ГБР: реквием по «правоохранительной» мечте

Александр Леменов

Более грандиозного скандала в Государственном бюро расследований даже не припомнить.

Во вторник, 19 ноября, почти неизвестные лица слили в сеть аудиозаписи из кабинета директора ГБР Романа Трубы. Это стало эксклюзивным свидетельством того, что в органах правопорядка царит полная неразбериха. Но эта неразбериха, в свою очередь, «упорядочивается» с Банковой. Записи свидетельствуют: смена власти никоим образом не повлияла на то, чем руководствуются главы правоохранителей — законом или политической волей Офиса президента Украины. Безусловно, профильных экспертов беседы руководителя ГБР Романа Трубы со своими подчиненными, руководителями государственных учреждений и владельцами частных компаний отнюдь не удивили. Наличие соответствующих бесед не поразило меня как многолетнего автора текстов о ГБР. В то же время цинизм, приспособленчество и мягкотелость руководителя Бюро вызвали неприятное ощущение: слово «честь» среди правоохранителей не просто утратило свой смысл, но опустилось до отвратительного.

© depositphotos/Lepasik

Итак, ровно неделю назад нам стало известно, что будут «слиты» в сеть кабинетные разговоры Романа Трубы. 21 сентября руководитель ГБР в своем Telegram-канале опубликовал новость об обнаружении в кабинете аппаратуры для прослушивания. По его словам, она была профессионально вмонтирована «специалистами» в вентиляционную систему. Что же мы услышали на опубликованных аудиопленках? Во-первых, Роман Труба в «лучших традициях» раздает указания, как приостановить обыски (кейс с предприятиями олигарха Константина Жеваго, с Днепропетровской горрадой в деле с «Приватбанком»); когда готовить сообщение о подозрениях (кейс Ульяны Супрун); как помочь предпринимателю избежать уголовной ответственности (кейс владельца компании «Монитор» Михаила Немировского); как выполнять «задачи» со стороны Банковой в отношении «Укроборонпрома», Киевгоргосадминистрации, Фонда гарантирования вкладов, строительства порта «Одесса», Аграрного фонда, янтаря, леса, Грибовичской мусорной свалки, таможни, экологической сферы, «экса» (очевидно, речь о Петре Порошенко. — А.Л.). Кроме того, желающие услышали отчет о ходе расследований перед заместителем руководителя Офиса президента Андреем Смирновым, зафиксировали беседы с главой патронатной службы директора ГБР Александром Удовиченко о «целях и задачах» в контексте позиции главы Офиса президента Андрея Богдана, и так далее. В западных демократиях Роман Труба, как и некоторые из его собеседников, «наговорили» бы себе на тюремное заключение. Но поскольку это украинские реалии, директор ГБР даже в отставку уходить не планирует.

Возможных вариантов авторства спецоперации по установке прослушивающих устройств в кабинете Романа Трубы есть только два. Как уже отмечалось, это могли быть сотрудники Службы безопасности Украины или Национальной полиции (МВД). И первые, и вторые имеют как технические возможности для установки, так и высококлассных специалистов в таких деликатных делах. 

Сначала нам более достоверной казалась версия, что это подчиненные Ивана Баканова (глава СБУ) «присоединились» к кабинету директора ГБР, слушали его и, в конце концов, опубликовали материалы. Но надо понимать ключевое: разговоры, вынесенные на публичное обозрение, происходили в течение лета 2019 года. И, насколько известно, это только часть откровений Трубы, зафиксированных на аудионосителях. Да и зачем Баканову устраивать такую публичную ссору с Андреем Богданом (и его правой рукой Смирновым), несколько раз фигурирующим в отдельных кейсах записей директора ГБР на пленках? Это слишком сильный удар, от которого теряет не просто один из столпов ближайшего окружения Зеленского, но и сам президент, друг Баканова? От такого удара вся команда Зе репутационно пострадает. Не зря же о скандале молчат все олигархические каналы. Молчание — золото…

По нашей информации, до момента обнаружения стационарное секретное устройство стояло у Романа Михайловича в подоконнике не менее года. Поэтому вполне логично уточнить, что Баканов вообще не причастен к началу прослушивания и дальнейшей публикации данных, поскольку записывали, в таком случае, еще во времена экс-руководителя Службы Василия Грицака и главного «ухогорлоноса СБУ» Олега Фролова. Кстати, последний с должности заместителя председателя СБУ недавно уволен президентом, а до тех пор «заведовал» соответствующими оперативно-техническими возможностями. Если версия прослушивания со стороны СБУ правдива, тогда понятно, кто был ключевым бенефициаром слива информации. Имя режиссера события — Петр Порошенко. Экс-президент не был интеллектуально ограниченным человеком, потому понимал заранее: если Роман Труба предал своих предыдущих патронов Пашинского—Турчинова в пользу Порошенко, то может предать со временем и его лично. Потому Служба в свое время и могла позаботиться о контроле над «перевербованным» Порошенко персонажем. Фролова из СБУ убрали, а его людей — нет. Вот и возможное объяснение продолжения наблюдения за Трубой уже после отставки Порошенко.

Второй версией стало участие в прослушивании подразделений Национальной полиции. Там есть все возможности, а также — политическая воля доселе влиятельного должностного лица Арсена Авакова. Понятно, что Роман Труба не является союзником ни Арсену Борисовичу, ни его бывшим-нынешним подчиненным. Наши источники свидетельствуют, что к реализации задуманного мог иметь отношение Игорь Купранец, долгое время возглавлявший департамент защиты экономики, будучи в статусе заместителя председателя Нацполиции. Спецоперация, безусловно, высококлассная, реализация — просто феноменальная, а главное — соответствующее должностное лицо уволено еще за две недели до нахождения Романом Трубой следов слежки. Опять-таки, бенефициаром публикации материалов для широкой массы и в этом случае является только один человек — Петр Порошенко. Именно он (как лицо и политик) получает самую большую «выгоду» от дискредитации как главы ГБР, так и тех, кто им кукловодил, — новой власти. Но в таком случае экс-президент должен был определенным образом отблагодарить за филигранную «альпинистскую работу» организатора записей. Как говорится, четырьмя цитрусами… А наблюдателю за наблюдателем Арсену Авакову было просто приятно дать отмашку на передачу данных для слива: Труба — предатель НФ и посадил Пашинского. 

Вот вам и разница между профессионалами, которые устанавливают микрофон с внешней стены дома в подоконник кабинета и через вентиляцию подсоединяют к системе питания этажом выше, и новообразованным органом правопорядка, который не то что расследовать нормально не научился, — ГБР даже себя полноценно «защитить» не умеет. И в подтверждение выводов этих двух ключевых версий вспомним, что в тот же день — 21 сентября — Роман Труба озвучил ироничный тезис: якобы монтаж «прослушки» мог быть связан с желанием некоторых политиков периодически врываться к нему в кабинет (намек на соратницу Порошенко — Татьяну Чорновил) с негодованием по поводу открытия производств. Напомним, сейчас в Бюро находятся «13 уголовных производств, участником которых является Петр Порошенко». Да-да, вы правильно прочли, это дословная характеристика процессов. Где именно такие формулировки спрятались в действующем Уголовном процессуальном кодексе — не знает никто. 

13 уголовных производств, участником которых является Петр Порошенко
 

Кстати, абсолютное большинство производств открыто по заявлениям соратника Януковича Андрея Портнова. Близким именно к нему является тот самый заместитель Богдана Смирнов, который так тесно, судя по записям, контактировал с Трубой. Подавляющее большинство производств не имеют, по мнению автора этого текста, никаких перспектив. Впрочем, результатом нескольких уголовных производств могут стать не только вручения сообщения о подозрении пятому президенту Украины, но и направление полноценного обвинительного акта в суд. Но канонада месседжей с угрозами на всех направлениях от Портнова снижает публичную «стоимость» его правовой позиции. Очевидно, кое-кто просто не может справиться со своими эмоциями, а это только вредит возможности привлечь к ответственности Порошенко, конечно, в случае наличия состава преступления в его действиях. И на фоне упомянутого выше слива информации через Telegram-канал руководство ГБР сделало колоссальную ошибку — опубликовало персональные данные (имя, фамилию, бывшую должность) и даже фотографию Петра Алексеевича. Это явное нарушение презумпции невиновности, а потому в дальнейшем может быть использовано последним для собственной правовой защиты, а также фиксации расследований как политически мотивированных. И это вдобавок к публикации первой части результатов «прослушки» в кабинете Романа Трубы. Потому что продолжение точно следует…

Теперь о неизбежном. Сейчас всем понятно, что такой дискредитированный Роман Труба не нужен ни Банковой, ни Авакову, ни кому-либо другому из политических тяжеловесов. Единственный, кто, возможно, будет защищать директора ГБР, — Андрей Портнов. Это, наверное, просто трогательное отношение к домашним животным. 

В начале декабря можно ожидать голосования за окончательную версию президентского законопроекта №2116 о совершенствовании работы Бюро, куда неделю назад внесли «правку 320», позволяющую перезагрузить все руководство ГБР. И ошибаются те, кто говорит об увольнении только директора, ведь в «братской могиле» окажутся и его заместители. Справедливо это или нет — оценку давать не берусь. 

В предыдущем номере ZN.UA мы уже объясняли, как и кто стал инициатором соответствующей поправки № 320. Хотя совершенно понятно, что идея главе парламентского комитета Денису Монастырскому пришла от «старших коллег» с Банковой. От увольнения максимально дискредитированного Романа Трубы хуже не станет никому. Зато публичную репутацию ГБР (как и соответствующих расследований) можно попытаться отстирать. Хотя очень мало шансов, что на новой белой простыне не появятся красные пятна, вызванные традиционно грубым вмешательством из ОП…

Источник: ZN.UA

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine