- Центр журналистских расследований - https://investigator.org.ua -

Крымское дело ПриватБанка: вкладчики платят за всё

Журналистское расследование «крымского дела ПриватБанка» продолжается. Теперь Центр журналистских расследований расскажет, куда, вероятно, делись миллиарды гривен средств крымских вкладчиков, которые ПриватБанк по договору перевода долга перечислил на счета финансовой компании «Финилон», и почему банк не волнуется из-за утерянной крымской части кредитного портфеля и крымской же недвижимости. В первой части расследования «Глубокие карманы Коломойского. Путешествие крымских вкладов ПриватБанка» речь шла о том, что ФК «Финилон» была связанной компанией и контролировалась акционерами Банка — Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым, а сам договор перевода долга держался в секрете. 

Из письма и.о. председателя правления ПриватБанка Александра Шлапака к премьер-министру Владимиру Гройсману от 1 февраля 2017 года, копию которого ЦЖР публикует впервые, становится известной сумма, которую ПриватБанк перевел на счет компании «Финилон» в 2014 году для выплат крымским вкладчикам — более 8,215 млрд грн. Также узнаем, что ПриватБанк продал компании «Финилон» свой крымский кредитный портфель по 7,939 млрд грн и недвижимость в оккупированном Крыму — по 213,5 млн грн. По результатам проведения указанных операций, пишет господин Шлапак господину Гройсману, на счету ФК «Финилон» осталось около 62 млн грн.

Получается интересная арифметика. Если сложить суммы, за которые были проданы кредитный портфель и крымская недвижимость ПриватБанка, и 62 млн, оставшиеся на счетах «Финилона», получим сумму в 8,2 млрд грн — то есть, столько же, сколько «Финилон» получил от ПриватБанка по договору перевода долга, чтобы отдать крымским вкладчикам. Но не отдал — и об этом Александр Шлапак также пишет премьеру. То есть, получается, что за счет средств вкладчиков ПриватБанк погасил свои убытки в Крыму?

Шлапак-Гройсману-2017

За объяснениями Центр журналистских расследований обратился к Александру Паращию, руководителя аналитического департамента инвестиционной компании Concorde Capital. Эксперт по нашей просьбе анализирует ситуацию с двух позиций — бывшего менеджмента ПриватБанка и государства.  

«Если мы поставим себя на место менеджмента ПриватБанка по состоянию на осень 2014 года, то у нас ситуация следующая. У нас есть обязательства по депозитам на 8,2 млрд грн, которые очевидно надо будет выплатить, потому что люди придут за деньгами. При этом у нас есть кредитный портфель в Крыму, который составляет то ли 5 млрд, то ли 13 млрд, но это не важно, потому что мы понимаем, что его стоимость близка к нулю. То есть, у нас есть обязательство заплатить 8,2 млрд, и есть возможность вернуть кредиты на какую-то очень незначительную сумму. То есть в чистую нам придется заплатить где-то около 8 млрд грн, — объясняет Александр Паращий ситуацию, в которой оказался ПриватБанк весной 2014 года. Он добавляет, что банк расставаться с деньгами не желает.

Олександр Паращій, керівник аналітичного департаменту ІК Concorde Capital Фото: investigator.org.ua

«Очевидно, что банк этого делать не хочет. Поэтому он находит какую-то компанию или создает ее, и платит ей чистыми не 8 млрд, а 62 млн. И передает ей и все крымские активы, и все крымские обязательства. То есть, банк, вместо того, чтобы погасить 8,2 млрд грн депозитов и бегать за теми, кто взял кредиты, явно не рассчитывая что-то получить, просто платит фирме 62 млн грн, чтобы эта фирма сама решала вопросы и с депозитами, и с кредитами», — говорит Паращий. 

Таким образом, ПриватБанк за счет денег своих крымских вкладчиков компенсировал себе потери от невозвращенных кредитов и захваченного имущества банка. 

Смелая версия: деньги никто никуда не перечислял, состоялись взаимозачеты. Но Центр журналистских расследований имеет на руках банковские выписки со счетов общественной организации «Информационный пресс-центр» (IPC). По данным этих счетов, 12 ноября 2014 года, то есть еще за 5 дней до подписания договора с ФК «Финилон», средства, принадлежащие IPC, ПриватБанк c крымского счета перечислил на счет ФК «Финилон» в Днепре, затем — 17 ноября сторно, то есть, с исправлением ошибки — провел еще раз. А 27 ноября средства IPC оказались на счету ПриватБанка с кодом 2909 — это код балансовых счетов банка, на которые направляются средства c закрытых счетов.    

Рух коштів IPC рахунками ПриватБанку у 2014 р. Фото: investigator.org.ua

Валютные же средства IPC, судя по выписке банке, не перечислялись ФК «Финилон», а сразу c крымского счета организации 27 ноября упали на тот же счет ПриватБанка с кодом 2909. Когда IPC вместе с редакцией ЦЖР эвакуировался в Киев и открыл в ПриватБанке новые счета, по просьбе перечислить на них средства со счетов 2909, в отделении отвечали, что они этого сделать не могут, потому что «в системе не видят» . Так где же деньги?

«Деньги списались с баланса банка и перешли на баланс ФК «Финилон», но это были не денежные операции. Просто поменяли счета и все», — допускает Александр Паращий.

«Счет — это обязательство ПриватБанка перед вами. То есть, вы приходите в банк и говорите: дайте мне 160 тысяч гривен. Вам подтверждают, что вы эти деньги вкладывали, но говорят, что в кассе денег нет. Предлагают подождать до завтра или послезавтра, когда в кассе появятся деньги. То есть, то, что банк вам должен, не означает, что эти деньги банк физически держит в сейфе», — объясняет финансовый эксперт.

Еще больше дело запутывает информация, которую ООО «ФК «Финилон» выложила в ответе на адвокатский запрос Дмитрия Дугинова. В письме за подписью Александры Сокоренко, которая до 2017 года возглавляла компанию, утверждается, что «21.12.2016 ПАО КБ «ПриватБанк» было совершено полное списание всех денежных средств со всех счетов компании в счет приобретения акций по решению правительства о национализации банка».  

Списання грошей (1) (1)

Конечно же, на вопрос, где деньги крымских вкладчиков, лучше мог бы ответить сам ПриватБанк. Но от интервью там отказались. Пресс-секретарь банка Олег Серга послал письменный ответ. (Но не на почту письмом, а в мессенджер Facebook журналисту. Это вполне в стиле ПриватБанка, который давно отказался от официальных писем с «мокрыми» подписями и печатями, которые можно использовать как документ, в том числе в суде). К сожалению, в полученном комментарии ПриватБанка нет ответа на вопрос, где физически сейчас находятся деньги крымских вкладчиков и действительно ли в 2016-м году ПриватБанк списал все средства со счетов ФК «Финилон» для приобретения акций, как это утверждает финансовая компания. 

Итак, что нового сообщил ПриватБанк? Во-первых, дополнительно к перечисленным «Финилону» в 2014 году 8,215 млрд грн, о которых стало известно из письма главы Банка Шлапака премьеру Гройсману, в 2016 году было перечислено еще более 7 млрд, о чем сообщалось ранее. 

«Бывшим менеджментом Банка с ООО ФК «Финилон» в течение 2014 — 2016 годов заключены договоры относительно активов и обязательств Банка в АР Крым на сумму более 22 млрд грн, согласно которым на ООО ФК «Финилон» были переведены обязательства Банка по выплате средств крымским вкладчикам по депозитным договорам и договорам банковского обслуживания и перечислены на счет ООО ФК «Финилон» соответствующие средства в сумме задолженности Банка перед крымскими вкладчиками: 8215457 404,28 грн. в 2014 году и 7094 176,62 грн. в 2016 году соответственно», — говорится в ответе ПриватБанка на запрос ЦЖР.

Таким образом, общая сумма переведенных ПриватБанком «Финилону» средств для выплат крымским вкладчикам превышает 15 млрд!

Однако «Финилон» не отдал крымским вкладчикам ни копейки — и средства по выигранным ими делам банк возвращал сам. После национализации, сообщает ПриватБанк, он направлял «Финилону» дополнительные соглашения, чтобы из договора перевода долга исключить выплаченные средства, но компания оставила их без рассмотрения и уклонилась от подписания.

«После национализации, в течение 2017 — 2019 годов, Банк направлял ООО ФК «Финилон» дополнительные соглашения, согласно которым предлагалось обязательства по возвращенным Банком депозитам исключить из договора перевода долга, а ООО ФК «Финилон» — вернуть Банку средства, которые были уплачены по указанным решениям суда. ООО ФК «Финилон» все направленные после национализации дополнительные соглашения оставил без рассмотрения и уклонился от их подписания, а денежные средства, уплаченные Банком вкладчикам, Банку не перечислил», — говорится в ответе ПриватБанка. 

Центр журналистских расследований направил информационный запрос и в ФК «Финилон». В канун выхода программы ответа не получили, а попытки выяснить, стоит ли ожидать, вызвало у Александры Сокоренко, экс-руководительницы компании, телефон которой указан и на сайте, и в госреестре, бурную реакцию: «И что, мы все должны бросить и ради вашей программы подпрыгнуть здесь все? Я не понимаю, почему вы мне ставите задачи какие-то?» В конце Сокоренко, заявив, что не имеет запрашиваемой информации, бросила трубку.   

Александр Паращий, руководитель аналитического департамента инвестиционной компании Concorde Capital, рассматривая ситуацию с крымскими вкладам ПриватБанка с позиции государства, которая на сегодня является владельцем банка, считает, что самым простым выходом из ситуации будет возвращение к позициям, которые предшествовали подписанию договора о переводе долга «Финилону» .  

«Мы понимаем, что государство упустило этот случай, когда осенью 2014 банк отдал и активы и обязательства, связанные с Крымом. Теперь он имеет проблемы, потому что есть вкладчики, которые считают, что они доверили деньги именно ПриватБанку и они требуют свои вклады именно от ПриватБанка. И также, как мы знаем, что есть ряд судебных решений в пользу вкладчиков. При этом банк сейчас не имеет обязательств перед этими вкладчиками, так как при прежнем акционере все эти вклады были кому-то проданы. Очевидно, что самый простой вариант — это либо расторжение договора с ФК «Финилон», или через суд признание всех этих договоров ничтожными, и соответственно, откат всей ситуации до того состояния, когда еще не были подписаны все договора с «Финилоном», — считает Александр Паращий. 

Есть еще один важный документ в «крымской деле Приватбанка», который Центру журналистских расследований удалось найти. Это решение Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сфере рынков финансовых услуг — сокращенно Нацкомфинуслуг (НКФП). В марте 2017 Кабмин Гройсмана переслал Нацкомфинуслуг цитированное выше письмо главы правления ПриватБанка Шлапака, в котором среди прочего есть утверждение, что «Финилон» не выполняет свои обязательства по договору с ПриватБанком о возвращении крымских вкладов. Комиссия потребовала от ФК «Финилон» большой перечень документов и данных — и нашла большое количество нарушений законодательства. 

Во-первых, Нацкомфинуслуг обнаружила, что уставной капитал в ФК «Финилон» меньше установленного минимума на 5 млн грн, и потребовала исправить это нарушение. Дальше — больше. Компания, которой ПриватБанк передал обязательства по выплате средств кредиторам-крымчанам, то есть, физическим лицам, по данным Нацкомфинуслуг, не получала лицензии для ведения такого вида деятельности! Кроме того, предоставленные отчетные данные содержат недостоверную информацию, и не все запрашиваемые Нацкомфинуслуг документы были предоставлены. Поэтому производство по этому делу, начатому актом о нарушениях, комиссия приостановила — до получения дополнительных материалов от ФК «Финилон».

порушення фінілону 2

На этом летом 2017 доступная история о реагировании Нацкомфинуслуг на многочисленные нарушения и невыполнение обязательств по договору перевода долга и оборвалась. Министерство финансов и правительство, в лице которых государство владеет ПриватБанком, тоже никаких претензий к компании, которой перебросили больше 15 млрд грн на выплаты крымским вкладчикам, пока не высказывает. 

С каждым новым документом «Крымского дела ПриватБанка» цифр все больше и больше, и они значительно различаются. Для удобства сравнения сумм, встречающихся в различных документах, мы разместили их в табличке. 

Первая горизонтальная линия показывает разницу в официальных данных о размере долга крымским вкладчикам. В письме Шлапака премьеру Гройсману говорится, что «на дату прекращения деятельности ПриватБанка на территории АР Крым (данные с баланса на 30.05.2014) обязательства банка по выплате средств по вкладам составляли — 7 385 205 588,25 грн ( гривневый эквивалент обязательств на 30 мая 2014)».

В то же время на выплату этого долга «Финилону» переведены 8,215 млрд грн в 2014 году и, как видно из ответа ПриватБанка ЦЖР, в 2016 году — еще 7 млрд грн. И больше нигде последняя сумма не называется. И в решении Нацкомфинуслуг, которое оперирует предоставленными ПриватБанком и «Финилоном» данным, сумма по договору перевода долга определена в 8,238 млрд грн. 

На 30 мая 2014, как писал в письме к премьеру глава ПриватБанка, задолженность юридических и физических лиц по кредитам составляла 5 789 003 462,91 грн. В ноябре, при продаже «Финилону», ПриватБанк оценил крымский кредитный портфель более чем вдвое дороже — в 13,899 млрд. Хотя, как справедливо заметил аналитик Александр Паращий, его фактическая цена в оккупированном Крыму близка к нулю.

Фото: investigator.org.ua

ПриватБанк в своем ответе напоминает, что в 2017 году правительству предлагалось рассмотреть вопрос о возвращении на баланс Банка активов и пассивов, переданных ФК «Финилон», с проведением дальнейшей докапитализации банка. Тогда Александр Шлапак просил 22 миллиардов гривен. То есть, правительству предлагается еще раз заплатить за кредитный портфель и недвижимость ПриватБанка в Крыму, за которые компания Коломойского «Финилон» заплатила банку Коломойского деньгами крымских вкладчиков. Вкладчиков, которые продолжают судиться теперь уже с государственным банком, в позиции которого после национализации ничего не изменилось.   

ПРИВАТные судебные истории 

Адвокат Ксения Тарасова специализируется на банковском праве. Основная практика ее адвокатского бюро — это дела о возвращении вкладов лопнувших банков. ПриватБанк в этой практике — тема особая, ведь банк не только жив, но и высокодоходен. Однако чтобы вернуть средства крымских вкладчиков — надо непременно судиться. Добровольно ПриватБанк деньги не возвращает.

«Сейчас уже всем стало понятно, что вопрос не решается. Когда в 2014 году вкладчики крымские поехали в Днепропетровск, в главный офис, и пытались решить вопрос, им первые несколько месяцев предлагали перезаключить договор на каких-то не очень выгодных условиях. Затем в банке решили, что зачем вообще выплачивать, если мы можем такую позицию принять, что мы эти вклады не видим», — говорит адвокат.

Ксенія Тарасова, адвокатка Фото: investigator.org.ua

Не очень выгодные условия, которые предлагались вкладчикам крымских отделений ПриватБанка — это замораживание вкладов на 5 лет. То есть, менеджеры ПриватБанка обещали людям вернуть вклады, но через 5 лет. Не все могли пойти на такие условия, ведь на такое самоограничение мог решиться разве что тот, для кого сбережения были не последними деньгами.  

Асан Абдураманов — бывший предприниматель из Бахчисарая. До оккупации Крыма занимался торговлей цветами, которые, среди прочего, импортировал из Турции. В мае 2014 «ПриватБанк» не перечислил партнеру Асан-бея 31 тыс. долларов. Деньги зависли в банке, и вернуть их Асану не удалось до сих пор.

«В течение целого года мне звонили мои поставщики из Турции. Потому что это долг мой. Я говорю: «В стране такое случилось, я не съел ваши деньги, они лежат на счету в банке». Я уже не мог поехать заключить с кем-то еще договор о дальнейшей работе. Очень негативное будет у них у всех мнение, потому что я человеку задолжал 31 тыс. долларов. Слава богу, до сих пор со мной общается, нормально. Мы надеемся вместе, что мы эти деньги получим», — говорит Асан Абдураманов.

Он неоднократно ездил из оккупированного Крыма в Днепр, в главный офис ПриватБанка. Там ему сначала говорили, что нужно перерегистрировать бизнес на свободной территории Украины, получить справку переселенца, открыть новые счета. Асан поверил и сделал это. Но денег все равно не увидел.

«Я обратился в Днепр. Мне сказали сначала обратиться в юридический отдел. Юристы сказали: «вам надо обращаться в валютный отдел». В течение двух-трех месяцев я делал пустые звонки. После чего я поехал в Днепр. С пакетом документов, договором. Каждую неделю я терял два дня, чтобы приехать, слушать банковские сказки. Это продолжалось больше года. После чего я уже не мог оставаться в Крыму — начали за мной гоняться», — вспоминает предприниматель.

Асан Абдураманов, підприємець                                          Фото: investigator.org.ua

В Крыму Асана начали преследовать российские власти — только потому, что он был членом меджлиса крымскотатарского народа в Бахчисарае. С тех пор он не может вернуться в Крым. Но на свободной территории Украины он не перестал бороться за возвращение своих денег.

«Мои деньги сегодня работают на ПриватБанк. Если мы даже годовые проценты возьмем, там уже не то что 31 тысяча, там уже сумма свыше 60 тысяч долларов. Мне сегодня интересно получить хотя бы ту сумму, которую мне задолжали, а дальше я уже буду обращаться в суды и буду требовать. Потому что неправильно пять лет крутить мои деньги», — убежден Асан-бей.

В конце концов Абдураманов решил обратиться в суд. Добавил к иску распечатанные из системы «Приват24» документы. Но судья Хозяйственного суда Днепропетровской области Александр Липинский решил, что доказательств у Асана недостаточно. Дело было проиграно.  

Адвокат Ксения Тарасова говорит, что одна из основных проблем в судах в отношении крымских вкладов — отсутствие бумажных документов, заверенных «мокрой» печатью банка. Ведь «Приват» начал внедрять «банк в смартфоне» еще до начала войны. А теперь это вылилось в проблему для его клиентов с доказательствами в суде.

«Основная проблема — это наличие бумажного договора с печатью банка, квитанции о внесении денег на счет. Банк сейчас, как и тогда, пропагандирует электронные договоры, а после 2014 года заблокировал доступ к аккаунтам клиентов, которые открывали свои вклады в Крыму, и теперь не могут ни получить выписку по счету, ни распечатать экземпляр договора. Позиция банка в том, что у него эти вклады не видят», — говорит Тарасова. 

Она советует тем вкладчикам, у которых сохранились договоры и квитанции, делать экспертизу, восстанавливать документы, поскольку качество бумаги уже не то, — и тогда в суде они будут иметь шанс получить решение о взыскании с банка своего депозита.

Также Тарасова советует всем, кто открывает депозит, распечатать договор и заверить его в отделении банка. Печать должен поставить начальник отделения.

«Очень много обращается крымских моряков, которые, будучи в рейсах, пользуясь «Приват24», мобильной версией, открывали депозитные договоры, не имея при этом бумажной версии документа», — приводит пример Тарасова. — «Человек, который вернулся из рейса, пришел за своими деньгами, но уже была эта проблема с 2014 года, банк уже не смог вернуть деньги, или не захотел. А человек стандартным способом доказать свою правоту не может, не имея договора, не имея квитанции. И это очень сложно». 

Но получить положительное решение суда — это только половина успеха. Ксения Тарасова говорит, что исполнительную службу нужно постоянно контролировать. А если этого не делать, то процесс взыскания средств может затянуться на годы.

«Суд прошел за год. Но исполнение длилось три года. И потом клиент банка обратился ко мне за помощью, и мы уже подключили все возможные усилия для того, чтобы все-таки деньги вернули. Деньги вкладчик получил где-то через 6 месяцев. Сумма была относительно невелика, около полутора миллионов гривен», — вспоминает Тарасова.

Анализируя свою практику, адвокат говорит, что позиция ПриватБанка по делам крымских вкладчиков выходит за рамки закона и здравого смысла. Чего стоит только утверждение представителей банка в судах о том, что деньги должна возвращать организация, подконтрольная оккупантам — российский «Фонд защиты вкладчиков». 

«Банк сейчас придерживается такой позиции, что вы живете в Крыму, обращайтесь в организацию, незаконно работает на оккупированной территории в Крыму — «Фонд защиты вкладчиков». И взимать деньги с него. Хотя это является нарушением украинских законов. Такое предложение для граждан Украины: пользоваться этой возможностью. И ссылаться на нее как вариант невыполнения своих обязательств», — советует адвокат.

Примечательно, что несмотря на богатую практику по защите прав крымских вкладчиков, Ксения Тарасова, как и ее клиенты, до сих пор ничего не слышала о том, что в 2014 году ПриватБанк перевел свой долг перед ними финансовой компании «Финилон». И это неудивительно, ведь сам факт существования «договора о переводе долга» и ПриватБанк, и правительство держали в секрете несколько лет. А «выплыл» он только тогда, когда ПриватБанк стал государственным и Минфину пришлось отбиваться от крымских вкладчиков, переводя «стрелки» на предыдущих владельцев и менеджмент Банка. Однако аргумент «все было украдено до нас» в данном случае не работает, ведь Нацбанк не мог не увидеть вывода из банка миллиардов в то время, когда Приват получал от НБУ миллиарды рефинансирования! Сомнительно также, что и НБУ, и министерство финансов до сих пор не увидели, куда, сколько и как были выведены «крымские вклады». На эти же вопросы должно ответить и расследование в уголовном производстве, открытом по заявлению адвоката Дмитрия Дугинова в интересах его клиентов. Однако прошла неделя с момента открытия дела, а ГПУ до сих пор не определилась с тем, кто же его будет расследовать.