Крупнейшие владельцы киевских киосков – сотрудники прокуратуры, милиции и депутаты

News

Из более чем 20 тыс. киевских МАФов легально работают только 5,7 тыс. Владеют незаконными киосками представители прокуратуры, милиции, органов местной власти и бандиты. Об этом пишет ZN.UA.

Автор напоминает, что в 2012 году КГГА предприняла попытку легализовать деятельность киосков и унифицировать документацию, регламентирующую их работу. Была создана единая база киосков, оплативших паевое участие и желающих легализоваться. Эта база издана официально, она передана во все правоохранительные и контролирующие органы, и сейчас выложена в интернете.

“Всего 5732 киоска оплатили паевое участие, и внесены в базу данных легальных МАФов. Остальные киоски требуют немедленного демонтажа. Как? Да очень просто. Это незаконная торговля”, – отмечает автор.

По данным ZN.UA более-менее крупных владельцев МАФов, с сетями от 10 киосков, в столице насчитывается около 200. Провести проверки на их предприятиях и добиться прекращения работы незаконных МАФов для любого районного прокурора и начальника милиции — три дня работы. Однако среди владельцев киосков больше все тех, кто должен с ними бороться.

Рейтинг владельцев столичных МАФов по словам участников рынков распределяется так:

1. Прокуратура (районные и городская).

2. Милиция (ГУВД, РУВД, общественной безопасности, по борьбе с экономической преступностью, “Беркут”).

3. Депутаты ВР и Киевсовета.

4. Руководители районных госадминистраций (самое тесное сращивание интересов РДА с коммерческими структурами, контролирующими МАФы наблюдается в Оболонском (Антонов), Печерском (Сущенко), Святошинском (Рюмшин), Дарницком (Витковский) районах, хотя и другие главы РДА своего не упускают.

5. Чиновники КГГА, в том числе из “оперативного штаба по борьбе с МАФами”

6. Криминальные структуры — практически все бандитские группировки строят свои сети МАФов для отмывания преступных доходов.

7. Общественные организации. В настоящий момент общественные организации в отрасли МАФ — это лоббистские структуры, владельцам которых для объяснения своего появления в кабинетах чиновников для “решения вопросов” требуется хоть какой-то общественный статус.