Крымский вопрос на засыпку

News

Вопрос “Что ты сделал для деоккупации Крыма?” за время проведения медиа-акции мы задали нескольким десяткам народных депутатов и чиновников. Таким образом, мы пытались получить информацию о персональной деятельности каждого представителя власти по возвращению Крыма под контроль Украины и защите прав крымчан по обе стороны перешейка.

vopros

О сделанном

Удавалось это не всегда. Нередко депутаты ссылались на деятельность своих соратников по фракции, уклонялись от прямого ответа о собственной работе. Впадали в ступор и даже хамили.

“Я делаю все возможное, чтобы защитить их права и вернуть Крым в Украину”, – заявил министра инфраструктуры Украины Андрей Пивоварский. Однако на вопрос, что именно  он делает, министр лишь сказал “спасибо” и убежал.

“У вас вопрос некорректный”, – заявил нардеп от “Народного фронта” Юрий Береза и также поспешно ретировался.

Напомним, что коалиционное соглашение, подписанное 4 парламентскими партиями, содержит целый раздел по деоккупации Крыма, пункты которого должны выполнять все члены коалиции. Защищать права крымчан народных избранников и чиновников также обязывает закон об оккупированной территории полуострова. И есть немало нардепов и чиновников, которым есть что сказать о своей деятельности по крымской проблеме.

Верховная Рада Крыма, 27 февраля 2014 года. В день фактической оккупации полуострова российскими военными

Верховная Рада Крыма, 27 февраля 2014 года. День вооруженного захвата зданий Верховной Рады Крыма и Совета министров российскими военными

“Я лично писала очень много запросов, потому что в Крыму “отжали” базу Львовской политехники (Национальный университет “Львовская политехника”, – ред.), плюс – полмиллиарда гривен. И сегодня Львовская политехника где-то около 30 гектаров потеряла своего имущества. Это вуз, в котором я преподавала и продолжаю преподавать. Поэтому для нас принципиально возвращение Крыма в состав Украины.  Потому что это наша земля, там наше имущество”, – говорит нардеп Оксана Юринец.

“Я много что делаю для того, чтобы туристический поток между Крымом и Украиной не прерывался. Это мое убеждение, моя позиция. На мой взгляд, чем глубже ров будет вырыт между Крымом и Украиной, тем этот ров тяжелее будет потом закопать и тем дальше Крым будет оставаться в оккупации”, – поделился советник министра аграрной политики Украины, крымчанин Александр Лиев.

Нардеп, член межфракционного объединения “Крым” Георгий Логвинский сообщил, что активно занимается вопросом привлечения к ответственности крымских чиновников-предателей.

“Мы создали экспертный совет при Министерстве юстиции Украины, где собрали адвокатов, правозащитников, которые сегодня бесплатно помогают и создают единую базу данных нарушений прав человека в Крыму. На основании этих нарушений на сегодняшний день открыты уголовные производства, которые стали возможны на основании реформирования тех законов, которые мы сделали. Мы сделали заочное уголовное производство”, – сообщил он.

О косвенном отношении и родственных связях

Впрочем, нередко народные депутаты и правительственные чиновники честно признавались, что в их законотворческой деятельности вопрос возвращения Крыма и защиты прав крымчан присутствует лишь косвенно. Даже те, кто вошел в межфракционную группу «Крым».

“Мы сейчас сильно увлечены своими внутренними проблемами, это факт. Плюс я думаю, что нам нужно будет со следующей сессии более системно работать в группе. Но я признаю, как есть – сейчас, на данный момент, в связи с событиями последних дней лично я этому уделял недостаточно внимания”, – заявил нардеп от “Блока Петра Порошенко” Мустафа Найем.

Его коллега по фракции Сергей Лещенко также честно признался, что крымская проблематика не входит в сферу его депутатской деятельности.

“Я не занимался этим. Я не буду говорить, что я этим занимаюсь, не буду вас обманывать. Это не моя тема. В данном случае я нахожусь в антикоррупционном комитете. Из инициатив, которые мы делали, – это запрос о привлечении крымских судей-предателей к уголовной ответственности”, – рассказал он.

Были варианты ответов и весьма специфические. Нардеп Михаил Гаврилюк (фракция “Народный фронт”), например, считает, что крымчане сами должны себя вызволять из российской оккупации.

В первую очередь, должны сами крымчане, хозяева полуострова встать и начать в своем доме наводить порядок. А не ждать, что кто-то за них должен сделать их работу. Должны встать и отвоевывать землю, а не так, что пришли одни, уйдут, придут другие, а они будут сидеть, как овцы, послушные: берите нас, кто хотите”, – считает нардеп.

Оккупация Крыма российскими военными, март 2014 года

Оккупация Крыма российскими военными, март 2014 года

Часть нардепов и членов правительства признались, что их с оккупированным полуостровом связывают родственные и дружественные связи. Поэтому для них возвращение Крыма под контроль Украины является принципиальным вопросом.

“У меня жена татарка, это уже имеет отношение к крымскому полуострову. У нее очень много родни там, знакомых. И мы поддерживаем их финансово в том числе. Я предложил переселенцам – татарам из Крыма – подготовить закон о переселении и предоставлении им соответствующей жилплощади”, – сказал нардеп, заместитель главы парламентского комитета по вопросам ТЭК и ядерной безопасности Игорь Насалик.

“У меняя очень много осталось в Крыму родственников. И на сегодняшний день это моя личная проблема, потому что не все мои знакомые, родственники, с которыми я работал и общался, понимают то, что происходит сегодня в Украине”, – признался заместитель министра молодежи и спорта Украины Николай Даневич.

О несделанном

До оккупации жителей крымского полуострова в парламенте Украины представляли более двух десятков нардепов, большинство из которых принадлежали к партии регионов и ушли в политическую “тень” после побега из страны экс-президента Виктора Януковича. Некоторые вернулись в Крым и сотрудничают с российскими оккупантами, оберегая свои активы. В парламенте нынешней каденции крымчан меньше десятка.

За полтора года оккупации правительство Арсения Яценюка так и не выполнило решение СНБО о создании центрального органа власти по вопросам Крыма и Севастополя. Стратегия реинтеграции временно оккупированных территорий отсутствует, из всех законодательных актов, принятых по крымской проблематике, пожалуй, работает только один – о т.н. свободной экономической зоне Крым, позволяющей украинскому бизнесу торговать с оккупантами и не платить налоги в бюджет Украины.