«Антисанкции». Вопросы без ответов

Євген Лєшан, Центр журналістських розслідувань

Целый ряд российских компаний, причастных к аннексии и последующей оккупации Крыма, не попал в украинский список юридических лиц, в отношении которых применяются ограничительные меры (санкции). В санкционный список США - попал, а в украинский - нет. Почему? Именно этот вопрос Центр журналистских расследований задал в запросах в Совет национальной безопасности и обороны и Администрацию президента Украины, которые, собственно, и несут ответственность за санкционную политику украинского государства.

Служба безопасности Украины

К вопросу прилагался и перечень «потерянных» компаний, а также просьба пояснить, по каким критериям отбираются юридические лица для применения к ним санкций.

Вот эти компании:

— ООО «СГМ-Мост»
— ООО «Коксохимтранс»
— ООО «УК Совфрахт»
— ПАО «Совфрахт»
— ЗАО «Совмортранс»
— ООО «СМТ-К»
— ООО «Солид»
— ООО «Росхимтрейд»
— ПАО «Силовые машины»
— ООО «Крымская первая страховая компания»
— АО «Русал»
— ООО «Русал Норильск»
— ПАО «ГАЗ»
— ООО «Управляющая компания Агрохолдинг Кубань»
— ООО «Конкорд Менеджмент и Консалтинг»
— ООО «Конкорд Кейтеринг»
— компании Инвестиционной группы Volga Group
— компании из состава АО «Стройтрансгаз»

Первым на запрос ответил Аппарат СНБО, обоснованно сославшись на статью 5 Закона Украины «О санкциях»: «Совет национальной безопасности и обороны Украины рассматривает вопрос о применении, отмене и внесении изменений в санкции исключительно на основании предложений Верховной Рады Украины, Президента Украины, Кабинета министров Украины, Национального банка Украины и Службы безопасности Украины».

Также в СНБО сообщили, что 10 июля, то есть за два дня до поступления нашего запроса, по результатам заседания Совета нацбезопасности и обороны «поручено Кабинету министров Украины совместно со Службой безопасности Украины и при участии Национального банка Украины подать на рассмотрение СНБО Украины предложения по расширению персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций) в отношении физических и юридических лиц Российской Федерации, с учетом соответствующих решений, принятых министерством финансов США и Советом ЕС».

Более того, есть вероятность, что при разработке этих предложений будет учтена и информация из запроса Центра журналистских расследований: «По поручению Секретаря СНБО предоставленная вами информация была направлена ​​для рассмотрения и надлежащего реагирования в Кабинет министров Украины и Службу безопасности Украины», — говорится в ответе аппарата СНБО.

Следующим пришел ответ из Администрации президента. В АП просто переслали запрос в СНБО, процитировав в произвольной форме ту же ст. 5 Закона Украины «О санкциях» и сославшись на порядок подготовки санкционных предложений Кабмина:

«Порядок подготовки предложений Кабинета министров Украины относительно применения, отмены и внесения изменений в санкции, утвержден постановлением Кабинета министров Украины от 30 ноября 2016 №888.
С учетом изложенного, в соответствии с пунктом 3 статьи 22 Закона Украины «О доступе к публичной информации» Ваш запрос направлен для рассмотрения в Совет национальной безопасности и обороны Украины», — говорится в ответе АП на запрос.

Этот ответ никак нельзя признать удовлетворительнім, поскольку статья 5 прямо указывает, что президент Украины подает в СНБО предложения по применению, отмене и внесении изменений в санкции, а СНБО рассматривает этот вопрос исключительно на основании поданных предложений. То есть, ответственность за отсутствие в украинском санкционном списке ряда российских компаний несет не СНБО, а именно президент Украины. Следовательно, АП должна отвечать по существу, а не перенаправлять запросы в другую структуру.

Дала ответ и Служба безопасности Украины, которой СНБО переслал запрос. Но можно ли считать такое реагирование надлежащим?

Прежде всего, СБУ также напомнила содержание ст. 5 Закона Украины «О санкциях», и заодно — еще несколько статей того же закона:

«В соответствии с п.1 ст.1 Закона при подготовке предложений по применению санкций Служба безопасности Украины действует в целях защиты национальных интересов, национальной безопасности, суверенитета и территориальной целостности Украины, противодействия террористической деятельности. Согласно п.2 ст.3 Закона применение санкций основывается на принципах законности, прозрачности, объективности, соответствия цели и эффективности».

По сути же запроса СБУ сообщила следующее:

«СБ Украины в СНБО Украины направлены предложения по применению персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций) относительно физических и юридических лиц, включенных в список OFAC министерства финансов США, которые были учтены СНБО Украины при подготовке решений от 02.05.2018 года «О применении и отмене персональных специальных экономических и других ограничительных мер (санкций)» (введено в действие Указом президента Украины от 14.05.2018 года №126/2018) и от 21.06.2018 года «О применении и внесении изменений в персональные и специальные экономические и другие ограничительные меры (санкции)» (введено в действие Указом Президента Украины от 21.06.2018 года №176/2018)».

Следовательно, исходя из ответа Службы безопасности, можно сделать вывод, что перечисленные в запросе российские компании СБУ в СНБО для применения санкций не подавала. Потому что предложения СБУ СНБО учла, а «потерянных» компаний там нет.

Итак, главный вопрос «почему» остался без ответа. Ведь Центр журналистских расследований не только хотел убедиться, что СБУ не подавала эти компании на включение в санкционный список, но и надеялся получить информацию о причинах, по которым СБУ этого не сделала. Может, она «потеряла» те компании с целью защиты национальных интересов, национальной безопасности, суверенитета и территориальной целостности Украины и противодействия террористической деятельности? Может, применение санкций в отношении этих компаний противоречит принципам законности, прозрачности, объективности, соответствия цели и эффективности?

К сожалению, содержательного ответа нет. И пока государственные структуры избегают ответственности за ненадлежащее реагирование на участие российских компаний в оккупации и аннексии Крыма, санкционную политику государства можно считать «антисанкционной».

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine