- Центр журналистских расследований - https://investigator.org.ua -

Ирина Мудрая: Мы знаем, как заставить Россию платить

26 ноября председатель правления Ощадбанка Андрей Пышный сообщил о победе международный арбитраж принял решение, согласно которому Россия должна заплатить Ощадбанку 1,3 млрд долларов США в качестве компенсации за потерянные в результате оккупации Крыма активы. О значении этого решения для Украины и возможности фактического взыскания с России присужденной компенсации Центру журналистских расследований рассказывает Ирина Мудрая, заместитель директора Департамента реструктуризации задолженности и взыскания Ощадбанка.

Евгений Лешан: Ирина, объясните, пожалуйста, в чем суть решения Арбитражного трибунала?

Ирина Мудрая: 26 ноября 2018 года Ощадбанк получил окончательное решение, вынесенное международным коммерческим арбитражем в пользу Ощадбанка от Российской Федерации за потерю активов в Автономной республике Крым. Суть решения заключается в следующем: суд решил, что имеет юрисдикцию рассматривать этот спор — то есть, что у суда есть компетенция для рассмотрения спора. Суд принял решение, что Россия нарушила условия договора между Кабинетом министров Украины и Российской Федерацией о защите инвестиций. Суд принял решение о полной компенсации убытков, которые понес Ощадбанк в результате потери активов. Это резолютивная часть решения трибунала.

Евгений Лешан: Что означает это решение для Украины?

Ирина Мудрая С точки зрения международного права это беспрецедентное решение. В истории международной юридической практики такого решения не было. Есть аналогичные, но немного иные по правовой сути. Для Украины это очередное подтверждение того, что международное юридическое сообщество не признает незаконной оккупации, аннексии крымского полуострова. Это еще одно подтверждение того, что России в конце концов не удастся избежать ответственности.

Евгений Лешан: Россия уже заявила, что не признает решение международного арбитража при Постоянной палате Третейского суда в Гааге — почему Гаага, кстати, если суд в Париже? По мнению Министерства юстиции России, арбитраж не имеет юрисдикции для рассмотрения этого дела. Поэтому Россия не будет платить. Ваши действия?

Ирина Мудрая: По поводу Гааги — данный спор был рассмотрен арбитражным институтом ad hoc, который действовал во исполнение права Комиссии ООН по правам международной торговли. Данный процесс администрировался постоянным арбитражным судом, расположенным в Гааге.

Об отказе России — да, есть официальная позиция Москвы, которая заключается в том, что Россия не признает вынесенного решения, поскольку считает, что у трибунала не было юрисдикции. Однако есть нормы международного права, которые признает весь мир, и суд в соответствии с этими нормами принял решение, что у него есть юрисдикция.

Евгений Лешан: Как вы возьмете эти деньги?

Ирина Мудрая: Конечно, Россия не собирается выполнять добровольно это решение. Существует достаточно большой перечень международных инструментов, которые могут обеспечить взыскание средств в пользу истца. Таким инструментом является возможность поиска и обращения взыскания на активы Российской Федерации, активы, которые являются государственной собственностью. Здесь следует быть очень аккуратными, так как во многих странах государственная собственность Российской Федерации имеет иммунитет. Здесь тщательно надо будет подходить к юрисдикции. Мы сейчас вопрос детально анализируем, но такой вариант есть, и его отбрасывать нельзя. Еще один вариант: «Ощадбанк» в отношениях с должниками Российской Федерации, где Россия является стороной-кредитором, может заявить в суд о замене стороны-кредитора и таким образом стать вместо России кредитором в отношениях с другими контрагентами. Также есть вариант взыскания на коммерческое имущество государственных предприятий Российской Федерации.

Евгений Лешан: Какие активы банк потерял в Крыму?

Ирина Мудрая: Нужно сказать, что суд полностью удовлетворил заявленные требования по утраченным активам. Потерянные активы состояли из недвижимого имущества — помещений, зданий, оборудования, — движимого имущества, оснащения. То есть, все то, что физически находилось на территории Автономной республики Крым. Так же и активы третьих лиц, которые были на хранении в банке — а это золото и валютные ценности, которые банк хранил во исполнение определенных поручений Службы безопасности Украины. Это и потерянный бизнес, и гудвилл. В целом стоимость, которая была присуждена к компенсации Российской Федерации, составляет около 1,3 млрд долларов США.

Евгений Лешан Один из эпизодов присвоения Россией ваших активов — это похищение из хранилища Ощадбанка некоторого количества золота и денежных средств под руководством бывшего «первого вице-премьера» Крыма Рустама Темиргалиева. Привлечен ли кто-либо к ответственности и удалось ли вам вернуть те ценности?

Ирина Мудрая: Это очень непростая история. То было разбойное нападение так называемых «зеленых человечков» под руководством Темиргалиева. Были инициированы уголовные дела в отношении этих персоналий, но их дальнейшую судьбу я не отслеживала и не могу комментировать, но я более чем уверена, что ответственности никто не понес. Общая сумма похищенных ценностей, которые составляли и денежные средства, и валютные ценности, и золото — около 30 млн долларов США. Эта сумма была полностью включена в размер убытков, которые были заявлены к возмещению, и полностью удовлетворена судом.

Евгений Лешан: Кто-либо из ваших сотрудников выехал на материк после аннексии и прекращения работы Ощадбанка в Крыму?

Ирина Мудрая После того, как помещениями банка завладел российский банк РНКБ, некоторые сотрудники, которые не имели возможности выехать, не имели здесь родственников или не хотели уезжать — остались в Крыму. Кто-то остался работать в РНКБ, кто-то ушел. Но очень многие сотрудники переехали на материковую часть, и банк их всех трудоустроил — сейчас они работают в банке.