Возможный организатор взрыва в Стамбуле

Новая газета

Турецкие спецслужбы подтвердили, что двое из трех террористов-смертников, устроивших 28 июня атаку на стамбульский аэропорт имени Кемаля Ататюрка, являются гражданами России. Их имена — Вадим Османов и Раким Булгаров. По сведениям турецкой полиции, именно Османов снял квартиру в районе Стамбула Фатих, где террористы готовились к атаке. В этой квартире полиция нашла паспорт на имя Османова, выданный ему подразделением УФМС Дагестана 14 декабря 2015 года. При этом не исключается, что документ поддельный.

О личности Ракима Булгарова на данный момент ничего неизвестно. Перед атакой террористы уничтожили жесткие диски и выкинули ноутбуки. О возможной причастности к данному теракту выходцев из стран бывшего СССР (не только России, но и стран Средней Азии и Азербайджана), примкнувших к запрещенному в России ИГИЛ, свидетельствуют массовые задержания, которые проводят спецслужбы в компактной кавказской диаспоре в Турции.

По сообщениям турецких СМИ, пока не подтвержденным официально, организатором теракта может быть этнический чеченец Ахмед Чатаев. О Чатаеве известно многое.

Был активным членом веденского джамаата, прошел подготовку в одном из двух лагерей Хаттаба, организованных в Чечне на базе бывших пионерских лагерей, в ходе военных действий во время второй чеченской кампании был тяжело ранен, потерял руку. В 2002 году бежал в Европу, в 2003-м легко получил в Австрии статус беженца. Европа проводила весьма лояльную миграционную политику в отношении членов чеченского сопротивления, в первую очередь, из-за жестких военных действий России в Чечне, от которых пострадало огромное количество мирных жителей.

В 2006 году, после гибели Басаева, чеченское подполье возглавил Доку Умаров. В 2007 году Умаров переформатировал чеченское сопротивление в «Имарат Кавказ» (организация, запрещенная в России), распространив идеи радикального ислама и военного джихада на все регионы Северного Кавказа. Однако у многих чеченских сепаратистов, в том числе осевших в Европе, этот шаг вызвал резкое неприятие. Ахмед Чатаев, радикализировавшийся еще в лагере Хаттаба, поддержал «Имарат Кавказ» и стал представителем Доку Умарова в Европе. Он собирал деньги для террористической организации, проводил идеологическую работу в диаспорах, выступал против Ахмеда Закаева — эмигрировавшего в Европу премьер-министра самопровозглашенной республики Ичкерия, который в свою очередь выступал с резкой критикой «Имарата». В диаспорах Чатаева боялись и открыто против него не выступали, так как Чатаев и его окружение могли прибегнуть и к физическому насилию против своих оппонентов.

Чатаев несколько раз попадал в поле зрения как европейских спецслужб, так и украинских, болгарских и грузинских. По утверждению российских государственных СМИ, каждый раз вставал вопрос о его выдаче в Россию, так как с 2003 года он находится в федеральном розыске. Однако на основании включения только в базы федерального розыска Россия не имела права требовать экстрадиции Чатаева. Нахождение же Чатаева в международном розыске в базе Интерпола не подтверждается. Впрочем, даже в этом случае статус политического беженца автоматически защищал бы его от выдачи в Россию.

Так, именно на привилегии статуса сослался в своем решении Европейский суд по правам человека, когда в 2010-м году Чатаева задержали на Украине. Встал вопрос о его экстрадиции либо в Россию, либо в Грузию, где он, видимо, проходил по уголовному делу. ЕСПЧ запретил выдачу в Россию на основании того, что он получил статус как преследуемый российскими властями за свое участие в чеченском сепаратистском движении. На основании решения ЕСПЧ украинские власти экстрадировали Чатаева в Грузию.

В 2012 году грузинские спецслужбы проводили спецоперацию в ущелье Лопота. Как пишет на своей странице в Facebook бывший президент Грузии Саакашвили, в ходе этой операции погибли три грузинских сотрудника спецслужб. По утверждению соратников Чатаева по «Имарату Кавказ», в этой спецоперации были уничтожены практически все боевики. Чатаев был привлечен к этой спецоперации в качестве переговорщика, однако, по словам бывшего руководителя информационно-аналитического отдела МВД Грузии Шота Утиашвили, вместо того чтобы вести переговоры, примкнул к боевикам. После их разгрома он был арестован, но в 2013 году в ходе суда в Тбилиси был признан невиновным. Произошло это, как утверждает Михаил Саакашвили, по причине того, что в Грузии к власти пришел «пророссийский олигарх» (цитата. — Е. М.) Бидзина Иванишвили.

Но, скорее всего, Чатаеву просто повезло: новые грузинские власти в тот момент активно поддерживали процесс освобождения заключенных (при Саакашвили Грузия лидировала в Европе по процентному количеству заключенных), массово признавая их политическими узниками «мишистов».

После операции в Лопоте Чатаеву предъявили обвинения в сотрудничестве с ФСБ и члены «Имарата Кавказ». (Он эти обвинения публично отверг.) Однако никто из тех, с кем разговаривала «Новая газета» и кто знает Чатаева лично, не считает его агентом какой-либо спецслужбы, включая ФСБ РФ. Все сходятся во мнении, что Чатаев — последовательный исламистский радикал, которому совершенно безразличны (и уже давно) идеи чеченского национализма и сепаратизма.

В 2013 году Ахмед Чатаев присягнул «Исламскому государству» (запрещенная в РФ организация). Совместно с Абу-Джихадом, главным идеологом ИГ, работающим на рекрутинг и вербовку выходцев из стран бывшего СССР, Чатаев курировал процесс присяги региональных подразделений «Имарата Кавказ» «Исламскому государству». Также он стоит за массовой и крайне успешной вербовкой европейских чеченцев, ушедших на чужую войну в Сирию. По неофициальным подсчетам представителей европейской чеченской диаспоры, только из Европы в Сирию ушло несколько тысяч чеченцев, более тысячи их них погибли. Для диаспоры эта статистика — настоящая трагедия, но даже при поддержке европейских властей эффективный заслон пропаганде ИГ поставить не удается.

Участие выходцев из стран бывшего СССР в террористической атаке в аэропорту Стамбула уже дало пищу для различных конспирологических обвинений. Так, российские СМИ обвинили, по сути, в потворстве терроризму спецслужбы Украины, международные правозащитные организации и даже Европейский суд по правам человека. В свою очередь, противники России перетряхнули биографию Чатаева на предмет его связей с ФСБ и провели параллели между терактом и урегулированием российско-турецких отношений. В том числе, предъявили российскому руководству следующий факт. После синайской трагедии в октябре прошлого года (гибель российского самолета, на борту которого было 217 человек и 7 членов экипажа), НАК и президент Путин закрыли туристическое направление в сторону Египта. Зато буквально на следующий день после теракта в аэропорту Стамбула, совпавшего по времени с извинениями Эрдогана, был снят запрет на продажу путевок в Турцию. Последовательности в таких действиях действительно не видно. Но если принять как должное, что безопасность граждан — всего лишь средство для спекуляций в геополитической игре, то все конспирологические версии рассыпаются.

Турецкие СМИ со ссылкой на экспертов-силовиков привели гораздо более прозаичное объяснение участию в теракте российских граждан. Турция давно уже стала мишенью ИГ, в свою очередь турецкие спецслужбы держат под пристальным вниманием всех выходцев из ближневосточного региона — сторонников ИГ. Контроль за представителями стран бывшего СССР до сих пор был менее жесткий (хотя турецкие спецслужбы в последнее время активно взаимодействуют с российскими). Именно по этой причине заказчики теракта в аэропорту Стамбула поручили его организацию и реализацию тем, у кого было больше шансов осуществить эту атаку.