Юсуф Куркчі: «Чинний закон про санкції не дозволяє застосовувати їх швидко та ефективно»

Україна закликає уряди і парламенти інших країн не визнавати вибори президента Росії, які всупереч міжнародному праву будуть проводитись і в окупованих РФ АР Крим та Севастополі. ВР України закликає міжнародну спільноту покарати Росію за чергове грубе порушення норм міжнародного права і українського суверенітету і ввести нові санкції проти РФ. Меджліс кримськотатарського народу також закликає громадян України усіх національностей не брати участі у незаконних виборах, а прокуратура АРК нагадує, що участь у їх організації є тяжким злочином. Які наслідки чекають на Росію після проведення виборів у Криму, які не збираються відміняти попри застереження провідних країн щодо невизнання їх результатів? Чи будуть застосовані нові західні санкції і чи все робить Україна, яка постійно просить про їх посилення, для ефективності уже введених обмежень для РФ? Про це - у розмові з першим заступником міністра з питань тимчасово окупованих територій Юсуфом КУРКЧІ у програмі Валентини САМАР «Питання національної безпеки» (проект Центру журналістських розслідувань, ефір ТРК Чорноморська).

Юсуф Куркчі, заступник міністра з питань тимчасово окупованих територій Фото: investigator.org.ua

Валентина Самар: Юсуф-бей, міністерство, яке ви очолюєте, – черговий центральний орган української влади, який закликав мешканців окупованої території не брати участь у виборах. До цього було звернення парламенту України до парламентів інших країн і світової спільноти із закликом ввести проти Росії додаткові санкції і блокувати державні і робочі візити обраного президента і самим не здійснювати такі візити в РФ. Мова йде про заклик до ізоляції президента Російської Федерації?

Юсуф Куркчи: Я думаю, что это нормальная реакция государства, часть территории которого оккупировано, и на этой территории страна-оккупант пытается проведением этих выборов, демонстрацией каких-то демократических инструментов легализовать свое присутствие там. С другой стороны, это демонстрация всему внутреннему пространству и внутреннему электорату интегрированность этого региона в состав России.

Мне кажется, Кремль меньше будет интересовать процент людей, участвующих в выборах по всей территории, чем процент участия в Крыму. Поэтому они сделают все, чтобы процент участия в Крыму был выше, чем по России.

Валентина Самар: Мы не сможем это проверить. А страны ЕС, ОБСЕ и США не будут туда направлять мониторинговые группы.

Юсуф Куркчи: Точно так же, как мы не могли проверить проведение «референдума» и то, какой процент участников из числа жителей Крыма там был. Поэтому это очередное действие оккупанта по интегрированию оккупированной территории.

Валентина Самар: Люди, которые смотрят на эти события с оптимизмом, говорят, что сейчас мы будем свидетелями рождения еще одного нелегитимного президента в мире. С другой стороны, даже Украина не призывает мир признать нелегитимными эти выборы в целом в связи с тем, что они проходили в нарушение международного права на оккупированной территории. Украина призывает признавать нелегитимными в части, которая касается голосования в Крыму. Как мне видится, на выборах в Госдуму это имело смысл, и четыре депутата Госдумы от Крыма, по сути, не признаны миром и ставится вопрос о легитимности всей Госдумы. А что сейчас?

Фото: Главный региональный

Юсуф Куркчи: На тех площадках, на которых должны были присутствовать депутаты Госдумы РФ, нашим депутатам удавалось переломить ситуацию и формат этих встречи довести до того, чтобы не присутствовали эти государственные деятели РФ, избранные в Крыму. Это говорит о том, что нашу государственную позицию воспринимают на тех уровнях, на которых это удается сделать.

Я просто не могу комментировать внешнеполитический аспект, я могу говорить о том, как мы будем действовать или как мы должны оценивать выборы на оккупированной территории. Я хочу сказать, что заявления некоторых общественных организаций о том, что чуть ли не по всем 12 тысячам членам избирательных комиссий должны быть возбуждены уголовные дела, – это такие моменты, когда лучше молчать, чем говорить, потому как это вторые или третьи выборы. На носу у нас еще одни выборы – в местные органы власти в Крыму. То есть каждый раз мы должны будем вычеркивать из списка наших граждан Украины по такому количеству людей?

Валентина Самар: Почему вычеркивать? Их же не лишают гражданства?

Юсуф Куркчи: Уголовное преследование предполагает, что мы людям говорим о том, что в момент восстановления юрисдикции Украины на оккупированных территориях их ждет уголовное преследование. Какие идеи о будущем возникнут у этих людей после таких заявлений?

Валентна Самар: То есть, вы предлагаете Уголовный кодекс применять избирательно?

Юсуф Куркчи: Я предлагаю не делать преждевременные заявлений.

Валентна Самар: Их делают не только общественные организации, но и прокуратура.

Юсуф Куркчи: Прокуратура рассказала про санкции тех статей, под которые подпадают действия тех или иных лиц, которые так или иначе участвуют в совершении того или иного преступления.

Валентина Самар: То есть их просто предупредили и ознакомили с содержанием этой статьи, которая предполагает срок до 15 лет.

Насколько небезопасно сейчас в Крыму бойкотировать выборы – по той информации, которой вы располагаете?

 Юсуф Куркчи: На разных уровнях разными «деятелями» проводятся своего рода переписи (об участии в голосовании – ред.). Я знаю, что работники почты интересуются у людей, идете вы на выборы или не идете. Некоторые рьяные даже ходят по домам и переписывают данные паспорта, таким образом внушая людям, что если твои идентификационные данные зафиксированы, то смогут проверить, голосовал ты или нет. Но свобода выбора в том и заключается, что он сам решает, идти ему на выборы, или нет. Если говорить в аспекте нормальной демократической свободной страны, человек сам принимает решение. Но то, что касается оккупированной территории, то мы обращаемся к своим гражданам, чтобы они не участвовали в этих выборах и не давали возможности оккупанту с их участием легализировать его присутствие на оккупированных территориях.  

Валентина Самар: Парламент Украины призвал парламенты других стран и все мировое сообщество за проведение незаконных выборов на оккупированной территории ввести против России санкции в отношение тех лиц, которые организовывали эти выборы, и усилить секторальные санкции. А что Украина?

Юсуф Куркчи: Я знаю, что наше министерство будет готовить определенные документы, которые, наверное, будут формировать политику страны в этом отношении, я имею в виду санкции.

Валентина Самар: И здесь уже не будет 12 тысяч человек в санкционных списках?

Юсуф Куркчи: Я не думаю, что там будет 12 тысяч человек. Мы говорим про организаторов выборов. И на уровне федеральной Центральной избирательной комиссии, и на уровне региональной.

Валентина Самар: В середине февраля Кабмин внес в ВР проект закона об изменениях в закон о санкциях (часть первую статьи 4 предлагается дополнить пунктом 24 о запрете использования программного обеспечения и оборудования, произведенного в стране или лицом, в отношении которых введены санкции – ред.). Сегодня на правтиельственном комитете, как сообщалось, должен был рассматриваться еще один проект изменений в закон о санкциях. Расскажите, что это за проект?

Юсуф Куркчи: Нет, проект изменений в закон «О санкциях» не выносился сегодня. Там были три проекта распоряжения по санкциям, которые касались кандидатов в депутаты в Госудуму, членов избирательных комиссий выборов депутатов в Госудуму. И пакет санкций по Керченскому мосту.

Валентина Самар: По юридическим лицам, которые принимают участие в его строительстве?

Юсуф Куркчи: Да.

Валентина Самар: Но эти юридические лица давным-давно внесены в список санкций США и ЕС.

Юсуф Куркчи: Да, а мы сейчас говорим про национальный наш пакет санкций.

Валентина Самар: То есть Украина просто присоединится к этим санкциям. А что касается изменений в закон о санкциях? Мне интересен этот вопрос, потому что закон принимался три с половиной года назад и уже не отвечает запросам времени. И мы видим каждый день примеры того, как мы не можем применить этот закон ко всем тем явлениям, которые возникают в нарушение санкционного режима.

Юсуф Куркчи: Если быть откровенным, то, наверное, в мире мало существует идеальных законов, потому как любой закон не имеет возможности спрогнозировать все взаимоотношения в той или иной сфере.

Если говорить про закон о санкциях, то он, действительно, наполнен нормами, которые не позволяют оценить его как мобильный и эффективный в этом плане. Потому как процедуры, заложенные в законе, предполагают большой ряд согласований, которые физически невозможно сделать очень быстро. Я думаю, что рабочая группа, в том числе и наше министерство, которая работала и предлагала изменения в этот закон, в конце концов подготовит (изменения – ред.)…

фото: investigator.org.ua

Валентина Самар: Я так понимаю, что какие-то министерства не согласовали и не смогли в этот раз вынести проект на комитет?

Юсуф Куркчи: Тяжело фантазировать…

Валентина Самар: Мне тяжело – меня там не было, но вы там были и знаете наверняка.

Юсуф Куркчи: Мы не являемся министерством, которое отвечает за этот законопроект.

Валентина Самар: Кто готовил его?

Юсуф Куркчи: Его готовило министерство иностранных дел.

Валентина Самар: И не вынесло его на рассмотрение?

Юсуф Куркчи: По всей вероятности, что-то там не сложилось.

Валентина Самар: Що ж, а ми тим часом продовжуємо відкривати все нові факти колабораціонізму з боку представників української влади.

Народний депутат України Ігор Шкіря має парк-готель «Марат» у Гаспрі, який колись був санаторієм «Південмашу», а згодом був по частинках приватизований. І ми знаємо, що тривалий час були проблеми з порушенням прав місцевих мешканців, оскільки преходи і дороги там були закриті.  І зараз ТОВ «Парк-отель «Марат», бенефіціаром якого, згідно декларації  є пан Шкіря, бере участь у російських тендерах. Уже майже 90 мільйонів рублів заробило це ТОВ на підрядах уряду Москви.

Але найцікавіше, що нам вдалося знайти – це те, що в цьому парку-готелі «Марат» цілий рік проводять реабілітацію представники Російського союзу ветеранів Афганістану (РСВА). Це відома організація на чолі з Францем Клінцевичем, нині сенатором і колишнім депутатом Держдуми. В 2014-му році він був заступником голови думського комітету із оборони, і одним із перших депутатів Думи приїхав до Криму, коли вже були захопленні будинки Ради Міністрів і парламенту. І разом з собою на воєнних бортах він привіз багато ветеранів та учасників бойових дій, членів РСВА. Саме вони, за розслідуваннями «Нової газети», були тими «спецтуристами», які і блокували будівлі органів влади, аеропорт «Сімферополь», військові частини, а також «пресували» проукраїнських активістів під час акції протесту біля заблокованих військових частин.

 

Парк-готель «Марат »в Гаспрі, Велика Ялта Фото: hotel-marat-yalta.ru

Коли почалася війна на Донбасі, РСВА відкрив вербувальні пункти і до цього часу займається вербовкою учасників бойових дій, відставників та резервістів для участі у війні на Донбасі. Потім вони приїжджають до Криму, зализують свої рани і знов їдуть вбивати українців. Є відео, де сам Клінцевич приїздить до цієї оздоровниці і радіє, що у парк-отелі «Марат» відпочивати учасникам бойових дій у три-чотири рази дешевше ніж у Росії. 

Що робити, виходячи з того законодавства, яке в нас на сьогодні є?

Юсуф Куркчи: Мы видим, что это не единичный случай, а системный момент, когда очень большое количество людей с определенным достатком имели доступ к тем ресурсам, которые были в Крыму, тем самым обогащаясь. Теперь многие компании, которые работали до оккупации и имели возможность, благодаря тому, что у нас до сих пор действует этот закон про СЭЗ «Крым», переформатировать свою деятельность и продолжать работу, не закрываясь.

Единственным примером благородного отношения к ситуации являются заправки Shell, которые с первого дня закрылись и вышли из Крыма, оставив практически все свое имущество. Этот тот пример благородства, когда репутация бизнеса и страны, которая этот бизнес представляет, имеет значение.

Валентина Самар: Украинские компании вы не можете назвать?

Юсуф Куркчи: Видимо, у нас уровень политической культуры и патриотизма в определенных кругах настолько ничтожен, что их нет…

Валентина Самар: Я знаю много представителей среднего бизнеса, которые сделали точно также – либо продали бизнес, либо его вывели, когда могли выводить, либо все бросили, уехали и начали все с нуля.  Но крупного бизнеса назвать не могу.

Со временем свой крупный агробизнес продал господин Косюк – еще один олигарх, друг президента, но три года он в Крыму работал. Мы открыли тендеры и увидели, что «Дружба народов» продавала зерно «Крымхлебу», который был «национализирован», то есть, зерно продавали украденному предприятию.

За три последних месяца мясокомбинат «Дружба народов» поставил товаров в Росгвардию и ФСИН на 1,8 млрд. рублей. Это для понимания объема рынка. Можно предположить, что ранее такой же объем продуктов мясокомбинат мог поставлять в Россию, возможно, через посредника.  

Что с этим делать с точки зрения существующего  законодательства?

Фото: Проект «Знак качества»

Юсуф Куркчи: Любые сделки, которые совершены там с имуществом, должны быть определенным образом зарегистрированы на подконтрольной Украине территории. Те сделки с имуществом, которые не зарегистрированы, признаются нашим государством недействительными. Поймите правильно, философия бизнеса как раз на том уровне развития, когда люди практически с нуля его построили и вдруг оказались перед выбором, что они должны его каким-то образом лишиться, наверное, является тем преобладающим фактором при принятии решений этими людьми. Очень тяжело говорить, почему они именно так поступают, но с другой стороны, у нас не было создано никаких условий ни для эвакуации бизнеса, ни для того, чтобы легально тот или иной бизнесмен смог перевести свое имущество.

Валентина Самар: Что делать, чтобы не поддерживать оккупанта экономически?

Юсуф Куркчи: Мы должны сначала лишиться тех законов, которые дают возможность работать бизнесу, что под украинской маркой производит продукцию и торгует ею на внешнем рынке.  Это закон о свободной экономической зоне «Крым». И, к сожалению, как мы видим, наших усилий пока что недостаточно для того, чтобы его отменить.

Валентина Самар: Нам нужен всего один голос – президента Петра Порошенко.

Юсуф Куркчи: Это шаблон российский, который переносится некоторыми российскими журналистами, что если президент чего-то захочет, то в этой стране это будет.

Валентина Самар: Он обещал. Мы хотим, чтобы он выполнил свое обещание, которое он в 2015 году дал Мустафе Джемилеву и Рефату Чубарову.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine