Российскую оппозицию косит крымский вирус

Мустафа Найем

Есть в России оппозиция? Я в это верю все меньше и меньше. Оппозиция, она, конечно, есть. Но чем эта оппозиция отличается от тех, кого мы называем в России своим врагом, понять становится все сложнее и сложнее. Потому что российская оппозиция – это очень странная оппозиция, у которой совершенно разное понимание того, какой должна власть быть власть внутри страны и вне страны. И очень часто те, кто называют Путина своим врагом внутри страны, за ее границами могут оказаться его ярыми единомышленниками. Конечно, это касается не всех российских оппозиционеров. Банальных обобщений делать не будем. Но лакмусовый индикатор "Крымнаш" косит ряды еще вчера адекватных людей с пугающей скоростью. Вот, к примеру, журналист Олег Кашин. Украинской аудитории он стал широко известен в 2010 году после зверского избиения у своего парадного. Следствие ведется до сих пор. Пока безрезультатно. Сам журналист связывает нападение с активистами молодёжного движения "Наши", созданного администрацией президента Российской федерации, куратором которых официально являлся заместитель главы администрации президента РФ Владислав Сурков. Избиение Олега Кашина стало резонансным событием как в России, так и за ее пределами. В защиту журналиста выступили многие коллеги, Леонид Парфенов посвятил ему целую речь на церемонии премии им. Влада Листьева, а "Нью-Йорк Таймс" опубликовало статью Олега Кашина "Человек с арматурой", где, кроме всего прочего, автор писал следующее: "...тот факт, что атмосфера ненависти и агрессии, искусственно созданные Кремлем, в Россия стала определяющей – это факт, мне кажется бесспорным. Человек со стальным прутом стоит за спинами улыбающихся политиков, которые говорят о демократии. Он, человек с арматурой – настоящий хранитель Кремля и его порядков. Я испытал его на собственной голове". Казалось бы, вполне себе понятный образ оппозиционера. Или, как минимум, человека, не разделяющего методов нынешней российской власти, за спинами которой, очевидно, стоит тот самый человек с арматурой – Владимир Путин. Но прошло пять лет с того самого инцидент, и теперь мой уже бывший коллега Олег Кашин вполне уверенно аргументирует духовные скрепы российской политики тезисами тех самых "Наших", а действия человека, который поменяв арматуру на автоматы аннексировал чужую территорию, называет...восстановлением исторической справедливости. Дальнейший наш ночной диалог в сети привожу без купюр. Вообще, конечно, вышел не очень веселый разговор между двумя людьми одного поколения. Олег Олег Кашин: Я не скрывал, что я к аннексии Крыма отношусь, да, как к аннексии, но при этом как к восстановлению исторической справедливости. Крым, конечно же, наш. Он отметил, что его поколение "все эти годы" мечтало о присоединении Крыма к России. Я: А черта этой исторической справедливости имеет конкретную дату? Или она проходит по грани "наши так считают"? Потому что некоторые наши считают, что в принципе Москва – это наша очень развитая провинция, и даже указывают на могилу князя Долгорукого в Киеве. В общем, маразм крепчал. ОЛЕГ КАШИН: Ну вот представьте – пришли сто российских солдат в Ивано-Франковск. Им там будут рады? А в Крыму были. Я: Я думаю, если в Москву прибудет сотня чеченских солдат, то радующихся сторонников они там точно найдут. Причем много и разных национальностей. Я думаю, это отличный повод доя референдума. Остальное – дело техники. ОЛЕГ КАШИН: В Москве и так есть не одна сотня чеченских солдат)) Я: Ну, да. Так и у нас были русские солдаты. А потом превратились в вежливых человечков. По приказу, естественно, а не из чувства исторической справедливости. ОЛЕГ КАШИН: По приказу, конечно. Я же говорю – в этом нет противоречия. Крым захвачен крайне нагло, референдум фиктивный, международное право попрано и так далее. И при этом он наш. То есть если хотите отвоевывать – на здоровье, но вам это зачем? Я: По этой логике, жертва изнасилования тоже не имеет никакого права на справедливый суд, поскольку насильник был уверен, что "она – наша". В этом тоже никакого ведь противоречиЯ: "изнасилована крайне нагло, честь и закон попраны и т.п. И при этом она наша. То есть, хотите справедливости – на здоровье, но вам это зачем?" Это такой тонкий троллинг или че? ОЛЕГ КАШИН: Ну какой троллинг, троллинг это лоховство. Международное право в известном смысле тоже лоховство, мир с этим живет и как-то справляется. Забрали некрасиво, если Путина за это повесят, его жалко не будет, но даже в этом случае украинским Крым не станет, извините. Я: "В известном смысле" – это кому известном? Гитлер тоже так считал, а закончил тем, что умер вместе с тысячами тех, кто считал, что он прав, а его страну на сорок лет поделили союзники. Видимо, по этой аналогии, лоховством было позволить им потом объединиться) ОЛЕГ КАШИН: Лоховством не лоховством, но, по крайней мере, нарушением Хельсинкского соглашения, которое Хонеккер подписывал. Это я к тому, что международное право – штука не вполне абсолютная. Тут еще должна быть ссылка на Косово, но ее наша пропаганда заездила ( Я: В этом и разница наших и ваших. Мы считаем, что всё же есть какие-то "абсолютные штуки", мы их тут, у нас называем ценностями. А у вас они относительны. Причем, как правило, мера относительности диктуется тем, у кого сила. По сути, с Крымом совершили ровно то, что со всем российским народом совершают регулярно и под шумные аплодисменты тех самых наших. Но только в Москве ты с этим считаешь нужным бороться, а в Крыму – нет. А так не бывает) Вы или крестик снимите или трусы наденьте. ОЛЕГ КАШИН: Это все прекрасно, только кто сказал, что мы в России должны разделять ваши ценности? Не должны, я считаю) Я: Нет, конечно, не должны. Но это ведь вы там требуете честных выборов, прав для оппозиции и всякие другие "штуки". А ведь если подумать, многие ваши "наши" уверены, что нафиг это все надо, и что историческая справедливость требует духовных скреп, а не свободных выборов. Так что терпите, крепчайте. То есть, хотите бороться – на здоровье, но только не будет этого всего, оно вам надо?) ОЛЕГ КАШИН: Может, будет, может, не будет, может, вообще гражданская война будет, я не знаю. Что прав для оппозиции у Путина требовать не надо, я с вами согласен – он не даст. Я: Так зачем же тогда требовать, просить, жаловаться? Не надо суетиться под клиентом – историческая справедливость ваших "наших" требует диктатуры. ОЛЕГ КАШИН: Ну что за жаргон про клиентов, вы же депутат. А так вы правы совершенно. Не надо требовать, не надо просить и жаловаться. Есть такая русская песня – "Всего два выхода у честных ребят". Я: Это не жаргон, это тоже поговорка. И в данном случае она ближе к реальности. Потому что два выхода действительно есть только у честных ребят. А те, для кого право силы – это историческая справедливость, а международные законы – лоховство, еще долго будут мелко суетиться. ОЛЕГ КАШИН: Будут, конечно. И даже если кто не будет, всегда найдется украинский депутат, который скажет, что они на самом деле нечестные. Это тоже нормально) Все.

Источник: Украинская правда