Судьба коллаборанта: Владимир Мельник

Євген Лешан, Центр журналістських розслідувань

Коллаборанты бывают разные. Одни, оказавшись не у дел после победы “русской весны” в Крыму, бросаются скандалить и ругать власть. Другие вмешиваются в денежные дела очень серьезных людей - и внезапно умирают якобы от инфаркта. Иным же хватает ума вовремя понять, что они чужие на этом пиру стервятников, и тихо отойти в тень. Таков герой нашего расследования, бывший лидер севастопольского незаконного вооруженного формирования “Рубеж” Владимир Мельник.

Владимир Мельник Фото архив Владимира Мельника

Писатель

Журналистам Мельник рассказывает, что его отец — советский военнослужащий — был переведен в Украинскую ССР из российского Мурманска. Сам Владимир Мельник родился в 1980 г. в Симферополе, а в Севастополе оказался в 1999 г. — служил срочную службу сержантом в военкомате. С 2004 по 2007 годы служил во внутренних войсках МВД Украины, в Киеве. Тогда Мельник, по его словам, чуть было не стал украинским патриотом, но вовремя одумался и, написав рапорт об увольнении, вернулся в Севастополь.

Здесь Мельник занимается бизнесом — ставит домофоны, системы сигнализации, видеонаблюдения. Дело идет неплохо — среди его клиентов украинские банки и другие компании.  

У Мельника даже появляется свободное время для написания и публикации советско-патриотических графоманских произведений. Если до 2014-го года кто-то и знал имя Владимира Мельника, то это были разве что любители низкопробной “боевой фантастики”. В его романе “Законы войны”, опубликованном в 2011 году российским “Ленинградским издательством”, Украину раздирает гражданская война, в Крыму русские казаки расправляются с крымскотатарскими экстремистами, НАТО бомбит мирные русские города, народные мстители с сочным хряпаньем и кровавыми брызгами рубят конечности американским пилотам, а главный герой вместе с боевыми товарищами самоотверженно участвует в третьей обороне Севастополя. Читать это стоит только тем, кто хотел бы оценить, что творилось в головах у людей, ставших чуть позже активистами “русской весны”.

«Рубеж» на построении Фото архив Владимира Мельника

Сам Мельник, по его словам, решил проявить “гражданскую активность” под воздействием новостей с киевского Майдана. Сообщения о столкновениях между участниками Майдана и служащими внутренних войск пробудили в нем, как он выразился, корпоративную солидарность: он сочувствовал парням в форме, которую когда-то носил сам.

Дружинник

25 января 2014-го года Мельник под ником “volkozverik” опубликовал на Севастопольском политфоруме призыв “Исходя из сложившейся обстановки в ВГН (“Временное геополитическое недоразумение” — презрительное обозначение Украины, принятое среди русских шовинистов — ред.) и прецедентов незаконного захвата власти на местах” создать добровольную народную дружину.

На призыв откликнулись десятки севастопольцев. Тут же бросились отслеживать деятельность проукраинских активистов и формировать группы для противодействия. В первых числах февраля родилось и название для “добровольной народной дружины” — «Рубеж».

Владимир Мельник среди участников НВФ «Рубеж» Фото архив Владимира Мельника

Мельник в поздних интервью журналистам кокетничает, утверждая, что его военизированное формирование было “санитарно-эвакуационным”. На деле “Рубеж” был одной из наиболее боеспособных пророссийских военизированных групп, натасканной на быструю мобилизацию и оперативное реагирование на любую нештатную ситуацию. У многих членов “Рубежа” было огнестрельное оружие.

“В «Рубеже» были люди, которые были во всех боевых операциях, были те, кто стоял на блокпостах Гончарное, Фронтовое, Верхнесадовое, Чонгар, кто сидел со своими ляльками дома, при этом вы их всех знали по голосу. Были действующие сотрудники и из нашего севастопольского «Беркута», которые тоже помогали нам. Многим дружинникам и дружинницам не нужно было знать о вышеуказанных лицах, их существовании и деятельности. Например, некоторые люди со своим официальным оружием, в «зеленке» прикрывали наших парней на случай ахтунга на блок-посту Гончарное и Верхнесадовое (мой родной старший брат, например)”, — написал Мельник в Севастопольском политфоруме.

23 февраля 2014 г. в Севастополе прошел массовый пророссийский митинг. На нем предприниматель и активный участник российской оккупации Алексей Чалый был провозглашен “народным губернатором”. Там же было решено поручить Чалому создать “отряды охраны правопорядка”.

Пророссийский митинг у Севастопольской МГА Фото РИА Новости

Собственно, “отряды” уже были к тому времени созданы и действовали, оставалось лишь оформить их подчинение. Так “Рубеж” перешел в распоряжение брата “народного губернатора” Михаила Чалого, одного из руководителей “Координационного совета обеспечения жизнедеятельности Севастополя”, созданного 23 февраля, и уже официально стал инструментом подконтрольной российским оккупантам новой “власти” города.

“Рубеж” охранял порядок на пророссийских мероприятиях в Севастополе, ловил проукраинских активистов, стоял на блокпостах — кто-то открыто, а кто-то, по словам Мельника, страховал блокпосты из укрытия с собственным оружием. Так продолжалось до “референдума” 16 марта 2014 года, в ходе которого “Рубеж” участвовал в “охране правопорядка” и противодействовал “украинским провокаторам”.

На службе России

19 марта 2014 года “Рубеж” принял участие в захвате Штаба Военно-морских сил Украины в Севастополе. На фото и видео невозможно идентифицировать, кто именно из многочисленных представителей “самообороны” является членом “Рубежа”.

На видео камеры наблюдения, размещенной на здании Штаба, видно, как собравшиеся у КПП люди ломают забор рядом с воротами и проникают на территорию Штаба.

На следующем видео можно наблюдать, как люди в форме и в гражданской одежде проникают на территорию штаба через поваленный забор, сталкиваются с украинскими моряками, которые пытаются без оружия сдержать толпу.

После того как сопротивление украинских военнослужащих было сломлено, “самооборона” заняла здания Штаба ВМСУ. Командующий ВМСУ контр-адмирал Сергей Гайдук был схвачен по указке оккупационной “прокуратуры” якобы за приказ о применении украинскими военнослужащими оружия для самозащиты. Позже Гайдук был освобожден.  

Подробно Мельник описывает участие “Рубежа” в захвате украинских кораблей, стоявших в бухтах Севастополя. По его словам, Михаил Чалый познакомил командира “Рубежа” с российским офицером — “командиром местного соединения кораблей”, который поставил ему задачу взять украинские корабли под контроль. То есть, у незаконного вооруженного формирования был куратор — представитель командования оккупационных войск, который и указывал «Рубежу», что делать. Когда-нибудь мы узнаем его фамилию, звание и должность.

“Рубеж” был разделен на абордажную группу, которая с борта буксира заходила на корабль и брала его под контроль, и береговую, которая контролировала причал. Кроме того, Мельник утверждает, что с берега захват контролировали российские снайперы.

Захват украинских кораблей в Севастополе, 20 марта 2014 Фото AP

По его словам, вооружение у абордажной группы было самое разношерстное: травматические пистолеты, карабин «Сайга», двуствольное охотничье ружье. На захват корвета “Хмельницкий” ушло восемь с половиной минут.

“Данные люди, которые высадились на корабль, повредили полностью весь ходовой мостик, повредили дизель-генератор №2, с помощью которого обеспечивался корабль электроэнергией, вывели из строя управление главными двигателями, личный состав был заблокирован на ходовом мостике», — рассказал Николай Бурдов, помощник капитана корабля «Хмельницкий».

Захват украинских кораблей в Севастополе, 20 марта 2014 Фото AP

В интернете получили распространение фото, на которых люди в разнообразной военизированной форме с георгиевскими ленточками и с различными образцами гражданского огнестрельного и травматического оружия совершают захват корвета “Хмельницкий”.

Захват украинских кораблей в Севастополе, 20 марта 2014 Фото AP

В то же время, “Хмельницкий” и “Тернополь” были захвачены вечером — штурм начался в 19.40. А на фотографиях светит яркое полуденное солнце. Кроме того, фото — высокого качества, такие невозможно сделать в ходе реального штурма. Поэтому достоверность этих фото вызывает обоснованные сомнения — они выглядят постановочными. В комментариях к фото высказывались сомнения, что “Рубеж” в самом деле захватывал корабли — предполагают, что это сделал российский спецназ, а “Рубеж” лишь изображал захват для пропагандистской картинки.

Участвовал «Рубеж» и в захвате аэропорта «Бельбек» — в качестве «щита», которым прикрывались российские военные. 

Российские военные за спинами участников НВФ «Рубеж». Аэропорт «Бельбек» Фото РИА Новости

Также Мельник рассказывает о том, как убедил командира украинских ракетчиков в Резервном (там располагался 85й отдельный береговой ракетный дивизион — знаменитый объект “Сотка”, которым командовал подполковник Константин Симонов) сдать воинскую часть россиянам.

Мавр сделал своё дело

После того, как Россия закрепилась на оккупированном полуострове, потребность в услугах “самообороны” отпала. Активные участники “Рубежа” долго доказывали оккупационной “власти”, что они еще на что-то годны — и в конце концов им позволили заниматься патрулированием улиц в помощь полиции. А Мельник уже к концу весны обнаружил, что остался у разбитого корыта. Жена была беременна вторым ребенком, а созданный и весьма успешный при украинской власти бизнес полностью рухнул. Пришлось бросить “Рубеж” и вернуться в семью.

Корпоративные клиенты Мельника, от которых при Украине отбою не было, вполне ожидаемо ушли — он потерял 90% клиентуры. Командир “Рубежа” из бизнесмена и дружинника переквалифицировался в наемного работника.

Свое недовольство новой “властью” бывший командир “Рубежа” высказывает очень осторожно: “Из-за того что городом после Крымской весны какое-то время управляли некомпетентные люди, могу сказать, что ухудшилось состояние дорог”, — говорит он, — “По своей семье могу сказать, что труднее стало устроить ребенка в детсад, например. Система власти в городе, которая была после Крымской весны, организовывала все так, что нужно было проходить своего рода квест. Я помню, как своего младшего записывал в садик, а он в 2015-м родился, дитя революции, — так это вообще была безалаберщина”.

Сейчас Мельник зарегистрирован в Севастополе как индивидуальный предприниматель. Кроме того, вместе с братом Сергеем и еще тремя лицами он является соучредителем трех фирм — ООО “Аирпак”, ООО “Торговый дом “Аирпак” и ООО “Аирпак-пластик”, все три зарегистрированы в селе Красный Мак Бахчисарайского района. «Аирпак» производик пластиковіе пакеты. Судя по всему, дела Мельника налаживаются.

В материале использованы фрагменты интервью Владимира Мельника интернет-изданиям ForPost, Лента.ру и ТАСС.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine