Андрей КЛИМЕНКО: «К началу следующего года в Крым будут заходить только русские суда»

На протяжении двух с половиной лет аннексии Крыма эксперты Фонда "Майдан иностранных дел" и крымские журналисты портала BlackSeaNews делали и продолжают делать государственную работу - вести мониторинг незаконного захода в закрытые Украиной и внесенные в санкционные списки ЕС и США крымские порты. "Черные списки" судов публикуются регулярно, но сейчас эксперты Фонда сделали анализ мониторинга и предоставили весьма любопытные выводы из данных своих  же наблюдений. Андрей КЛИМЕНКО, главный редактор портала BlackSeaNews презентовал их в прямом эфире программы "Вопрос национальной безопасности" (телепроект Центра журналистских расследований)

Андрей, можно ли говорить, что санкции, введенные за аннексию Крыма, работают, если закрытые крымские порты на самом деле оказываются открытыми?

Я должен сказать, что не смотря на различные мнения и вбросы, санкции - украинские, международные, и даже резолюция Генассамблеи ООН от марта 2014 года в отношении этого,  - работают. В качестве доказательства этому могу сказать, что есть главная тенденция: если в 2014 году из морских судов-нарушителей режима оккупированной территории, который ввела Украина и который был после подтвержден санкциями цивилизованных стран, российских судов-нарушителей было 30% от общего числа, то за 8 месяцев 2016 года их 71%.

То есть, суда приличных стран под приличными флагами и с приличными собственниками заходы в Крым прекратили. Возник в связи с этим большой дефицит морских судов. Я подчеркну, что морские перевозки в условиях Гражданской блокады, которой 20 сентября мы будем отмечать год, стали вообще не просто главным, а единственным способом пассажирских и грузовых перевозок в оккупированный Крым. На мой взгляд, соблюдение санкций и подведение под них тех, ко их нарушает сегодня – это очень серьезная задача гражданского общества, международной дипломатии.

Давайте начнем с выводов вашего мониторинга. В целом, можно сказать, что санкции работают: количество судов, которые заходят в крымские порты, по отдельным категориям – российские, иностранные, под флагами экзотических островов – сокращаются.

Да. Я скажу так. На 2014 год из этих 260 судов, которые мы зафиксировали в крымских портах, 51 судно имело то или иное отношение к странам Европейского Союза - то ли это был европейский флаг, то ли европейский собственник, то ли европейский оператор. В 2015 году суда с Европейского Союза прекратили заходы в Крым. На сегодняшний день есть только два судна – два болгарских танкера, которые позволяют себе наглость заходить в Керчь - в морской рыбный порт, на газовый терминал. Но эти суда принадлежат болгарской «дочке» Лукойла. Или арендованы ими.

screenshot_11  

То есть, аффилированы с российской компанией.

Более того, после наших многократных обращений к правительству Турции, посол Турции заявил, что турецкого флага в оккупированном Крыму нет. Он был совершенно прав. Но сегодня мы знаем, что есть около 10 турецких судов, которые, чтобы не позорить флаг Турции, они, во-первых, перерегистрировали своих собственников на оффшорных островах, выбирая те страны, которые не голосовали за Резолюцию Генассамблеи ООН 27 марта 2014 года. Они меняют флаги. Сейчас мы наблюдаем, что они все пошли под флаг Монголии. У нас появилась новая морская держава – Монголия. Мы, конечно, понимая это, будем предпринимать соответствующие действия.

Если говорить про удельный вес судов-нарушителей по государствам флагов - российских и других стран, какое соотношение?

Если в 2014 году нарушители под русским флагом составляли 45%, то в 2015 уже почти 63%, за 8 месяцев этого года – 71%. При этом возник эффект от этой работы, в том числе и работы СМИ украинских и международных. Дело в том, что в результате у государства-оккупанта России возник очень острый дефицит морских судов типа река-море. А именно они составляют 99% того, что ходит в Крым. Они поснимали свои старые пароходы с Балтики, Астрахани, Дона, Волги. Вплоть до того, что с северных и сибирских рек. Эти пароходы имеют возраст старше, чем у меня. 30% - старше 60 лет. Это металлолом, который собран по всем затонам.

screenshot_12

Может быть, это связно с тем, что эти суда никогда не будут выходить за пределы территориальных вод РФ и их нигде не арестуют? А если арестуют, то не жалко будет.

Или они утонут. В начале 2015 года возле Турции утонул один пароход из нашего списка, потерпев серьезную катастрофу. Он в проливе Босфор потерял управление. Это говорит просто о качестве судна, о его техническом состоянии. Он врезался в виллу 18 века и снес ее.

Но здесь дело в том, что теперь в РФ возник острый дефицит судов  типа река-море. Этот дефицит составляет сегодня около 200 единиц. Это много. Да, это рабочие лошадки, особенно для России. Чтобы понимать: основной порт для таких рабочих лошадок, из которого осуществляются перевозки в Крым – это Ростов. Именно там они загружаются.

Я помню, в  прошлые годы в Керченском проливе  были очень востребованы якорные стоянки. Мы проводили расследование после трагедии в 2009 году, когда во время шторма погибли несколько кораблей и было большое загрязнение. Тогда мы говорили о том, что эта "серая зона" Керченского пролива используется судовладельцами для внепортовой перевалки всевозможных грузов, в том числе сыпучих и нефтепродуктов. Туда заходили большие танкера-накопители, как правило, турецкие, а российские суда типа река-море подходили к ним и сливали нефтепродукты. Сейчас эта перевалка в Керченкском проливе существует?

На сегодняшний день, если брать по портам захода, то основная масса – 41% – это Керчь. На втором месте – 34,2% - Севастополь. 17% - Феодосия, 26% - Ялта и 1% - Евпатория. Смысл вот в чем. Если в 2014 году так-сяк работали все порты, то на сегодняшний день работает, в основном, Керченский порт. Евпаторийский порт фактически уже не существует -за последние 8-10 месяцев заходов вообще нет! Ялтинский порт никогда не был грузовым. Это смешное количество. Заходов нет. Более того, Феодосийского порта тоже нет! Нефтебаза попала под санкции. Если в 2014 году она активно использовалась как некий хаб, накопитель, чтобы туда сгружали нефтепродукты, которые потом по Крыму распределялись. Это была раньше экспортная нефтебаза, оттуда нефтепродукты по всему миру экспортировались.

Итак: Евпаторийский порт стоит, Ялтинский порт стоит, Феодосийский порт только вывозит металлолом на экспорт. На Феодосийской нефтебазе можно поставить крест, потому что никто туда не ходит. Отсается Керчь и Севастополь. Но при этом грузооборот Керчи и Севастополя отличается в десятки раз. Этот грузооборот по Керчи делают паромы. Их было 31, сейчас работают 21. Все они принадлежат России, работают под русским флагом. Но из них 11 паромов, которые страна ЕС и НАТО Греция сначала отдала, чтобы они туда ходили, и они ходили полгода-год под греческим флагом. Это не были государственные паромы, это были паромы, принадлежащие частным компаниям. Но санкции привели к тому, что греческие судовладельцы, дабы не попадать под санкции и не позорить честное имя, потребовали, чтобы русские их купили. Конечно, Россия была вынуждена потратить сотни миллионов долларов, чтобы приобрести паромы, поменять флаг, поставить свои экипажи и возить все – и пассажиров, и грузы. В том числе и военные, потому что два парома большой вместимости приобрело министерство обороны РФ, точнее, его специализированное предприятие Рособоронлогистика.

На графике динамики грузооборота портов Крыма в 2012-2015 гг совершенно четко видно: все порты, включая Севастопольский, идут в ноль. А кривая роста – Керченский, включая все 4 порта, которые есть в Керчи - паромная переправа, морской торговый порт, морской рыбный и Камыш-Бурунский порт.

screenshot_10

По экспорту крымской продукции мы тоже проанализировали данные по 260 пароходам, которые мы изучили. Что сегодня экспортируется из Крыма? Зерно. И оно в основном экспортируется египетскими, сирийскими, отчасти греческими и турецкими судовладельцами из терминала господина Ахметова в Севастополе "Авлита". Есть еще 3-4 зерновых терминала - в Севастополе, в Камышовой бухте, пара терминалов в Керчи. Причем, что интересно: этот экспорт зерна из Крыма идет на Северный Кипр, в Сирию, Ливию и иногда в Египет. То есть, он идет либо в непризнанные страны либо на проблемные территории, где идет война, где нет государственного контроля. В цивилизованные страны этот экспорт не идет. Но главный экспортный продукт Крыма сегодня – металлолом. И есть полтора десятка пароходов – турецких, румынских, которые занимаются тем, что регулярно вывозят металлолом из Севастополя, из Инкермана, где находится "кладбище кораблей".

Феодосия сегодня специализируется только на экспорте металлолома, больше ни на чем. Естественно, это и Керчь, особенно Ашинцевский порт. Металлолом и «левое» зерно стали основными экспортными товарами Крыма. Был до 2016 года также реэкспорт сжиженного газа. Через терминал в Керченском морском рыбном порту. Это русский газ, который цистернами привозился в Керчь железной дорогой на паромах. И так называемые терминалы просто сжимали его и закачивали в танкеры-газовозы. После того, как постоянно шли публикации о незаконном экспорте, последние три месяца эти терминалы в Керченском морском рыбном порту не работают. Я не вижу там каждый день ни одного танкера-газовоза. Я думаю, что теперь они ходят в Темрюк или порт Тамань, где на российской территории есть терминалы.

На прошлой неделе мы увидели два "проснувшихся" государственных телодвижения. Первое – рейд, который был осуществлен к Голицынскому и Одесскому газовым месторождениям группой представителей различных ведомств – министерства по делам оккупированных территорий, Погранслужбы, представители Черноморнефтегаза, других госпредприятий. Они зафиксировали факты незаконной добычи газа на украинских месторождениях. И 13 сентября министр иностранных дел Павел Климкин озвучил, что на этой неделе Украина обратиться в международный суд в связи с нарушением со стороны РФ Конвенции по морскому праву. В иске будет заявлено все то, о чем просили власть в течение двух лет: это и работа в Керченском проливе по строительству моста, и строительство энергомоста, и добыча углеводородов на шельфе Черного моря. Хорошая новость.

Мы за эти два с половиной года привыкли действовать самостоятельно, безотносительно к тому, что делают или не делают государственные органы. Я не знаю, с чем они будут туда подаваться. Я знаю, что два с половиной года здесь существует юрлицо Черноморнефтегаз, которые это время, я так понимаю, занималось тем, что считало свои потери: как от буровых вышек, технологического флота и потерь месторождений. Это нужно делать, 100%. Но я бы в данном случае думал о том, что сам факт подачи этого иска вместе с той работой, которую продолжают СМИ, и украинские, и международные, не есть основание оставлять усилия.

Но я думаю, что все это приведет к тому, что к началу следующего года в Крым будут ходить только русские. Я имею в виду суда. Что касается наших вышек и всех операций, которые провели в последнюю неделю наши военные моряки, мы можем это только приветствовать. Вышки стоят на Одесском месторождении, возле Одесской области, их охраняет постоянно ракетный корабль Черноморского флота РФ. Если бы мы располагали возможностью поставить там рядом ракетный корабль или даже артиллерийский катер ВМС Украины – была бы совершенно другая ситуация. И облетать их каждый день с вертолета. Но для этого надо было их починить. Вроде, починили.

Добавить комментарий

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine