Крымские морские санкции: «грабли» для власти

Артем Сопов для Центру журналістських розслідувань

От редакции Центра журналистских расследований. Политика Украины относительно оккупированных Россией территорий, к сожалению, остается до конца несформированной, а ее законодательное обеспечение напоминает лоскутное одеяло с зияющими дырами-лакунами. В частности, та его часть, которая должна регулировать сферу судозаходов в закрытые крымские порты и ответственность за нарушение этого режима.

Известно, что 16 июня 2014 года министерство инфраструктуры Украины закрыло крымские порты Керчь, Севастополь, Феодосия, Ялта, Евпатория «до восстановления конституционного строя Украины на временно оккупированной территории АР Крым и Севастополя». В апреле 2014 года был принят закон, определивший, что въезд на оккупированные территории АРК и Севастополя и выезд из них возможен только через три КПВВ — «Чонгар», «Каланчак» и «Чаплынка». В Уголовный кодекс была внесена статья 332.1, установившая наказание на нарушение Порядка въезда в Крым и выезда из него. Однако сам Порядок правительство Арсения Яценюка утвердило более года спустя, «амнистировав» таким образом всех нарушителей вплоть до 14 июня 2015 года. Заметим, эти нормы касаются сухопутного способа въезда на ВОТ Крыма и выезда из него, но правоохранители вынуждены применять их и для судов-нарушителей, вернее, их капитанов и экипажей.

О том, что получается в результате таких неслаженных действий украинских властей, рассказывает херсонский журналист Артем СОПОВ в своем материале для Центра журналистских расследований.

Танкер BOREAS LPG Фото: Томас Эстберг-Якобсен / shipspotting.com

В украинском порту Измаил с 25 июня находится танкер для перевозки сжиженного газа BOREAS LPG (ІМО: 8521488) под флагом Коморских островов.

Согласно информации Международной морской организации, которая присваивает судам номера IMO, с июля 2017 года до мая 2020 танкер назывался DNIPRO LPG, ходил под украинским флагом и с этим названием отметился в уголовных производствах.

Снимок с экрана с портала IMO

А еще раньше танкер назывался BLUE STREAM, флаг Российской Федерации. Судно находится в «черном списке» судов, заходивших в закрытые порты Крыма после оккупации, составленном мониторинговой группой портала Blackseanews.

Танкер заходил в порт Керчь в ноябре 2014 года, а также все первое полугодие 2015 года, совершая каботажные перевозки сжиженного газа между Керчью и болгарским Бургасом. А в 2017 году он был продан украинскому владельцу.

По данным сайта Marhisdata — базы данных морской истории Нидерландов (страна производитель танкера в 1985 г.) — с 2017 года владельцем судна была компания Felina Development LP. На портале Equasis указано, что Felina Development LP владела судном до 27 мая 2020 года.

Сейчас же на сайте Международной морской организации указан другой собственник — компания Portoma Ltd, которая зарегистрирована в Великобритании.

Согласно судебным реестрам, Главное управление Службы безопасности Украины в АР Крым имеет давнюю историю «взаимоотношений» с Felina Development LP, компанией-владелицей судна BLUE STREAM/Dnipro LPG.  По информации, предоставленной СБУ в суде, этой компании также принадлежало скандально известное судно MRIYA (IMO 9109811, флаг Украина), ранее носившее название VILGA и ходившее под флагом РФ.  Как и BOREAS LPG, оно все лето 2015 года ходило в закрытый Украиной Севастопольский морской торговый порт в оккупированном Крыму, где разгружало нефтепродукты для Черноморского Флота РФ.

СБУ предоставила суду информацию об уловках, которые использовались на судне для безопасного захода в закрытые порты: 

«Осознавая преступный характер своих действий при осуществлении вышеуказанных мероприятий с целью сокрытия своей противоправной деятельности, периодически осуществлялось отключение системы AIS (Automatic Identification System, Автоматической идентификационной системы) в указанных судах и внесение в нее фиктивных сведений о курсе следования судна в порты Российской Федерации, а не в закрытые морские порты на ТОТ АР Крым, с целью избежания уголовной ответственности за совершение данных преступлений».

Решением Апелляционного суда Херсонской области от 19 августа 2019 года судно VILGA/MRIYA было арестовано, а затем передано в управление Агентства по поиску и менеджменту активов (АРМА). В феврале 2020 года был объявлен конкурс на управителя активами арестованного танкера. Но на этом громкое дело и закончилось.

Танкер MRIYA (раніше VILGA) Фото: MarineTraffic.com

Уже 26 февраля 2020 года судья Голосеевского районного суда Киева Юрий Мазур снял  арест с «MRIYA».  Мотивировал он это решение следующим образом:

«В дальнейшем аресте имущества отпала необходимость, поскольку должностные лица Felina Development LP не являются подозреваемыми или обвиняемыми в совершении уголовного преступления, процессуальные и следственные действия с судном не проводятся, дальнейший арест имущества является вмешательством в право собственности. Вместе с тем не доказана дальнейшая необходимость в аресте имущества».

Компания Felina Development LP, указанная в Регистре судоходства как владелец танкера MRIYA, зарегистрирована на Павла Белза — учредителя ООО «Оптимусойл». В то же время, владельцем танкера MRIYA называло себя киевское ООО «Тефин», которое имеет общий адрес и владельца — Назара Дякива — с оператором танкера MRIYA — «Ривер-трейд менеджмент». Дякив же является коммерческим директором компании Optimus LPG, входящей в группу компаний Wexler Group того же Павла Белза. Его ООО «Оптимусойл» сначала имело другого учредителя — АО «Глуско энерджи» Нисана Моисеева, который является эксклюзивным поставщиком сжиженного газа с заводов российской «Роснефти» и крупнейшим импортером ее топлива в Украине, а также партнером Виктора Медведчука — об этом говорится в публикации Центра журналистских расследований.

Апелляции (07.04.2020 г.) и кассации (19.06.2020 г.) правоохранительных органов суды не поддержали. И теперь ставшая скандально известной MRIYA, она же «VILGA», ходит по Черному морю, совершая рейсы между Украиной и Турцией.

Судно же Blue Stream/Dnipro LPG 14.09.2019 покинуло территориальные воды Украины и дрейфовало буквально в паре километров от морской границы страны в течение 9 месяцев — так сказать залегло на дно, судя по всему, дожидаясь окончания судебных тяжб по «Мрии». Затем сменило название и флаг. И через день после публикации судебного отказа в кассации по судну MRIYA 21.06.2020 года направилась в порт Измаил. Согласно информации MarineTraffic, можно сделать вывод, что судно передало неверные данные в систему навигации AIS, указав, что оно якобы вышло из порта Констанца (Румыния), при этом, дабы эту информацию невозможно было перепроверить, добавив к названию порта пометку opl — off port limit, которая указывает, что судно в порту не регистрировалось.

Теперь же танкер Boreas LPG, он же Blue Stream, он же Dnipro LPG в недавнем прошлом, находится в украинском Измаиле на ремонте. Вопрос к украинским правоохранителям: надолго ли? Да и только ли правоохранителям стоит его задавать?

За шесть лет аннексии Крыма в Украине так и не появился официальный реестр судов, заходивших в порты оккупированного полуострова — притом, что правительство Украины официально прекратило их функционирование с июля 2014 года.

Единственной публичной базой морских судов — нарушителей санкций и режима закрытых крымских портов является «черный список», который создан и пополняется мониторинговой группой крымского портала Вlackseanews

В феврале 2018 года прокуратура АРК сообщила о создании собственной базы, в которую внесены 665 судов — нарушителей. Однако само внесение в эту ведомственную базу никаких последствий не несет — факты незаконных судозаходов в порты Крыма нужно расследовать, получить судебное определение об аресте (на сегодня, по данным крымского главка СБУ заочный арест применен к ….судам) и добиться объявления судна в международный розыск через Интерпол, а это на сегодня большая проблема. 

Есть еще санкционный список РНБО — но там единицы судов-нарушителей. И, к тому же, в Украине отсутствует ответственность за нарушение санкций.

Статья 332–1 Уголовного кодекса Украины предусматривает наказание за нарушение Порядка въезда на временно оккупированную территорию Украины и выезда из нее, по которой привлекаются капитаны судов. Виновному грозит лишение или ограничение свободы до трех лет, но  только если правоохранителям удастся доказать, что въезд на ТОТ Крыма был осуществлен с целью нанесения вреда интересам государства!  

Так, что, по сути, украинские правоохранители справляются со своей работой как могут: какой инструментарий дали, таким и работают. Не справляются лишь министры с законодателями.

Как перестроить систему, чтобы она работала? Есть несколько вариантов, но все они требуют именно системной и слаженной работы законодателя, исполнителя и правоохранителя.  Необходим государственный реестр судов-нарушителей, причем, не только морских, но и воздушных. Но даже и без него особо злостные фигуранты прокурорского  реестра судов-нарушителей и “черного списка”  Вlackseanews должны пополнить и санкционные списки РНБОУ, причем, вместе с судовладельцами. После наложения на суда ареста Украина должна добиваться внесения их в базу международного розыска Интерпола и санкционные списки ЕС и США. 

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine