — сваи под основные конструкции начали забивать совсем недавно.

svai_3.2e16d0ba.fill-790x530

ФАЙЛ ОТЧЕТ

Сумма денег, за которую по факту отчитался генподрядчик — менее 8 миллиардов рублей. Причем, отчитался он за эти деньги в период с 25 мая по 3 июня 2016 года — такие даты проставлены на документах.

Получается, что по официальным данным, на 25 мая 2016 года подрядчик отчитался лишь на 15% от суммы, которую должен был освоить в течение 2015 года (48,9 млрд). Куда девались еще свыше 40 миллиардов рублей — из документов непонятно.

И вот теперь — запрос новой суммы, еще 65 миллиардов рублей. Что характерно, запрос де-факто публичный — это первый внутренний документ мостостроителей, оказавшийся в распоряжении СМИ, да еще и в сопровождении живого источника информации из компании-подрядчика. Ответить на многомиллиардный запрос правительство России теперь просто обязано. Учитывая сакральность объекта и дружбу президента с владельцем компании-подрядчика, высока вероятность ответа положительного.

RM2_01.2e16d0ba.fill-790x530

Теперь вспомним бэкграунд, который очень важен в данной ситуации.

После того, как один друг Владимира Путина, Геннадий Тимченко, отказался брать на себя заказ по строительству моста, и его взял другой друг Владимира Путина, Аркадий Роттенберг, достаточно оригинальным способом был решен вопрос о банке, который должен сопровождать сделку. Фирма друга Путина настаивала на том, чтобы финансовые потоки на Керченский мост администрировал проблемный Мособлбанк, санируемый СМП-Банком Роттенбергов. По данным СМИ, кассовый разрыв проблемного банка тогда составлял порядка 100 миллиардов рублей, а самого банка не было в правительственном перечне финучреждений, которые могут быть допущены к администрированию проектов дороже 10 миллиардов рублей.

По российскому законодательству так вообще-то нельзя. Но, благодаря дополнительному соглашению к контракту, фирме друга Путина теперь можно.

В итоге, в отличие от мостостроения, в банковском деле у Роттенбергов наблюдаем сплошь и рядом успех. 49 миллиардов рублей убытков в 2014 году сменились 40 миллиардами рублей чистой прибыли в 2015-м.

Совпадение? Не думаем.

Добавить комментарий

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine
Перейти к верхней панели