Запорожье: логистический хаб, обстрелы и зерно. Путь переселенцев на свободную землю

Запорожье — первый крупный город, который принимает переселенцев на пути из оккупированной части юга Украины. И сам постоянно находится под угрозой российских обстрелов. Какой путь проделывают переселенцы на пути к свободной Украине?

Логистический хаб для переселенцев в Запорожье Фото: investigator.org.ua

В Запорожье приезжают переселенцы со всей оккупированной территории юга. Все они проходят через печально известный российский блокпост в Васильевке, где стоять приходится несколько дней, а то и больше недели, ожидая своей очереди проехать.

«Некоторые люди ждут почти неделю, некоторые – четыре дня. Бывает по-разному. Четыре дня стандартно. Говорят, там бывают разные «изменения». Бывают хорошие, быстро выпускающие. Люди по-разному рассказывают», — говорит волонтер Светлана Земляная.

Светлана Земляная, волонтер Фото: investigator.org.ua

Единственную дорогу на свободную территорию сильно размыло дождями, поэтому движение на Запорожье почти прекратилось. Первая колонна, которая смогла доехать до Запорожья после этого, прибыла 4 августа. Их машины и автобусы пришлось вытаскивать из грязи спасателям.

Ольга Животенюк, переселенка из запорожского города Токмак. Информацию о бесплатном эвакуационном автобусе нашла в соцсетях. Она с дочерью Аней провела в дороге четыре дня, которые и стояли на блокпоста в Васильевке.

Ольга Животенюк, переселенка из города Токмак Запорожской области Фото: investigator.org.ua

Ольга рассказывает, что удастся пройти российский блокпост или нет — зависит от настроения и желания оккупантов.

«Держают долго на блокпосту. Что хотят, то и делают. Хотят – пропускают, не хотят – нет. Половина автобуса были детьми. Начали проситься, чтобы пропустили, потому что еда заканчивалась. Нам сказали: «Если вы голодны, идите, мы вас накормим, мы милосердны». Но никто не ушел», – говорит Ольга.

Переселенка рассказывает, что оккупанты почти силой затягивают детей в увлеченные школы, где обучение будет вестись по российским программам. Поэтому и было принято решение выезжать с ребенком. Ольга говорит, что они с дочерью не брали с собой зимние вещи, ведь имеют большую надежду скоро вернуться домой.

Эвакуационные рейсы и прибытие в логистический хаб

На эвакуацию можно зарегистрироваться либо в Viber, либо в instagram. Рейсы организует общественное движение «Домой». Диспетчер в социальной сети уведомит дату выезда и место отправления.

Всеволод Потимко, соорганизатор эвакуационных рейсов, просит неравнодушных людей отозваться, чтобы обеспечить пассажиров водой и едой.

Всеволод Потимко, соорганизатор эвакуационных рейсов Фото: investigator.org.ua

«Люди по три-четыре дня ночуют в автобусе, просим помощи с водой, едой, какие-нибудь консервы, чтобы люди могли поесть в дороге», — обращается Всеволод.

По прибытии волонтеры спрашивают людей паспортные данные, идентификационный код, номер телефона, откуда приехали и имеющие дальнейшие планы. В логистическом хабе работает отделение соцзащиты, в котором переселенцам расскажут, где и как можно оформить социальные выплаты.

Прямо из логистического хаба люди могут поехать в более безопасные города Украины или за границу. Отсюда следуют бесплатные рейсы в границу, в Польшу и Германию, организованные благотворителями и частными перевозчиками.

Люди, еще не надумавшие куда ехать или решили остаться в Запорожье, могут воспользоваться целым спектром услуг в логистическом хабе. На территории работает отдел службы по делам детей Запорожского городского совета.

Основная ее работа – выявление и помощь детям, попавшим на подконтрольную Украине территорию без взрослых. Причины этого разные: родители не могут выехать с оккупированной территории, но беспокоятся о безопасности детей и отправляют детей к родственникам. Известны случаи, когда родителей оккупанты отфильтровывали на блокпостах.

«Через наш пункт прошли уже более 200 детей. Это дети едут за границу к своим родственникам. И тоже очень много по Украине. Именно в Запорожье приезжающие дети остаются здесь, мы берем все контакты, записываем данные», — рассказывает Вероника Шершень, главный специалист службы по делам детей Запорожского городского совета.

Вероника Шершень, главный специалист службы по делам детей Запорожского горсовета Фото: investigator.org.ua

По словам Вероники Шершень, в Запорожье сейчас находится уже более 120 детей, прибывших без родителей. Эти дети занимаются службами по делам детей. Им предоставляют места временного проживания. В самом логистическом хабе есть площадки, где дети могут играть, пока их родители занимаются делами.

Отдельно есть комната с кондиционером, где детки не только играют самостоятельно, но и общаются с воспитателями из благотворительного фонда «Улыбка». В этом детском пространстве можно оставить ребенка под наблюдением, где он пройдет мастер-класс, просто удобно отдохнет после долгой дороги или получит психологическую помощь.

«Дети только что прибыли. Они еще не отдохнули, они еще находятся в состоянии первоначального стресса, потому что они только с дороги. Они истощены физически. Детям хочется полежать, поспать. Или дети слишком возбуждены, потому что они перебрались на эту территорию, и это все сильно отразилось на их психоэмоциональном состоянии», — говорит Марина Шконда, фасилитатор пространства для детей.

В самом большом шатре хаба можно бесплатно поесть и получить консультации от общественных организаций и представителей местных властей. Внутри и на лавочках возле него люди отдыхают после тяжелой дороги, обдумывают, что делать дальше.

«В Херсоне сейчас 90-е»

Александр и Наталья Кузьменко вместе с сыном приехали из Херсона. Рассказывают, что на дороге было шесть дней. Началось все с пересечения Днепра возле Антоновского моста, движение которым закрыто из-за точных ударов Вооруженных сил Украины. Из-за большой очереди на паром было принято решение ехать через ГЭС в Каховке. Начались русские блокпосты.

Александр и Наталья Кузьменко, переселенцы из Херсона Фото: investigator.org.ua

Семье Кузьменко пришлось проехать более двух десятков блокпостов оккупантов. На последнем, в Васильевке, было около шестисот машин, а это более тысячи человек без элементарных условий существования. О правильности решения уехать из Херсона Александр и Наталья не сомневаются. Говорят, что словами «нестерпимо жить» в оккупации этого не передать.

«Вот представьте, что вы что-то делали, а потом раз и обратно. На несколько десятилетий. В Херсоне сейчас 90-е. Реально. Не работает нормально интернет, нет банкинга. Пьяные на улицах, разливки. Нет правил. Да, россияне вводят свои правила, но они такие странные», — говорит Александр Кузьменко.

Супруги рассказывают о фильтрационных мероприятиях и репрессиях оккупантов. Россияне регулярно ищут партизан на дачах и гаражах местных жителей. Избили окна на даче этой семьи, из подвала вынесли бутылки с вином. У знакомых БТР снесли ворота гаража. Бывает, что ищут не только партизанов, но и своих дезертиров.

Едва ли не главной причиной выезда семья Кузьменко называет нежелание учить сына в школе по российским стандартам.

«Смысла оставаться в Херсоне родителям с детьми я не вижу. То, что предлагают россияне… И дальше? Окончил ребенок школу. Аттестат «ХеНР». Отлично, ни богу свеча, ни черту кочерга», — говорит Александр.

Кузьменко надеются вскоре вернуться в родной освобожденный город. Поэтому вдали от него решили не уезжать. Пытались снять жилье в Запорожье, но из-за большого потока людей с оккупированных территорий сделать это очень сложно.

Поэтому Александр и Наталья приняли решение переночевать во временном доме, которое предлагает городская власть. Это коммунальные заведения: детские сады или общежития, где временно размещаются переселенцы.

Места для проживания

Центр журналистских расследований побывал в одном из некоммунальных мест размещения переселенцев. Это хостел на базе спортивного центра.

В комплексе есть номера с двухэтажными кроватями, душевые, санузлы, кухня и столовая. Кроме того, большой спортивный зал, игровой зал для детей. В подвальной части есть настоящее бомбоубежище, которое восстановил Роман Севастьянов еще в 2016 году.

Роман Севастьянов, руководитель СТК «Хорт» Фото: investigator.org.ua

«Люди почти со всех оккупированных территорий: Мариуполь, Краматорск, Северодонецк, Угледар, Соледарь, Херсон, Бердянск, Мелитополь… почти все. Сейчас живет более ста человек. Не предполагается никакая оплата. Если какая-либо оплата и получается, это оплата от благотворителей. Она направляется на покрытие коммунальных расходов: отопление, вода, канализация», – рассказывает Роман Севастьянов.

Проживание здесь, как объясняет Роман, бесплатно, если оно будет длительным. Если заезжать транзитом, оплата будет посуточно в районе 150 гривен с человека.

В скором времени хостел планирует увеличить количество мест размещения.

Для этого сделали ремонт еще на одном этаже и дорабатывают на других. Это будет хаб для жителей Херсона и области. Проектом занимается заместитель городского головы Херсона Роман Головня при финансовой поддержке международных благотворительных организаций.

В планах расширения до 420 мест, но, как говорит Роман Севастьянов, при особой необходимости можно принять и тысячу людей. А переселенцы, длительно живущие в хостеле, начали понемногу обживаться.

Марина Швеева – переселенка из Мариуполя. В родном городе она имела небольшое ателье, но сейчас даже не знает уцелела ли здание, где оно находилось. В запорожском хостеле Марина тоже работает швеей. Заказы делают как другие переселенцы, так и сам хостел.

Женщина рассказывает, что сначала она с 8-летним сыном ночевала в коридоре квартиры. Но когда начались массированные авиаудары, пришлось переместиться в подвал. Многоэтажка, где жила семья, частично выгорела, частично разрушена.

«Стреляли, бомбили самолеты. Считали, сколько ударов, потому что самолет летит на Ростов заправляться. У нас было 40 минут выйти на костре что-то приготовить. И обратно прятаться в подвал», – говорит Марина.

Марина Швеева, переселенка из Мариуполя Фото: investigator.org.ua

За водой ходили группами. Марина говорит, что возвращались в подвал далеко не все.

«С водой тяжело, будто специально, когда шли воду набирать… Мы шли на реку, уже пили такую ​​воду, сразу были прилеты. Мы собирались по 10–15 человек, и вроде бы они специально это делали. Люди падали на пол, часть поднималась, часть уже не поднималась», — рассказывает переселенка.

Потом Марина перестала ходить за водой, боялась, что не вернется к ребенку, который оставался в подвале. Рассказывает, что давала другим людям сигареты или подсолнечное масло, чтобы те принесли ей две баклажки воды.

Однажды россияне открыли подвал и сказали, что можно выходить. Марина с ребенком и кошкой начали идти пешком в окраину города, где стояли автобусы, которые везли людей в Россию. Но Марина отказалась ехать туда, хотя оккупанты очень настаивали. Пришлось сказать, что уедут в Крым. Наконец, пройдя жесткие проверки, вышло доехать на свободную территорию Украины.

В Запорожье Марина чувствует себя более или менее спокойно. Говорит, что кормят хорошо. В местном хабе «Я — Мариуполь» оказывают гуманитарную помощь, а еще им с ребенком организовали 10-дневную поездку в Винницу.

Надеемся, что с открытием хаба «Я — Херсон» переселенцы с оккупированного юга также будут чувствовать себя в большем комфорте, насколько это возможно.

Жизнь под обстрелами

Город Запорожья находится примерно в 30 километрах от Васильевки, в которой стоят российские оккупанты. Из-за относительной близости к линии фронта областной центр регулярно обстреливают русские военные.

Враг разрушает предприятия и гражданские объекты. 4 августа около 3:30 утра российские войска ударили по окрестностям города в Заводском районе, разрушили многоэтажку.

и несколько частных домов.

В центральной части города также есть разрушения, а забитые фанерой окна встречаются почти на каждой улице.

Населенные пункты между областным центром и враждебными позициями страдают от обстрелов буквально каждый день. Города и села: Орехов, Гуляйполе или Малая Токмачка и другие, которые находятся близко к линии фронта, уже почти разрушены.

Поселок Камышеваха — в нескольких километрах от Запорожья. Населенные пункты Камышевахской громады — под постоянным прицелом вражеской артиллерии.

Разрушенный дом в Камышевахе Фото: investigator.org.ua

О том, как живет гроомада под постоянной угрозой ударов, побеседовали с председателем Камышевахской территориальной громады Юрием Карапетяном. Он говорит: если ракету может перехватить система ПВО, то артиллерийский снаряд — вещь непредсказуемая.

«Поэтому бывают жертвы среди мирного населения и разрушения. Обстрелов артиллерией у нас стало поменьше, именно в Камышевахе. Но по громаде прилетает. Новояковловский старостинский округ постоянно находится под артиллерийским огнем. Он находится ближе всего к зоне ведения боевых действий», — говорит Юрий Карапетян.

Юрий Карапетян, глава Камышевахской территориальной громады Запорожской области Фото: investigator.org.ua

Глава рассказывает, что с начала полномасштабного вторжения уехало почти треть населения, но сейчас люди начали возвращаться.

Камышевахская громада, как и большинство в Запорожской области, имеет основную прибыль от фермерских хозяйств, занимающихся выращиванием зерновых культур.

«На сегодняшний день почти все фермерские хозяйства, где не заминированы поля, где не ведутся боевые действия, все урожаи собраны. И рапс, и ячмень, и пшеница, почти все собрано. Теперь ожидаем сбор семян подсолнечника, это единственное, что осталось», — говорит Карапетян.

У фермеров есть большие проблемы с продажей выращенной продукции. Логистические цепочки почти не работают, рынок остановился – отсюда неизвестно, какая будет цена. Сильно выросла стоимость горючего. Да и собранный урожай еще не гарантирует, что его удастся уберечь от обстрелов.

Четвертого августа ночью россияне попали в состав, где хранился урожай пшеницы одного из аграрных предприятий в Новоивановке. При этом представитель минобороны России Игорь Конашенков на брифинге рассказывал бред о военной цели.

На самом деле ничего такого здесь и в помине не было. Мы видим здесь зерно, собранное запорожскими аграриями. Часть из него сейчас раздают людям, желающим забрать, часть перевозят в другое место, чтобы потом можно было продать и направить на экспорт.

Разрушенный склад с зерном Фото: investigator.org.ua

Украинцы, несмотря на войну, зерном будут обеспечены, а вот с экспортом есть проблемы. Несмотря на то, что уже работает морской зерновой коридор и порты: Одессы, Южного и Черноморска пошли балкеры с украинским зерном, доставить зерно в порт — задача не простая.

«Мы знаем, что в Васильевке оккупант, в Бердянске оккупант. Пожалуй, только Одесса сейчас есть. А с такой ценой на дизель, чтобы туда его увезти, это существенно. Насколько я понимаю, у фермеров это проблема на сегодняшний день», – говорит Юрий Карапетян.

По нашему мнению, Правительство в состоянии найти решение этой проблемы, например, зерна у фермеров с территорий, отрезанных от каналов сбыта продукции, могло бы выкупить Госрезерв. Кстати, что-то подобное сейчас пытаются сделать оккупанты, создав квази государственную зерновую компанию в Мелитополе. Оккупанты пробуют наладить и свои зерновые морские коридоры, чтобы вывезти похищенное или купленное за копейки украинское зерно через захваченные порты Бердянска, Мариуполя, Херсона.

Путь судов из Херсона и днепровских портов к Черному морю для россиян заблокирован — выход из Днепро-Бугского лимана контролируют Вооруженные силы Украины в Очакове. Итак, главная ставка была на порты Мариуполя и Бердянска, которые несколько месяцев разминировали. Однако пробный рейс судна «Жибек Жоли» с похищенным зерном из оккупированного Бердянска в турецкий порт Караса провалился. Турция, хоть и не арестовала судно, — перевозка ворованного зерна, как это требовала Украина, не разрешила его перевалку в своем порту.

Судно Zhibek Zholy (IMO: 9598880, флаг рф) в оккупированном Бердянском порту Фото: Балицкий Евгений/Telegram

Помимо этого оккупанты продолжают накапливать зерно для ввоза из запорожских портов, грабя аграриев Приазовья и готовясь к фейковому референдуму и очередной аннексии украинской земли.

Итак, подытожим. Город Запорожья стал главным хабом для переселенцев с оккупированного юга — ежедневно принимает полторы тысячи беглецов из российской оккупации, обустройство которых ложится на плечи громад области. Пожалуй, было бы справедливым, если бы правительство сделало перераспределение субвенций в пользу громад, принимающих перемещенных украинцев. Как отмечалось, значительное количество переселенцев из Херсона. Но руководители и специалисты Херсонской ОГА все еще разбросаны по всей стране. Пора уже собрать областную администрацию в одном месте и решать проблемы херсонцев системно и адекватно ситуации и вызовам.

Целесообразно также, по нашему мнению, открыть в городах, которые являются хабами для переселенцев, прежде всего в Кривом Роге и Запорожье, представительства министерства по реинтеграции оккупированных территорий аналогичны тому, что действовало в Херсонской области.

На наш взгляд, министерство реинтеграции, в компетенциях которого есть реализация государственной политики в отношении временно оккупированных территорий, наконец-то должно начать эту политику в отношении новых ТОТ разрабатывать и формировать постоянные каналы качественной коммуникации с нашими гражданами.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine