Невидимый коридор

Валентина Самар
Дефицит энергоресурсов

ала строительство моста через Керченский пролив. Об этом нам радостно сообщили российские СМИ, показав бурты щебня, строительную технику и начало засыпки дамбы между Таманью и островом Тузла.

В общем-то, вместо гигантской стройки пока что наблюдаем римейк тузлинской истории 2003-го, но уже с площадками на оккупированных украинском берегу и острове. И теперь это называется "строительство технологического моста", мол, так по технологии положено. По уму и законам РФ, в принципе, для старта работ еще положено утвержденное технико-экономическое обоснование, государственная экологическая экспертиза и сам проект мега-стройки. Но их нет. О бесконечно разрабатывающемся ТЭО за год аннексии Крыма официально заявлялось десятки раз, а об отсутствии госэкспертизы в начале апреля сообщили российские эксперты из "Экологической вахты по Северному Кавказу".

116794

Но главное, что отличает "Тузлу-2015" от "Тузлы-2003", — полное отсутствие реакции Украины на "начало строительства" перехода в Керченском проливе. И отговорка, что Крым наглым образом был аннексирован РФ, и мы вместе со всем международным сообществом ничего с агрессором поделать не можем (пока, якобы), тут не проходит. Потому что и после аннексии Крыма воды Керченского пролива (как и Азовского моря) являются внутренними водами Украины и Российской Федерации. Этот правовой статус пролива закреплен все еще действующим Договором между Украиной и РФ о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива, подписанным, к слову, под "тузлинским" давлением России 24 декабря 2003 года (ратифицирован законом Украины от 20 апреля 2004 г. №1682-ІV).

Да, получается забавно: Крым, исходя из нынешнего законодательства РФ, "вошел" в состав России — но не Керченский пролив! Он по-прежнему — общее для использования водное пространство, где односторонние действия невозможны, а все вопросы использования акватории пролива должны осуществляться по соглашению между сторонами.

И в России об этом не просто знают, об этом открыто заявлялось, причем, в качестве чуть ли не главного объяснения невыполнения обещаний Владимира Путина по строительству Керченского моста. Публичное оправдание было вложено в уста "главы" Крыма Сергея Аксенова. В декабре 2014-го года Аксенов сообщил, что без согласия Украины проект реализовать невозможно. Дословно: "Переход должен возводиться на фоне общего судоходства в Азовском море. Юридические нормативы на сегодняшний день требуют разрешения Киева, а это, как вы понимаете, нерешаемая проблема".

Но вот мост начали "строить". Не беря во внимание серьезность и истинную цель маневров по отсыпке дамбы (об этом чуть ниже), что должно было сделать государство Украина, интересы которого в очередной раз были нарушены? Помнится, Петр Порошенко убеждал нас в том, что бороться на крымском фронте Украина сегодня может только дипломатическими и юридическими методами. Хорошо, а где они на практике, в данном случае в частности? Даже квелого заявления МИД не последовало. Не говоря уже о введении экономических санкций и подготовке иска в суд в ответ на наглое нарушение международного права…

Скажем больше — и без начала "строительства" моста для правительства Украины в этом районе небоевых действий работы хватало. Однако, как на и сухопутной "границе" с Крымом, в Керченском проливе мы наблюдаем бойкий бизнес. Россия, не денонсируя межгосударственный договор о совместном использовании пролива и Азовского моря, при молчаливом согласии руководства Украины, по факту хозяйничает там одна, контролируя заходы и выходы судов в/из Азова. При этом государство снимает вершки, а дельцы отгрызают теневые корешки.

Как известно, морские суда, проходящие через Керченский пролив, оплачивали канальный сбор Керченскому морскому торговому порту. "Это обязательный платеж (сбор), взимаемый с торговых судов за пользование транзитными и подходными к портам каналами; разновидность портового сбора. Уплачивается при каждом прохождении канала в один конец, — напоминает Андрей Клименко, глава Наблюдательного совета фонда "Майдан иностранных дел". — Это многие сотни судов в год и миллионы долларов денежных средств. В настоящее время канальный сбор фактически уплачивается судами многих стран не в бюджет Украины, а в бюджет государства-оккупанта. В том числе, это касается морских судов, направляющихся в(из) украинские порты на Азовском море — Бердянск и Мариуполь. Из поля зрения государства напрочь исчезло также использование рейдовых причалов (стоянок) — районов акватории Керченского пролива, на которых ведется рейдовая перевалка нефтепродуктов и сыпучих грузов. Плата за это также поступает в Керченский морской торговый порт".

Напомним, что на этот порт распространяются санкции Европейского Союза в связи с его незаконной экспроприацией оккупантами. Таким образом, считает эксперт, весь этот комплекс проблем — Керченский мост, статус Керченского пролива и Азовского моря — должны стать предметом серьезной дипломатической и правовой работы МИД и Министерства юстиции Украины.

"Конечная цель этой работы абсолютно понятна — сделать невозможным наглое использование Россией (как государством-агрессором и оккупантом) территориальных вод Украины и получить компенсацию различных видов ущерба: как финансового, так и экологического", — говорит А.Клименко.

Теперь вернемся к мосту и попытаемся ответить на очевидный вопрос: а с какого такого перепугу Россия, не имея ни свободных средств (прогнозные суммы стоимости проекта с инфраструктурой заявлялись от трети до полтриллиона рублей), ни частных инвесторов, ни экологической экспертизы, могущей значительно удорожить проект, ни, наконец, самого проекта с расчетом его окупаемости, начала "строить" транспортный переход?

Версия первая, объясняющая кавычки в слове "строить". Засыпка дамбы (с гарантированным нанесением экологического и экономического ущерба себе же при перекрытии створа между о.Тузла и Таманью — проверено в 2003-м) может быть имитацией и элементом давления на Украину в этот непростой для Владимира Путина переговорный период.

Версия вторая — чисто пиарная: народ должен видеть выполнение обещаний, уверенность Путина в завтрашнем дне, крепость экономического и финансового положения попавшей под санкции страны и т.д.

Версия третья, самая правдоподобная, потому что гибридная — включает две предыдущие, а кроме того вкусная для бенефициаров проекта. Напомним, что единым исполнителем работ по сооружению Керченского моста определен очень близкий Владимиру Путину человек — Аркадий Ротенберг, вернее, подконтрольное ему ООО "Стройгазмонтаж". Российские эксперты предполагают, что данный подряд — своего рода компенсация Ротенбергу за его потери при введении персональных санкций и арест имущества в Европе.

Материал о начале "строительства" моста на сайте организации "Экологическая вахта по Северному Кавказу" озаглавлен так: "По просьбе Путина: при выборе варианта строительства моста через Керченский пролив победила коррупция". Как известно, из 74 конкурсных вариантов Минтранс России и Росавтодор выбрали проект транспортного перехода в виде двух мостовых сооружений — через судоходный канал Керченского пролива и между о.Тузла и Таманью. Экологи, приводя массу аргументов, утверждают, что Минтранс выбрал самый дорогостоящий и самый экологически неприемлемый вариант маршрута "транспортного перехода" через пролив. Для сравнения: если бы переход строили не через Тузлу, а перебросили от косы Чушка, то он был бы в четыре раза короче. Кроме Ротенберга, говорится в материале, от "тузлинского" варианта перехода выиграют и владельцы порта "Тамань". Участие государства в строительстве крупнейших в Восточной Европе частных терминалов для перевалки нефти, металла, сжиженного газа и угля было заморожено из-за кризиса, а теперь (якобы благодаря лоббированию главы РЖД Якунина) развитие железнодорожной инфраструктуры порта "Тамань" в концепции Минтранса привязано к строительству транспортных подходов к Керченскому мосту.

"В сущности, мы переживаем "олимпийский" дежавю. Как в свое время в Сочи, опять наблюдается искусственный аврал, опять пафосные лозунги о "государственной необходимости", ради которых будут плевать на законы, опять огромные деньги и подковерная лоббистская возня вокруг них, опять атмосфера секретности и наплевательства на местное население", — пишет координатор "Экологической вахты" Дмитрий Шевченко.

Ну и что, скажет наш вдумчивый читатель — пусть воруют свои бюджетные миллиарды, от этого враг станет еще слабее. Оно-то так, но воруют же и за наш счет в том числе. Последствия аврального мега-строительства моста, без экологической экспертизы и выверенного проекта и ради распила большого пирога нанесет непоправимый ущерб экологии прежде всего оккупированного, но нашего Крыма, акваториям Черного и Азовского морей и всему живому, что там водится.

И напоследок — о версии, что Крымский мост нужен России, чтобы создать коридор для независимых от Украины поставок в Крым всего необходимого. Ее следует рассматривать в связке с другой "коридорной" темой, ставшей уже общим местом в разгадках коварных планов Путина — о стремлении пробить коридор с Донбасса на оккупированный полуостров Крым, чтобы дать приток недостающим ресурсам — продовольствию, энергоресурсам, воде…

Однако суровая правда жизни говорит о том, что никакой коридор для этого в Крым строить или пробивать у России нет нужды — коррумпированное руководство Украины его уже обеспечило.

Дефицит энергоресурсов ликвидирован в зародыше априори коррупционным контрактом на покупку в России и продажу Крыму электричества. Баланс для Украины отрицательный — для этого даже не надо быть экспертом. Ток на продажу в Крым дешевле, нежели закупается у российской компании.

Дефицит продовольствия, возникший на короткое время в силу принуждения украинских производителей регистрироваться по законам РФ и платить в казну оккупантов, был плавно ликвидирован законом о СЭЗ.

Дефицит воды, связанный с отсутствием запуска днепровской воды, спасатели Шойгу решили варварским (для мирного времени, но абсолютно оправданным для оккупационной политики) способом — выкачиванием подземных вод через массовое бурение скважин и переброску русл рек в тот же Северо-Крымский канал. Да, это нарушает баланс почв — но где вы видели природоохранную заботу у стран-агрессоров?

По большому счету, эти "коридоры" Кремлю ничего не стоят. Попутно он еще и ловит в сети наших коррумпированных политиков-чиновников, спасающих свой бизнес в Крыму и России, продолжающих торговать с агрессором, договаривающихся о проходе корабликов по Керченскому проливу, трусливо закрывающих глаза на преступления и сами их совершающие. Надеюсь, они понимают, что мы видим, как они добровольно идут по этому коридору позора…

Источник:  Зеркало недели