- Центр журналистских расследований - https://investigator.org.ua -

От кого прячется страус?

Мошеннические схемы руководителей «Приватбанка» могут обойтись стране в десятки миллиардов гривен. Цена страусиной позиции Минфина и правительства вообще в вопросе «крымского долга» уже три года как государственного Приватбанка возрастает изо дня в день и уже достигла нескольких десятков миллиардов гривен. Мошенническая афера бывших владельцев и менеджмента может быть оплачена несколько раз — за счет средств крымских вкладчиков, капитала банка или очередного рефинанса НБУ, пишет Валентина Самар, главный редактор Центра журналистских расследований для издания ZN.UA.

Драму о долге Приватбанка крымским вкладчикам, потерявшим свои средства на счетах в отделениях в АРК и Севастополе после их оккупации Россией, ZN.UA описывало последовательно и глубоко, начиная с марта 2014 г. Приватбанк оказался единственным из украинских банков, который не рассчитался со своими вкладчиками, а руководитель его крымского филиала мотался в Москву, чтобы выгодно продать сеть под российский «государственный банк Республики Крым». 

Что было 

Приватбанк остановил работу крымского филиала в связи с тем, что, согласно законодательству, филиалы украинских банков за рубежом работать не могут. «А мы — заграница уже три дня, с того времени как провозгласили Декларацию о независимости», — говорил глава филиала Приватбанка Борис Финкельштейн. 

«Приватбанк деньги крымским клиентам не отдает, — счета людей с пропиской на полуострове просто заблокированы, даже если они живут и работают в другой части страны. Как сообщила пресс-служба банка, сегодня в Крыму банки не могут продолжать работать в рамках действующего прежде правового поля, а новые условия работы банков и валютной системы так и не утверждены. […] Это не совсем так. Банки могут продолжать работу в Крыму, потому что никаких ограничений по этому поводу в Нацбанке не вводили», — писал в конце марта 2014-го в статье для «Зеркала недели» Александр Дубинский. Да, тот самый, который сейчас является народным депутатом от «Слуги народа» по условной квоте экс-владельца Приватбанка олигарха Коломойского. Ну кто же знал…

В июне 2014-го глава правления НБУ Степан Кубив назвал сумму потерь 53 представительств украинских банков, 22 балансовых и 1020 безбалансовых филиалов — 22 млрд гривен (об этой сумме мы напомним в конце материала). Сколько потеряли владельцы крымских и севастопольских депозитов Приватбанка, и где их средства прокручивались, длительное время установить было невозможно: информацию и документы старательно скрывали как сам банк, так и регулятор и правительство. Тем временем ZN.UA сообщало, сколько рефинанса от щедрого в 2014 г. НБУ получил Приватбанк на «поправку здоровья», в том числе под поводом оттока почти миллиона крымских клиентов и потери имущества: около 20,8 млрд грн., из них стабкредиты составляли 9,9 млрд. При этом в залог, по данным источников ZN.UA в НБУ, были переданы активы в оккупированном Крыму на сумму 10 млрд. грн (и эту сумму запомните).

«Потеряв крымские активы, банк отказался и от обязательств в этом регионе — не выплатил депозитов. При этом интересы крымчан, которые переметнулись в российское гражданство, были защищены: изъяв активы Приватбанка на полуострове, российская власть частично возместила депозиты вкладчиков-физлиц. Остальные ждут, когда продадут «национализированное» имущество Коломойского и Приватбанка (по крайней мере так им обещает Аксенов). А много украинских граждан и юридических лиц остались ни с чем даже после переезда на материковую часть Украины. Довольно уместным оказалось и постановление НБУ, принятое согласно закону о СЭЗ «Крым», которое наделило крымчан статусом нерезидентов и лишило прав на банковские услуги», — писало ZN.UA  в статье «Мина замедленного действия, или От чего и как надо защитить вкладчиков Приватбанка» в 2015 г.

С того времени и поныне свои средства из крымско — севастопольских депозитов вкладчики могут получить исключительно через решение суда и, что не менее хлопотно, через принудительное выполнение его Приватбанком. Несмотря на то, что с декабря 2016 г., после национализации, им владеет государство — в лице министерства финансов, а по новому, согласованному НБУ в сентябре 2019-го уставом, — весь КМУ, ничего в его позиции не изменилось. 

Независимо от того, кто был вкладчиком, и как на его жизни сказался отказ. Вы найдете, если захотите, десятки историй, описанных в СМИ, — о детях, которые нуждались в срочных операциях, военных, которые остались верными присяге, вышли «на материк» и воевали на Востоке, пенсионерах, онкобольных, обанкротившихся предпринимателях, беглецах от преследований ФСБ, которые до сих пор не смогли вернуть свои деньги, доверенные банку…. 

И тогда, когда он принадлежал Коломойскому и Боголюбову, и теперь, когда уже третий год он принадлежит государству, юристы Приватбанка жонглируют в судах и в ответах на запросы одними и теми же картами из рукава, советуя вкладчикам (далее по хронологии изменений): писать Путину, ожидать определения правового статуса Крыма, обращаться в российский «Фонд защитников вкладчиков», ехать в Днепр, в главный офис, регистрировать счета/бизнес на свободной территории, предоставить суду документы с «мокрыми» печатями банка. Последнее, как говорят адвокаты, — самая большая по своему цинизму и невозможностью ее преодолеть проблема. 

Здесь следует сделать небольшое отступление, поскольку оно касается не только крымских вкладчиков и очень модной темы — диджитализации административных услуг государства. Потому что один из ее главных идеологов и провайдеров — Дубилет-младший, сын экс-главы правления Приватбанка и его член до национализации банка, а сейчас — министр Кабинета министров. Он и создавал «Приватбанк в смартфоне», эксклюзивный для своего времени в Украине сервис, который привлек в Приватбанк 24 миллиона клиентов. Это действительно удобно — за считанные минуты, не вставая с домашнего дивана или кресла в офисе, без очередей и оформления бумажных документов открыть и администрировать свои счета! Но знайте: когда вы пойдете судиться с банком, от вас и он, и судьи будут требовать именно бумажных договоров с мокрыми печатями, поставленными начальником отделения банка, таких же заверенных бумажных выписок и т.д., которых у вас, по определению, не будет. Государственный Приватбанк верен традиции: не только письма клиентам рассылает как скан-копии, а даже ответы на информационные запросы, несмотря на закон о доступе к публичной информации, сбрасывает журналистам в мессенджер, а не должным образом выполненным официальным письмом. Так что будьте предусмотрительны. Дмитрий Дубилет-чиновник сегодня обещает за три месяца освободить украинцев от необходимости предоставлять бумажные квитанции об уплате. 

Где деньги крымских вкладчиков?

Поиск ответа на этот вопрос потребовал немало времени и настойчивости. И сегодня мы можем вам рассказать о хотя бы достижимом для верификации пласте информации относительно движения миллиардов «крымского долга» Приватбанка. Информации, которая умышленно скрывалась и до сих пор не является полной. Но мы нашли многое для того, чтобы задать четкие вопросы правительству, в лице которого государство сейчас владеет Приватбанком, а сам банк, как представляется, все еще остается дойной коровой для его бывших владельцев. 

Итак, в условиях полной засекреченности 17 ноября 2014 г. Приватбанк заключил договор переведения долга с ООО «Финансовая компания «Финилон». Сам факт его существования долго держали в тайне. Всплыл он только после национализации банка — с 2017 г. министр финансов Оксана Маркарова в письмах на запросы вкладчиков относительно возврата долга отсылала их к неизвестному до тех пор «договору перевода долга» Приватбанка из ООО «Финансовая компания «Финилон». Тем временем достать копию настоящего договора, которым банк поручил финансовой компании рассчитаться с его вкладчиками (не спрашивайте, почему он сам не мог этого сделать), не было возможности, даже по решению суда. Лишь недавно Приватбанк предоставил копию договора Дмитрию Дугинову — адвокату крымских вкладчиков, и мы публикуем этот документ.

Договір-Приватбанк-Фінілон-від-17-11-2014
 

Исполнение документа вызывает у специалистов много вопросов. Из существенных: заметим, что касается он вроде бы только АР Крым, потому что Севастополь — отдельная административная единица, и там действовал отдельный филиал Приватбанка. Однако доподлинно известно, что севастопольские вкладчики тоже не получили своих средств. 

Финансовая компания «Финилон» основана в 2013 г. 12 компаниями, 10 из которых суммарно владеют 90% уставного капитала и зарегистрированы в глухих офшорах, а остальные, через две компании, контролировались Приватбанком и его акционерами — Игорем Коломойским и Геннадием Боголюбовым. То есть это была компания, связанная с владельцами банка. 

Ни один из крымчан, которые обращались в Приватбанк через суд с требованием вернуть деньги, не знал о том, что средства им должны отдавать уже не банк, а совсем другая компания. Хотя должны были бы знать. Ведь, по ст. 520 Гражданского кодекса Украины, «должник в обязательстве может быть заменен другим лицом лишь по согласию кредитора», в нашем случае — вкладчика банка.

Как же выкрутились менеджеры и владельцы банка, чтобы обойти эту статью? В Договоре о переведении долга, скрепленном подписью председателя правления Приватбанка Александра Дубилета, утверждается, что согласие кредиторов, т.е. вкладчиков, получено «путем присоединения к Условиям и правилам предоставления банковских услуг, которые размещены на сайте» Приватбанка), то есть т.н. публичного оферта. Но сайт же не блокчейн, на этом «заборе» можно каждый день писать все что угодно. Например, все сомнительные заявления и сообщения банка с 2014 г. уже «потертые». 

«Как, по закону, должна была состояться эта передача? Приватбанк должен был известить своих крымских клиентов о том, что он планирует передать свои обязательства на компанию «Финилон», и получить от крымских вкладчиков согласие. Этого не сделали. Так поступили для того, чтобы снять с баланса банка обязательства перед крымчанами в довольно большом объеме», — говорит Дмитрий Дугинов, адвокат и глава ОО «Совет по вопросам защиты прав потребителей финансовых услуг». 

Сколько же средств тайно снял Приватбанк «родной» финансовой компании для якобы возврата крымским вкладчикам? В распоряжении редакции есть копия письма председателя правления уже национализированного Приватбанка Александра Шлапака к премьер-министру Владимиру Гройсману от 1 февраля 2017 г., в котором названа сумма средств, перечисленных Приватбанком «Финилону» по договору переведения долга для выплаты крымским вкладчикам, — 8 215 457 404,28 грн.

Шлапак-Гройсману-2017

 

Из этого письма мы также узнаем, что Приватбанк продал компании «Финилон» свой крымский кредитный портфель за 7,939 млрд грн и недвижимость в оккупированном Крыму — за 213,5 млн грн (да-да, ту самую недвижимость, под залог которой Приватбанк получил 10 млрд рефинанса). 

По результату проведения указанных операций,  —  пишет Шлапак Гройсману, —  на счету ФК «Финилон» осталось около 62 млн грн.

А теперь возьмите калькулятор. Если добавить суммы, за которые были проданы кредитный портфель и крымская недвижимость Приватбанка, и остатки на счетах «Финилона», то получим 8,2 млрд грн. То есть столько же, сколько «Финилон» получил от Приватбанка по договору переведения долга, чтобы отдать крымским вкладчикам!

Но не отдал ни копейки. Об этом и пишет Александр Шлапак в письме к Гройсману, это же, по пересланному правительством письму, устанавливает и Национальная комиссия, которая осуществляет государственное регулирование в сфере рынков финансовых услуг, — Нацкомфинуслуг. Комиссия потребовала от ФК «Финилон» большой перечень документов и данных — и нашла много нарушений законодательства. Во-первых, обнаружила, что уставной капитал в ФК «Финилон» меньше установленной нормы 5 млн грн, и потребовала исправить это нарушение. Дальше — больше. Компания, которой Приватбанк передал обязательство по выплате средств кредиторам-крымчанам, т.е. физическим лицам, по данным Нацкомфинуслуг, не получала лицензии для ведения такого вида деятельности. Кроме того, предоставленные отчетные данные содержат недостоверную информацию, и не все, запрашиваемые Нацкомфинуслуг, документы были предоставлены. В декабре 2017 г. Нацкомфинуслуг исключила ФК «Финилон» из Государственного реестра финансовых учреждений и аннулировала свидетельство о ее регистрации как финансового учреждения. Однако договор Приватбанка с «Финилоном» до сих пор действует. 

Спросим у специалистов: что же происходило с выполнением этого странного договора переведения долга для выплаты крымским вкладчикам? Руководитель аналитического департамента инвестиционной компании Concorde Capital Александр Паращий, согласился проанализировать найденные документы и информацию.

«Если мы поставим себя на место менеджмента Приватбанка по состоянию на осень 2014 г., то у нас ситуация такая. У нас есть обязательства по депозитам на 8,2 млрд грн, которые, очевидно, надо будет выплатить, потому что люди придут за деньгами. При этом у нас есть кредитный портфель в Крыму, который составляет то ли 5 млрд, то ли 13 млрд, но это не важно, ведь мы понимаем, что его стоимость близка к нулю. То есть у нас есть обязательства заплатить 8,2 млрд и есть возможность вернуть кредиты на некоторую очень незначительную сумму. То есть в чистом виде нам придется заплатить где-то около 8 млрд грн, — объясняет Александр Паращий ситуацию, в которой очутился Приватбанк весной 2014 г. 

Очевидно, что банк этого делать не хочет. Поэтому он находит или создает какую-то компанию и платит ей чистыми не 8 млрд, а 62 млн гривен. И передает ей и все крымские активы, и все крымские обязательства. То есть банк, вместо того чтобы погасить 8,2 млрд грн депозитов и бегать за теми, кто взял кредиты, очевидно, не рассчитывая что-то получить, — просто платит фирме 62 млн грн, чтобы она сама решала вопрос и с депозитами, и с кредитами», — говорит эксперт. 

Следовательно, можем предположить, что ПриватБанк за счет денег своих крымских вкладчиков компенсировал себе потери от невозвращенных кредитов и захваченного оккупантами имущества банка. Более того, по версии аналитика, средства никто никуда не перечислял — произошли взаимозачеты. 

Деньги списались с баланса банка и перешли на баланс ФК «Финилон», но это были не денежные операции. Просто поменяли счета, и все, — допускает эксперт.

Он считает, что государство прозевало аферу, когда осенью 2014 года банк отдал и активы, и обязательства, связанные с Крымом, компании «Финилон». 

«Теперь у него проблемы, поскольку есть вкладчики, которые считают, что они доверили деньги именно ПриватБанку, и они требуют свои вклады именно от него. Также, как мы знаем, есть ряд судебных решений в пользу вкладчиков. При этом у банка сейчас нет обязательств перед этими вкладчиками, потому что бывшим акционером все эти вклады были кому-то проданы. Очевидно, простейший вариант — это или разрыв договора с ФК «Финилон», или через суд признание всех этих договоров ничтожными, и, соответственно, откат ситуации к тому состоянию, когда договора с «Финилоном еще не были подписаны», — утверждает Александр Паращий. 

Какова позиция государственного ПриватБанка

ZN.UA получило официальный комментарий Банка, хотя и в неофициальной форме, от пресс-секретаря Олега Серги. Он содержит важную и неизвестную до сих пор информацию об общей сумме средств, перечисленных по «Договору перевода долга»: дополнительно к уже известным 8,215 млрд грн, перечисленных «Финилону» в 2014 году, в 2016-м было перечислено еще 7 млрд грн. 

«Бывшим менеджментом Банка с ООО ФК «Финилон» на протяжении 2014–2016 годов заключены договора активов и обязательств Банка в АР Крым на сумму свыше 22 млрд грн, согласно которым на ООО ФК «Финилон» были переведены обязательства Банка по выплате средств крымским вкладчикам по депозитным договорам и договорам банковского обслуживания и перечислено на счет ООО ФК «Финилон» соответствующие средства в сумме задолженности Банка перед крымскими вкладчиками: 8 215 457 404,28 грн в 2014 году и 7 094 176,62 грн в 2016 году соответственно», — говорится в ответе ПриватБанка.

Следовательно, общая сумма переведенных ПриватБанком «Финилону» средств для выплат крымским вкладчикам превышает 15 миллиардов гривен!

Но «Финилон» не отдал крымским вкладчикам ни копейки — и средства по выигранным ими делам банк возвращал сам. После национализации, сообщает ПриватБанк, он направлял «Финилону» дополнительные соглашения, чтобы из договора перевода долга исключить выплаченные средства, но ООО ФК «Финилон» их оставил «без рассмотрения и уклонился от их подписания, а денежные средства, выплаченные Банком вкладчикам, Банку не перечислил». 

ПриватБанк не дает ответа на вопрос: как же выходить из сложившейся ситуации? Вместо этого напоминает позицию начала 2017 года — ее изложил в упоминавшемся письме премьеру руководитель банка Александр Шлапак. Он предлагал правительству рассмотреть вопрос возврата на баланс Банка активов и пассивов, переданных ФК «Финилон», с проведением дальнейшей докапитализации банка. То есть правительству предлагалось (и предлагается?) еще раз заплатить за кредитный портфель и недвижимость ПриватБанка в Крыму, за которые компания Коломойского уже заплатила банку Коломойского переведенными ей деньгами крымских вкладчиков. 

В этой ситуации, конечно же, определяющей является позиция правительства — в лице которого государство владеет банком — и Министерства финансов, которое до недавнего времени было вышестоящим органом управления, да и сейчас является готовящим проекты решений без согласования с другими заинтересованными органами. Но Оксана Маркарова категорически отсылает к ПриватБанку:

«Это не вопрос Министерства финансов. Надо обращаться к ПриватБанку. Банк, когда мы его получили, уже не имел на счетах этих вкладчиков, эта транзакция была осуществлена еще до того, как он был национализирован», — сказала Маркарова в интервью Центру журналистских расследований. При этом и правительство в целом, и Минфин, и НБУ вроде бы не против создания рабочей группы для поиска выхода из ситуации. Позорной для Банка, который сегодня публично гордится вхождением в десятку мировых лидеров по динамике прибыльности, — поскольку в этой красивой статистике есть украденные средства крымских вкладчиков. Но если сегодня не будет проведен честный аудит всех афер с «крымским долгом» и расследование уголовного дела, открытого неделю назад прокуратурой АРК по заявлению адвоката Дугинова в интересах вкладчиков, то в конце концов платить придется нам всем, и с каждым днем — все больше. Потому что каждые задолженные уже за пять лет гривня, доллар или евро на крымских депозитах ПриватБанка прирастают ежедневно процентами, инфляционными и моральным ущербом. Цена страусовой позиции Минфина и правительства в целом в вопросе «крымского долга» уже три года как государственного ПриватБанка достигла двух десятков миллиардов гривен.