Владислав Селезнев: У руководства было 8 часов, чтобы изменить ход событий в Крыму

Элина Сулима, QHA
Возвращаясь к событиям 27 февраля: можно было их избежать, если бы  среди работников СБУ, милиции и военных не оказалось столько предателей?

дства было только 8 часов. Большинство военных частей имели все средства и возможности для обороны, но приказа от высшего руководства Украины не было. Из-за бездействия украинского правительства сторонников Украины среди крымских военных с каждым днем ​​становилось все меньше. Владислав Селезнев отметил, что Россия, применяя методы гибридной войны, не стеснялась ни выставлять впереди своих военных местных жителей, ни штурмовать части, которые не могли дать достойный отпор. Подобные действия тогдашнего украинского правительства привели к потере военной техники, которая осталась у оккупантов. Это не только 32 корабля, но и новое вооружение, и современное оборудование, которое не удалось вывезти на материк. Владислав Селезнев рассказал, что военные журналисты сделали все возможное, чтобы мир узнал правду о событиях на полуострове. Ведь российская пропаганда доказывала, что большинство крымчан поддержали захват Крыма российскими военными. Хотя на самом деле через Керченский пролив постоянно курсировали автобусы с казаками и людьми из других регионов РФ, принимавшими активное участие в тех событиях. Возвращаясь к событиям 27 февраля: можно было их избежать, если бы  среди работников СБУ, милиции и военных не оказалось столько предателей? — Буквально на днях появилось интервью с заместителем командующего военно-морскими силами Украины береговой обороны генерал-лейтенантом Игорем Воронченко, который в то время руководил войсками береговой охраны. Он говорит, что с того момента, как были захвачены и взяты под контроль здания ВР Крыма и Кабинета Министров, для принятия адекватных решений, которые могли бы изменить ход истории в Крыму, у нашего руководства было только 8 часов. У войск береговой обороны были силы и средства для того, чтобы выбить боевиков, которые незаконно захватили административные здания, даже путем их уничтожения. Также специальное подразделение «Альфа» было готово делать все необходимое, чтобы блокировать и в случае отказа от сдачи уничтожить русских боевиков, но решение не было принято и ситуация развивалась именно так, как развивалась. В первую очередь в аннексии Крыма виновен Владимир Константинов. Именно благодаря его деятельности была допущена утечка информации, были нивелированы все попытки военного руководства, которое в то время действовало в Симферополе, отреагировать на ситуацию и изменить ход истории. Кроме того, мы помним, что практически все члены военного совета военно-морских сил Вооруженных Сил Украины предали присягу Украине и остались в Крыму на службе у оккупантов. Это и бывший командующий военно-морскими силами Денис Березовский, и бывший начальник штаба Дмитрий Шакура, и первый заместитель командующего военно-морскими силами Сергей Елисеев, и ряд других адмиралов и капитанов первого ранга, которые фактически сдали Крым без боя, изменив присяге на верность народу Украины. Если бы украинские военные начали обороняться, у них на некоторое время хватило бы боеприпасов для обороны, а за это время подошло бы подкрепление с материковой части Украины. Это могло бы помешать аннексии Крыма? — Фактически контроль над ключевыми аэродромами в Крыму мы обеспечивали достаточно долго. Это было то время, когда силы подкрепления могли выполнить свою задачу и приземлиться на аэродромах, которые были под нашим контролем. По каким причинам, из каких соображений, кто именно принимал решение не отправлять в Крым подкрепление — мне точно не известно. В любом случае, ответственность лежит на тогдашнем высшем военно-политическом руководстве страны. Поэтому вопрос, конечно, надо адресовать им. Что касается личного состава, то на первом этапе захвата Крыма русскими войсками почти весь личный состав был готов с оружием в руках, рискуя жизнью, защищать родные дома. Впоследствии, каждый раз, получая очередной приказ «Держитесь!», количество сторонников Украины, количество военных, которые были готовы рисковать жизнью ради Украины, уменьшалось. То есть непонятная позиция высшего военно-политического руководства, неопределенность, отсутствие четких конкретных задач и боевого приказа на применение войск привела к драматическому положению, в котором сейчас оказался весь народ Крыма. Согласно военному уставу, украинские военные могли бы дать отпор российским оккупантам, применив оружие во время штурма их частей, даже не дожидаясь приказа. А высшее руководство страны в таком случае могло бы отреагировать и дать необходимое подкрепление. Почему никто из тогдашних руководителей не решился вступить в вооруженный конфликт? — Учитывая тот факт, что на территории АРК россияне впервые в таких масштабах применяли принципы и методы ведения гибридной войны, то боевые столкновения они позволяли себе проводить только с теми частями, которые имели очень слабые боевые способности, как, например, 13-й фотограмметрический центр. То есть россияне не пытались штурмовать ни 1-й батальон военной пехоты, ни 501-й батальон морской пехоты, ни даже 36-ю бригаду береговой обороны на первом этапе, потому что понимали, что ответ на их провокационные, агрессивные действия будет адекватным, что украинские военные дадут им достойный отпор. Если мы вспомним события в городе Новоозерное, где дислоцировалась южная военно-морская база, то там российские военные поставили казаков с оружием, а перед ними — детей и пенсионеров, рассчитывая на то, что в случае, если украинские моряки откроют огонь, под пули попадут мирные жители. И об этом официально заявлял Путин, что они будут действовать такими методами: впереди пойдут женщины и дети, а потом — российские солдаты. Что касается Бахчисарайских событий, то там постоянно происходили провокации — с помощью казаков и пророссийски настроенных маргиналов. Но мы хорошо понимаем, что именно в тот период Керченская переправа работала на полную мощность и буквально колоннами автобусов на территорию Крыма завозились казаки с Кубани, с северного Кавказа, из других регионов Российской Федерации для того, чтобы сделать соответствующую массовку для российских и иностранных СМИ — якобы народ Крыма поздравляет оккупантов. Но эта картинка не соответствовала действительности. В то время именно российские офицеры, русские солдаты создавали беспорядок. Но благодаря взаимодействию, которое нам, военным журналистам, удалось установить с представителями СМИ, мы мгновенно реагировали на действия российских солдат и офицеров и снимали все эти вещи. Именно деятельность независимых медиа позволила миру узнать правду о ситуации в Крыму. Та картинка, которую создавало российское телевидение, российская информационная машина, ​​демонстрировала, что жители Крыма положительно, радостно реагируют на тот факт, что их землю оккупирует враг, но благодаря нашей деятельности мы эту картину достаточно серьезно подпортили. По вашему мнению, каких ошибок, совершенных тогда украинским руководством, можно было избежать, чтобы в Крыму не реализовался подобный сценарий? — Мы должны быть объективными и честными, в первую очередь, перед собой. Все время существования АРК в составе унитарного государства Украины высшее военно-политическое руководство страны Крымом не занималось. В то же время агенты Кремля постоянно проводили информационную кампанию и заявляли о своем присутствии. Фактически мы получили результат бездействия высшего военно-политического руководства за все годы существования Украины как независимого государства. Что касается операции в Крыму, то она готовилась много лет. Первые попытки аннексировать Крым происходили еще во время так называемой «мешковщины», когда«президент» Крыма Мешков пытался отделиться от Украины и присоединиться к РФ. Затем мы все хорошо помним тузлинские события, когда россияне пытались проникнуть на территорию Крыма. И в большей степени, по утверждениям многих экспертов, основные мероприятия по аннексии Крыма начались еще в 2008 году, когда Российская Федерация получила право проведения зимней Олимпиады в Сочи. Именно под прикрытием Олимпиады, подражая нацистской Германии, которая провела в 36 году Олимпиаду в Мюнхене, РФ создала три новые бригады, действовавшие недалеко от границы с Крымом. И в дальнейшем именно эти бригады были активно задействованы во время проведения аннексии Крыма. Будут ли наказаны люди, которые предали присягу на верность народу Украины и стали коллаборантами? — Позиция Генерального штаба принципиальна: каждый военный, который в определенное время не вышел на материковую часть Украины, — предатель. На сегодняшний день мне известны фамилии двух военных: один рядовой, другой подполковник, которые за свои противоправные действия и поступки отвечают по закону. Насколько известно, военнослужащий-контрактник, который в это время проходил службу в Крыму, уже получил срок и находится в местах лишения свободы. Относительно офицера, бывшего подполковника Вооруженных Сил Украины, еще продолжаются соответствующие процессуальные действия. Я считаю это вполне справедливым. За противоправные деяния каждый должен отвечать по закону. Владислав, по Вашему мнению, как быстро Крым вернется в Украину? И каким путем это произойдет: мирным или все-таки придется повоевать за свою территорию? — Я думаю, на сегодняшний день военного варианта возвращения Крыма не существует. За то время, что Крым находится под оккупацией Российской Федерации, там сосредоточена мощная военная группировка, там постоянно идут тренировки, учения, привозится новое вооружение и техника. Все это есть. Кроме того, для обеспечения контроля над Крымом РФ постоянно завозит на территорию полуострова формирования из других регионов РФ. Все это делается только для того, чтобы сделать из Крыма так называемый «авианосец», который практически невозможно захватить военным путем. По моему мнению, единственный путь возвращения Крыма — это продолжение санкций, их усиление, принципиальная позиция всего мирового сообщества по отношению к стране-агрессору. Россия должна четко понимать, что вопрос ослабления санкций, вопрос возвращения в круг стран, которые имеют право быть равными среди равных, заключается в деоккупации Крыма, возмещении всех убытков и, конечно, деоккупации Донбасса. Другого пути на сегодняшний день нет, потому что любая военная агрессия будет порождать противодействие. А в результате военного конфликта будут в первую очередь страдать мирные местные жители, как сегодня происходит на Донбассе, а я не хочу такого сценария для родного Крыма.