Крымский банкопад — 2020: санкции таки работают

Євгеній Лешан, Центр журналістських розслідувань

Российские банки, которые уже почти шесть лет спасают нежизнеспособную из-за международных санкций финансовую систему оккупированного Россией Крыма, сами нуждаются в спасательном круге. Ранее Центробанк РФ пришлось спасать от банкротства «Генбанк», а теперь временную администрацию вводят в «Севастопольский Морской банк», контролируемой российским морским перевозчиком Александром Анненковым. Как установил ЦЖР, именно его паромами для оккупации украинского Крыма перебрасывались российские военные, казаки и боевая техника. 

На момент оккупации в Крыму работало более 180 коммерческих банков Украины, это более 1000 банковских отделений. Среди них было только два банка, основанных непосредственно на полуострове — это банк «Морской» в Севастополе и Черноморский банк реконструкции и развития (ЧБРР) в Симферополе.

Именно эти два банка не выполнили требования Нацбанка Украины о прекращении деятельности на оккупированной территории, и уже в мае 2014 года получили вместо украинских лицензий на осуществление банковской деятельности — российские. 

«Морской» поступил так не только из-за Севастопольской «прописки» — куда важнее то, что его мажоритарным акционером был российский судовладелец Александр Анненков. Профессиональный железнодорожник, Анненков в 1999 г. стал заместителем министра путей сообщения РФ, а в 2000 г. Возглавил Совет директоров акционерного общества «АнРуссТранс», которое специализируется на паромных перевозках.

Александр Анненков Фото anrusstrans.ru

Анненков контролировал не только ряд паромов, курсировавших между российским и украинским берегами Керченского пролива, но и украинское предприятие «ТИС-Крым», которое и сейчас, уже под российской регистрацией, руководит работой Керченской переправы. Этими паромами и этой переправой в феврале 2014 и были доставлены в Крым кубанские и донские казаки, а следом — кадровые военные и военная техника. 

Неудивительно, что и банк Анненкова быстро сменил гривны на рубли, а украинскую лицензию — на российскую. 

В декабре 2015 года банк попал под санкции США за работу в оккупированном Крыму и был отключен от международных платежных систем VISA и MasterCard. «Севастопольский морской банк» также включен в санкционный список СНБО Украины. 

К маю 2018 Александр Анненков вместе с женой Лидией и дочерью Анной контролировали более 99% акций в капитале банка (данные, раскрытые на 23 мая 2018). При этом использовалась схема кругового владения через ряд юрлиц. По данным сайта банка, раскрывающим структуру его собственности, в настоящее время Анненкову прямо и через ООО принадлежит около 20% акционерного капитала, остальные распределены между физическими лицами, доля каждого из которых не превышает 10%.

Паром «Николай Аксёненко» Фото anrusstrans.ru

«Морской» и «ТИС-Крым» — не единственные украинские активы под контролем Анненкова. Прямым владельцем предприятия «ТИС-Крым» является киевское ООО «Техинвестсервис», которым через кипрскую оффшорную компанию владеет Анненков. Стоит вспомнить, что Александр Анненков внесен в санкционный список СНБО Украины, с избранием ограничительной меры «блокирование активов», однако в отношении ООО «Техинвестсервис» блокировка не применялась.

В конце января 2020 г. Банк России принял решение о «реализации мероприятий, направленных на повышение финансовой устойчивости кредитной организации». Управлять банком, оказавшимся на грани банкротства, будет российское Агентство по страхованию вкладов и еще один банк, который в 2014 году не давал финансовой системе Крыма рухнуть — РНКБ.

«Для поддержки деятельности банка и повышения его финансовой устойчивости Банком России совместно с Агентством по страхованию вкладов в качестве инвестора будет привлечен РНКБ Банк (ПАО). Мораторий на удовлетворение требований кредиторов банка не вводится. Банк продолжает работу в обычном режиме, выполняя свои обязательства и осуществляя новые соглашения», — сообщает Центробанк РФ. 

Показательно, что спасать «Севастопольский морской банк» будет РНКБ — первый российский банк, который зашел на оккупированный полуостров в 2014 году. Как говорит Юрий Смелянский, эксперт фонда «Майдан иностранных дел», РНКБ был «мусорным» активом с крайне низким рейтингом — его в марте 2014 выкупили у Банка Москвы специально для того, чтобы забросить на полуостров то, что не жалко — санкции были уже не за горами. РНКБ тогда присвоил помещения украинского «ПриватБанка».

Банк РНКБ в здании «ПриватБанка». Симферополь Фото: the-1.ru

Потянулись в Крым и другие российские банки — с крайне низкими рейтингами, или же те, что уже были под санкциями, как, например, банк «Россия». Потянулись, но условия работы в Крыму оказались слишком суровыми — таких стартовых условий (читай: такой кучи украденного украинского имущества), как РНКБ, больше ни один банк не получил, санкции Европы и США удерживают экономику полуострова в плачевном состоянии, поэтому пока из трех десятков российских банков, зашедших было на оккупированный полуостров, осталось только семь. Это банк «РОССИЯ», РНКБ, «Севастопольский Морской банк», «ИС Банк», «Крайинвестбанк», ЧБРР и «Генбанк». 

РНКБ в 2018 году обслуживал около 80% населения и 70% предприятий оккупированного полуострова. Он на 100% находится в собственности российского государства, и все это несколько сглаживает негативное влияние санкционного климата Крыма на самочувствие банка. Правда, собственных средств для финансирования крымских проектов РНКБ не хватило — правительству РФ пришлось делать эмиссию и самому же выкупать новые акции, чтобы увеличить уставный капитал РНКБ на 15 млрд рублей. 

Отделение «Генбанка», Севастополь. Фото: sevas.com

Не так радужно все было у второго по величине банка в оккупированном Крыму — «Генбанка». Он по совместительству еще и опорный банк «правительства» Крыма. Давление санкций, под которые «Генбанк» попал в декабре 2015 года, было безжалостным — банк оказался на грани банкротства, и в 2017 году Центробанк назначил в «Генбанк» временную администрацию. Одновременно оккупационные правительства Крыма и Севастополя избавились от акций «Генбанка», и с тех пор он принадлежит российскому АО «Собинбанк», который, в свою очередь, является собственностью объединенного банка «Россия», акции которого контролируют друзья президента РФ Владимира Путина — Геннадий Тимченко и Юрий Ковальчук. В сентябре 2018 Центробанк РФ влил в «Генбанк» 20 млрд рублей — чтобы компенсировать негативное влияние санкций.  

И вот теперь очень похожую историю — с поправкой на масштаб, конечно — переживает «Севастопольский морской банк». И тоже из-за санкций. Потому что они работают. Было бы замечательно, если бы Украина тоже начала вовсю использовать этот мощный инструмент борьбы за освобождение Крыма. 

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine