Слив дела Гандзюк

31 июля 2018 года возле дома Екатерину Гандзюк облили серной кислотой. Полиция, спеша отчитаться о задержании нападавших, попыталась повесить преступление на стрелочника, однако журналисты обнародовали его алиби, и правоохранителям под давлением общественности пришлось расследовать действия тех, имена которых общественность называла с самого начала. И это была устойчивая тенденция для страны того времени.

Екатерина Гандзюк Фото: Facebook

В августе были арестованы пятеро участников боевых действий, они признали вину как исполнители нападения на Гандзюк и пошли на сделку со следствием, благодаря чему получили небольшие как для тяжести преступления сроки — от 3 до 6 лет заключения. Однако привлечение к ответственности организаторов и заказчиков преступления тормозилось, несмотря на то что всем они уже были известны. Это произошло после смены руководства ГПУ и группы прокуроров по делу. В январе этого года на Херсонщине провели масштабную спецоперацию, в ходе которой арестовали Игоря Павловского, подозреваемого в руководстве преступной группировкой.

24 января в Болгарии был задержан Алексей Левин, прежняя фамилия Москаленко, которого подозревают в руководстве преступной группой «москали» и организации нападения на Гандзюк. В середине марта Левин был экстрадирован в Украину и следствие получило новые возможности для полного раскрытия нападения на Гандзюк и не только.

В конце марта прокуратура с трудом, но добилась в суде продления срока расследования дела Гандзюк еще на 4 месяца. Однако менее чем через месяц в Офисе Генпрокурора передумали и решили завершить досудебное следствие. Председателю Херсонского облсовета Владиславу Мангеру изменили подозрение — с организатора на заказчика нападения на Гандзюк.

Левин отказался давать показания. На обнародованную в СМИ информацию о передаче ему средств от Мангера за молчание правоохранители не отреагировали. Павловский также пошел на сделку со следствием, однако его производство почему-то выделили из дела Гандзюк, и оно уже рассматривается в Приморском суде Одессы.

Отметим, однако, что Павловский предстал перед судом за сокрытие информации о нападении на Екатерину, а не в его организации. Кроме того, по данным адвоката Евгении Закревской, он до сих пор не выполнил условия соглашения — и не дал показания. Молчит и Левин, который является связующим звеном между заказчиком — Мангером и исполнителями преступления.

Прокуроры утверждают, что доказательств для подтверждения в суде вины Мангера и Левина у них достаточно и без показаний Павловского. Утверждают, что часть фигурантов дела Гандзюк не избежит ответственности и за те преступления, о которых она писала и которые теперь расследуются в других производствах.

Однако озвученная позиция прокуратуры никак не объясняет алогичность действий следствия, которое, получив Левина и еще три месяца времени на проведение дополнительных следственных действий, вдруг отказывается от возможности получить доказательства и поступает так, как настаивала защита подозреваемых. Адвокат Мангера так и пишет в соцсети, не скрывая радости.

Евгения Закревская говорит, что дело еще не совсем потеряно и сторона потерпевшего будет подавать ходатайство о доведении определенных моментов, но часть того, что можно было бы сделать, уже точно потеряна. Прежде всего, это проведение негласных следственных действий.

Сюжет Центра журналистских расследований:

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine