Логика падения

Дмитрий Быков, писатель и журналист

Тогда была Олимпиада – и теперь Олимпиада; тогда был август – и теперь август; тогда была Грузия – теперь Украина, тогда была война – теперь, надеюсь, ограничится разрывом дипломатических отношений. Но вектор задан, изоляция углубляется, предлоги для дипломатических демаршей и военных приготовлений все более смехотворны: в то, что Саакашвили нападет на Южную Осетию, верили многие, даже в Европе. Непредсказуем очень, да и выводили его из себя вполне профессионально. Но в то, что украинский участник АТО Панов ночью будет проникать через границу, имея все возможности пройти ее днем, и будет взрывать трассу Москва–Симферополь, не поверил никто в Совбезе ООН. Кроме России, которая про все это и рассказала.

Эти августы, разделенные восемью годами, дают повод и возможность рассмотреть, куда и с какой скоростью все движется. Уже и в августе восьмого, под властью только что назначенного местоблюстителя, было понятно, что ничего хорошего в перспективе нет; теперь, после четырех медведевских и еще четырех путинских лет, когда кажется, что не произошло ничего, а на самом деле случилось очень многое, причем в последние два года лавинообразно, иллюзий не может быть ни у начальства, ни у подчиненных. Начальство загнало себя и страну в ситуацию нарастающего абсурда, в многократно предсказанную рецессию, в беспрецедентное идеологическое одичание и культурное оскудение.

Нападение на Грузию еще не было чревато мировой войной, но масштабный конфликт с Украиной к ней приведет гарантированно. Россия восстановила против себя всех былых друзей и спутников, убила самого яркого оппозиционера и посадила либо выдавила за границу остальных; начавшиеся кадровые перестановки, чаще всего столь же абсурдные, сколь идея возвращения к дирижаблям в качестве основного вида транспорта, напоминают кадровые судороги 1916 года, получившие название «министерская чехарда».

Восемь лет назад в России была еще надежда на мягкие перемены снизу, на активность населения – два последних года телепропаганды зомбировали одних и запугали других. За восемь лет пройдены все возможные развилки. Ситуация 2016 года поразительна даже по фонетической наглядности: на юго-западе гибридная война, в администрации президента Вайно. Кадровые чистки, бессмысленная сдача своих, усталость населения от пропаганды, постепенное отрезвление, раздрай и шок – все один в один повторяет расклад столетней давности с поправкой на масштаб. Осталось дождаться антимонархической речи монархиста Пуришкевича – то есть яркого демарша со стороны Жириновского или еще кого-то из наиболее отвязанных лоялистов,– и ситуация воспроизведется во всем блеске.

Внимание, вопрос: обращаюсь ко всем, кто громогласно утверждает, что в такой ситуации при нефтяных ценах в районе 40–50, при полной забетонированности политического поля и контроле над СМИ Россия может благополучно загнивать еще хоть до 2024, хоть до 2030 года и вообще обойдется без серьезных катавасий. Вам эти последние восемь лет, эта динамика от августа до августа, от Грузии до Украины,– ничего не показывает? Вы все еще не видите, что для собственного спасения этот режим обречен развязывать войны и ни одну из них не может завершить полноценным триумфом? Вам еще не очевидно, что за эти восемь лет в России стремительно – и с нарастающей скоростью – ухудшалось все, включая качество родного сатрапства, и что число жертв в этих конфликтах стремительно увеличивается, а число союзников катастрофически уменьшается? Надо же делать хоть минимальные выводы – если не из недавнего, то из сравнительно свежего прошлого: если восемь лет все неуклонно падало и скорость этого падения, по законам физики, возрастала,– с какой бы стати ему вдруг замедлиться или вовсе перейти в подъем? Все дальнейшее абсолютно предсказуемо, стоит только внимательно поглядеть на эти последние восемь лет, за которые российское начальство в самом деле испортило все, что могло испортить, и проиграло все, что могло проиграть.

А почему все это становится особенно понятно в августе – да и происходит главным образом в нем,– тут и гадать не о чем. Господь в случае России старается быть особенно нагляден, вплоть до повторения мельчайших примет вроде падения метеорита. Дело в том, что август – месяц плодоношения. В нем, так сказать, собирают плоды. И по плодам их, как было сказано, узнают их.

"Профиль", №28, 15 августа 2016 года

Источник: Facebook Дмитрий Львович Быков