Как из судебного реестра исчезают документы и почему нельзя приватизировать Северо-Крымский канал

«Вопрос национальной безопасности» с Валентиной Самар (проект Центра журналистских расследований, эфир ТРК Черноморская). Выпуск программы от 23 июня 2020 года.

В этом выпуске анализируем проблему, касающуюся наглого и почти безнаказанного исчезновения документов из Единого государственного реестра судебных решений. Это сотни тысяч судебных решений, которые были опубликованы, а затем кем-то из государственного реестра удалены.

То, что в реестре отсутствуют судебные решения по резонансным делам, ЦЖР выяснил в процессе расследования дела Игоря Павловского — это одна из ветвей дела о нападении на Екатерину Гандзюк, которая была выделена в отдельное производство. В реестре не нашлось ни одного судебного документа по так называемому делу «группы Торбин» — четырех исполнителей заказного нападения на Екатерину Гандзюк, которые признали свою вину, получили сроки заключения от 6 до 3 лет и уже отбывают наказание. То же самое — и с выделенным делом Павловского, по которому никак не начнется рассмотрение в Приморском суде Одессы.

В эту автоматизированную систему с 2006 года должны вноситься и защищенно храниться электронные копии всех решений всех судов Украины, за исключением Конституционного суда. По закону, все судебные решения являются открытыми и подлежат обнародованию в электронной форме не позднее следующего дня после их изготовления и подписания. Закон прямо запрещает изъятие судебных решений из реестра, но они исчезают, причем, по очень резонансным делам. Никита ПАНАСЕНКО исследовал, кто и как формирует базу Единого реестра судебных решений.

Закон о доступе к судебным решениям и Порядок ведения Единого государственного реестра судебных решений очень четко устанавливают, как он должен функционировать. Первое звено в цепочке ответственных — судья, который выносит решение и сразу же готовит его для внесения в реестр. Председатели обоих судов, решения которых по делам о нападении на Екатерину Гандзюк исчезли из реестра, сообщили ЦЖР, что документы отсылали и даже даты указали.

Далее к работе подключается оператор реестра — государственное предприятие «Информационные судебные системы», которое и открывает цифровые копии судебных решений для общего доступа. Но здесь ЦЖР не ответили на конкретные вопросы — почему никаких документов по делам «группы Торбина» и Павловского нет в базе, а руководитель от интервью отказался.

Третье ключевое звено — Государственная судебная администрация Украины, которая является владельцем информации реестра и его держателем. ЦЖР написал запрос в администрацию по поводу выявленных фактов, однако ответ еще не получил. Между тем масштабы исчезновения из реестра судебных решений ошеломляющие — счет ежегодно идет на сотни тысяч документов и этому нужно положить конец.

***

Очередная волна глубокого общественного беспокойства возможностью восстановления подачи днепровской воды в оккупированный Россией Крыма через схему с приватизацией Северо-Крымского канала в этом месяце показала высокую температуру событий и заявлений вокруг этой темы почти до кипения. Евгений ЛЕШАН в своем видеоблоге убедительно расскажет, почему это невозможно и покажет уникальные кадры, которые мы получили из Крыма и из которых видно, к которому плачевно-аварийного состояния оккупанты доказали русло канала.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine