Природные территории Крыма: что изменилось за время оккупации

Судьба природных территорий, которые юридически носят название «объекты природно-заповедного фонда», находящихся на территории оккупированного Крымского полуострова, до этого момента остается не до конца понятной. Оккупация продолжается восьмой год, а за это время, понимая направленность оккупантов на максимальное «высасывание» ресурсов, природные территории могли полностью исчезнуть. Если повезет, то эти территории будут «забыты» оккупантами. И в таком случае, объекты природно-заповедного фонда получат шанс относительно спокойно перенести период оккупации.

Табличка на границе Ялтинского горно-лесного заповедника, январь 2021 года Фото: RFE/RL

Природные территории в Украине делятся на территории общегосударственного и местного значения. Всего, на территории Крымского полуострова насчитывается 208 единиц природных территорий: 196 в АР Крым и 12 в Севастополе. С полным перечнем можно ознакомиться по ссылке. 48 из них имеют статус общегосударственных, а остальные — местные. Общегосударственный статус предоставляют уникальным и самым важным территориям, а потому к их состоянию, как правило, приковано гораздо больше внимания — в отличие от природных территорий местного значения. Мы имеем общую картину происходящего с ними под оккупацией, поскольку эти темы уже освещались: «Природа Крыма под оккупацией: часть 1»; «Природа Крыма под оккупацией: часть 2». Чтобы напомнить читателям об этих историях, проведем краткий экскурс.

Природные территории в оккупированном Крыму подвергаются воздействию двух факторов:

  • тотальной милитаризации полуострова (государством-агрессором уже давно создана нормативная база для «корректировки» природных территорий в военных и оборонных интересах России);
  • использование ресурсов полуострова, особенно природных территорий, в личных интересах «высоких чинов» из Москвы и оккупационных приспешников.

Истинно ценными природными территориями являются заповедники, созданные для сохранения уникальных растительности и животного мира. Для демонстрации судьбы под оккупацией достаточно двух примеров:

  • Крымский природный заповедник был уничтожен, он был разделен на две части, большая из которых превращена в национальный парк.
  • На территории Опукского заповедника регулярно проводятся военные учения с пусками ракет и сбросом бомб. Акватория у заповедника уже давно стала «кладбищем» снарядов. Подобный сценарий угрожает и другим аквальный комплексам, которых в Крыму насчитывается 14. Например, аквальный комплекс «Чауда» граничит с одноименным полигоном, который под оккупацией стал главной базой подготовки российских военных.

Общегосударственный статус предоставляется не просто так. Вместе со статусом предоставляются отдельные собственные администрации и широкие гарантии неприкосновенности территории. Но из 48 природных территорий общегосударственного значения в Крыму во время оккупации 40 были незаконно понижены в статусе, что уменьшает гарантии их сохранности, не говоря уже о развитии.

Об остальных природных территориях и судьбе природно-заповедного фонда Крыма, в целом, говорилось мало — поэтому расскажем подробнее.

Юридический дерибан

С 2014 года оккупанты приняли несколько незаконных решений, которыми была довольно существенно изменена структура природных территорий. Некоторые территории были ликвидированы, некоторые уменьшены, а некоторые вообще забыты. Установление законодательного статуса природных территорий является важным, поскольку создает определенные предохранители против системного уничтожения. Но при большом желании (особенно из Москвы) об этом забывают. Так и на территории оккупированного Крыма уже выявлено значительное количество случаев уничтожения природных территорий, несмотря ни на «федеральный», ни на «региональный» статусы — среди них Меганом, Бакальская коса, Опук. Однако, юридический статус, который устанавливается оккупантами для наших природных территорий, остается важным, поскольку в значительной мере влияет на то, сможем ли мы увидеть эти территории после оккупации или только вспоминать о них.

Ландшафтный заказник Байдарский, который имеет статус общегосударственного, был не просто понижен в статусе до регионального, но также незаконно разделен на две части. В Севастополе создан заказник «Байдарский» площадью 21 231 га, а в так называемой «Республике Крым» так же создан заказник «Байдарский» площадью 3620,4 га. Вместе площадь составляет 24 851,4 га, что больше, чем указано сейчас в украинских документах (24295 га). Искусственное разделение природной территории нельзя объяснить никакими природоохранными мотивами. Это является лишь попыткой подстроить ситуацию к особому статусу города Севастополь как отдельной административной единицы и военной базы РФ, и не имеет ничего общего с развитием этой природной территории, особенно когда по меньшей мере севастопольская часть заказника непременно будет использоваться военными РФ.

Территория ландшафтного заказника общегосударственного значения «Байдарский» (выделено) Фото: uk.wikipedia.org

Уничтожены памятники природы «Южнобережные дубравы», «Шелковица Резниченко» и «Малый Ливадийский парк», упоминание о которых отсутствует в оккупационных документах. Малый Ливадийский парк и Южнобережные дубравы расположены на территории пансионата «Глициния», который также выступает землепользователем этих природных территорий. В 2019 году пансионат был незаконно продан оккупационными властями в тайном режиме структурам банка «Россия», а вместе с ним, вероятно, и Малый Ливадийский парк и Южнобережные дубравы.

Пансионат «Глициния», бывшая госдача №1 Фото: www.proekt.media

Природно-заповедный фонд: территориальные потери

Как видим, были изменены границы многих природных территорий. Некоторые из которых потеряли значительную часть площади — такие как Красные Пещеры, а некоторые, наоборот, были увеличены. Но чем обосновываются такие изменения — неизвестно. Также были установлены пределы площадей 24 ботанических памятников природы (фисташки, земляники, орехи, можжевельники и т.д.), созданных решениями ВР АРК в 2011 и 2013 годах. Отвечает ли определенная оккупантами площадь этих территории реальным потребностям, установить без доступа к территории невозможно.

Пещера Кизил-коба («Красная пещера») Фото: Крим.UA

С 2014 года на территории оккупированного Крыма были созданы такие природные территории:

  • заказник «Каранский» (5 687,6 га; Севастополь);
  • заказник «Ласпи» (1 232,74 га; Севастополь);
  • заказник «Озеро Бараколь» (243,2759 га; Феодосия);
  • заказник «Парпачский гребень» (417,41 га; Ленинський район);
  • заказник «Озеро Ачи и Камышинский луг» (1043,3374 га; Кіровський район);
  • заказник «Красная Заря» (328,6553 га; Бахчисарайский район);
  • заказник «Аунлар» (200,3467; Судак);
  • «Пещера «Таврида» (Белогорский район).

Создание заказников «Каранский», «Озеро Бараколь», «Парпачский», «Озеро Ачи и Камышинский луг» и «Аунлар» было предусмотрено нормативными актами, принятыми еще до начала оккупации. Кроме этого, научные обоснования для создания по меньшей мере заказников «Ласпи» и «Каранский» также были подготовлены еще до оккупации. В целом, на территории Крыма нормативными документами, принятыми до начала оккупации, предусмотрено создание 28 природных территорий, но, как видим, только часть появилась на свет.

Создание природных территорий является длительным процессом, который требует существенного научного сопровождения. Разработка научного обоснования и проекта создания является главной частью этого процесса, от которого зависит будущее этих территорий. К сожалению, убедиться в соблюдении всех необходимых требований при создании природных территорий мы не можем. Но по многим причинам наши сомнения в профессиональном исполнении процедур являются вполне обоснованными.

Парки под застройку

Оккупантами создана основа для системного уничтожения одних из самых ценных природных территорий Крыма — парков-памятников садово-паркового искусства. Парки-памятники являются чрезвычайно популярными и известными даже за пределами Крыма, а насчитывается их аж 30. В июле 2020 года так называемым «Правительством Республики Крым» был принят ряд решений, которыми было изменено положение о парках-памятниках (разрешено строительство туристической инфраструктуры, зданий и т.д.). На отдельных территориях большинства парков-памятников позволили размещение объектов некапитального строительства, а также строительство капитальных объектов, если это соответствует целям деятельности парка. А к таким целям, по решению оккупантов, теперь относится «создание условий для эффективного развития туризма, отдыха и рекреационной инфраструктуры». В частности, эти положения теперь распространяются на такие парки: «Гурзуфский», «Ливадийский», «Кипарисный» и другие. А в некоторых парках, как «Алупкинский», часть площади парка может выдаваться под индивидуальное жилищное строительство. Это означает, что гостиницы, рестораны, многоэтажные дома и дачи теперь могут строиться вполне «законно».

Одним из примеров «законной застройки» является Форосский парк. В течение 2020-2021 годов в положение о парке был внесен ряд изменений, которые позволили реализовывать проекты по его застройке, вырубке деревьев, уничтожении бесчисленных фонтанов, скульптур и тому подобное. Подобная ситуация и в Харакском парке, где должно начаться строительство девятиэтажки.

Парк-памятник садово-паркового искусства «Форосский» Скриншот видео: YouTube CrimeaDrone

Для сравнения подходов к сохранению парков-памятников, в недавно утвержденном Верховной Радой Украины положении о парке-памятнике садово-паркового искусства общегосударственного значения «Центральный парк им. М. Леонтовича» четко указано, что «любое строительство стационарных и размещение временных сооружений, не связанное с организацией охраны парка-памятника» запрещено. А об «эффективном» туризме даже речь не идет.

Тенденции по расширению природных территорий, их защиты и обеспечения гармоничного сосуществования человека и природы активно распространяются целым миром. Но с 2014 года Крым был силой изолирован от всех мировых тенденций, сделав откат назад во времена позднего СССР. Вместе с этим возобновились и старые советские подходы: использование природных территорий для сокрытия военных баз и других военных целях, а также обустройство государственных дач с заборами, которые выше краснокнижных крымских сосен, которые без колебаний приносятся в жертву ради частных интересов оккупантов.

Изменение статуса и границ природных территорий — это только юридические последствия оккупации для природно-заповедного фонда, фактические же являются намного более серьезными и деструктивными. Но со временем «де-юре» превратится в «де-факто», что почувствуют на себе все жители полуострова.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine