«Дело хизбов»

Михаил Зубов, Центр журналистских расследований

В этом году в оккупированном Крыму российскими спецслужбами активно внедряется уже отработанная в самой РФ форма борьбы с инакомыслием.  В течение практически двух лет «власти» оккупированного полуострова , опираясь на спецслужбы, склоняли Меджлис крымскотатарского народа и Духовное управление мусульман Крыма к несопротивлению и сотрудничеству. Были и попытки подкупа, путем предоставления властных кресел отдельным представителям, и целая серия громких политических дел, таких как «дело 3 мая», «дело 26 февраля», обыски в медресе и домах мусульман,  облавы в мечетях и  целых поселках, наконец, дело о запрете Меджлиса. ДУМК в лице муфтия Эмирали Аблаева сдался на милость оккупантов, однако с Меджлисом «договориться» так и не удалось.

Тогда российские спецслужбы решили использовать более жесткий и подлый метод – дискредитация не только меджлиса, а всех “неправильных” крымских татар и мусульман: через фальсификацию дел о  деятельности «террористической» организации Хизб ут-Тахрир,  участие в которой в РФ карается  вплоть до пожизненного срока лишения свободы.

Заметим, что за два года оккупации на территории аннексированного Крыма не было ни одного реального террористического акта. Зато количество  арестованных  “террористов” (с учетом “группы Сенцова”) уже перевалило за второй десяток. После признания “судом” Меджлиса экстремистской организацией счет может пойти на сотни…

Арестованных по обвинению к причастности и организации ячеек Хизб ут-Тахрир на сегодня в Крыму уже 14. Первое так называемое «дело крымских террористов» было возбуждено еще в начале 2015 года.

23 января 2015 года под Севастополем сотрудники ФСБ задержали  по подозрению в организации  и участии в деятельности  «Хизб ут-Тахрир» трех человек — Рустема Ваитова, Нури Примова и Руслана Зейтуллаева.  

Как отмечал адвокат задержанных Эмиль Курбединов, его подзащитных подозревают в нарушении ст. 205.5 УК Российской Федерации («Организация деятельности террористической организации и участие в деятельности такой организации»). Наказание по этой статье предусматривает лишение свободы сроком от 15 до 20 лет либо пожизненное заключение.

«То, что эти люди относятся к такому течению как «Хизб ут-Тахрир», еще нужно доказать. Во времена Украины они также попадали в поле зрения СБУ, но тогда все наши 12 судебных заседаний по этому делу были выиграны», – отметил Курбединов.

«Это своеобразный тест для крымских татар. Если сейчас народ скажет: «он же «хизб», так ему и надо!», тогда это начнется повсеместно. Любого мусульманина, неугодного властям, могут обвинить в терроризме. А потому эти задержания – своеобразная лакмусовая бумага для народа», – говорил тогда Эмиль Курбединов.

Спустя почти 2 месяца, в апреле, в с. Орлиное под Севастополем российские силовики провели обыск в доме Ферата Сайфуллаева, после чего задержали его по тому же подозрению.

Больше года ведется расследование по данному делу. Все это время задержанным, у каждого из которых есть семьи и дети, продлевали аресты. Они же до сих пор не дали ни одного показания – все четверо решили воспользоваться ст.51 Конституции РФ и не свидетельствовать против себя.

Вторая волна обысков и задержаний по «делу Хизб ут-Тахрир» была проведена силовиками почти через год после первых арестов. Рано утром 11 февраля 2016 года сотрудники ФСБ нагрянули с обысками в дома крымских татар в Бахчисарае, Ялте, Алуште, Холмовке. Над микрорайонами компактного проживания крымских татар в Бахчисарае, блокированных вооруженными силовиками, кружились военные вертолеты.

Всего в тот день было проведено более десятка обысков, 12 человек были задержаны, четверо из них впоследствии арестованы. Среди них — известный в Крыму правозащитник Эмир Усеин Куку. В прошлом году он был избит  российскими полицейскими, его также безуспешно попытались привлечь к ответственности якобы за разжигание ненависти и вражды. 

В один день с правозащитником Куку в Верхней Кутузовке был задержан Муслим Алиев – отец четверых детей. На содержание семьи зарабатывал строительством и ремонтами, собирал деньги на операцию больной дочери.

В Ялте арестовали Вадима Сирука,украинца,  принявшего ислам. Он занимался торговлей, растил дочь и вместе с супругой ждал рождения второго ребенка.

В Краснокаменке (Большая Ялта) по подозрению в связях с «террористической» организацией арестовали 53-летнего сторожа местной школы Инвера Бекирова.

В доме каждого из них искали оружие и взрывчатые вещества, а находили лишь исламскую литературу. Ее и изымали вместе с компьютерами и телефонами.

Как отмечал адвокат Эмиль Курбединов, дела севастопольских  и ялтинских «хизбов» написаны будто под копирку: использованы одни и те же формулировки, в них фигурируют одинаковое количество арестованных и в каждой «четверке» есть славянин, принявший ислам (Нури Примов и Вадим Сирук).

Небольшой южнобережный поселок Краснокаменка из тихого местечка превратился, по мнению российских силовиков, в рассадник террористов. Через два месяца после ареста Инвера Бекирова, сюда снова нагрянули сотрудники ФСБ с обысками.

В этот раз задержали двух молодых крымских татар — Рефата Алимова и Арсена Джеппарова. В доме последнего при обыске даже ничего не изъяли. Однако обоих также арестовали. Пока на два месяца — до 18 июня. На каком основании ФСБ  подозревает  в связях с «террористической » организацией Хизб ут-Тахрир, родные только гадают. Как и все предыдущие арестованные по делу так называемых «крымских террористов», они не вели никакой противозаконной деятельности.

 

На прошлой неделе  задержания и аресты в Крыму продолжились. 12 мая вооруженные российские силовики провели обыски  в домах  крымских татар и кафе в Бахчисарае. Были задержаны и после арестованы Зеври Абсеитов, Ремзи Меметов, Рустем Абильтаров и Энвер Мамутов.

Как сообщила  первый заместитель министра информполитики Украины Эмине Джеппар, все четверо задержанных в Бахчисарае крымских мусульман ранее совершили хадж — традиционное паломничество мусульман к святыням ислама в городе Мекка в Саудовской Аравии. Все они -известные и уважаемые в городе люди.

Энвер Мамутов — предприниматель, организовывал праздники Ораза и Къурбан байрам на общественном уровне. У него семеро детей.

enver_mamutov

Зеври Абсеитов — врач-стоматолог, в его семье — четверо детей.

Зеври Абсеитов

Зеври Абсеитов

Рустем Абильтаров — известный в Бахчисарае мастер по отделочным строительным работам. Отец четверых детей.

rustem_abiltarov

Ремзи Меметов — повар в кафе «Караван-сарай Салачик», чье мастерство в кулинарии известно среди гурманов далеко за пределами Крыма.

remzi_memetov

В тот же день «прокурор Крыма» Наталья Поклонская заявила, что задержанные сотрудниками ФСБ РФ в Бахчисарае четверо крымских татар якобы причастны к организации «Хизб ут-Тахрир».

Итого,  в российском списке так называемых «мусульман-террористов» в Крыму уже 14 человек.

Суд над первой, севастопольской «четверкой хизбов» назначен  в Ростове-на-Дону на день  годовщины депортации крымских татар, 18 мая.

«18 мая 2016 года будут судить четырех крымских мусульман – крымских татар, обвиняемых в терроризме, в военном суде в Ростове на Дону. Зейтуллаев Руслан. Ваитов Рустем, Примов Нури, Сайфуллаев Ферат, Совпадение?» – написал адвокат Курбединов в Facebook.

Волна арестов может не только продолжиться, но и увеличиться в своей силе, отмечает глава ЦИК Курултая Заир Смедляев. По его словам, после того как суд в Крыму признал деятельность Меджлиса крымскотатарского народа на территории полуострова запрещеннойа Минюст РФ внес его в список  экстремистских организаций, в Крыму возрастет количество «террористов».

….Обычная жизнь простых людей, добросовестным трудом добывающих на кусок хлеба для семьи, добропорядочные отцы и прилежные дети — так характеризуют арестованных, историю почти каждого из которых Центр журналистских расследований описал в цикле «Заложники Путина», их родственники, соседи и  знакомые.

Почти все родные считают, что их сыновей или мужей арестовали по навету, по ложному доносу, а потому должны отпустить.

Есть и другие версии: «берут» только крымских татар, мусульман, чтобы запугать остальной народ, сделать его покорным или заставить покинуть Крым.

Примечательно, что практически никто из арестованных (кроме правозащитника Куку) после аннексии Крыма не проявлял какой-то публичной активности ни в политической, ни в религиозной деятельности, но оставался прежним в жизни общины. Почему же «выбор» ФСБ пал именно на них?

По нашей версии, российскаие спецслужбы пользуют «наработки» украинских, которые «отрабатывали» и крымскотатарских политических и общественных деятелей, и представителей религиозных организаций. Как видим, опасность и истинный враг безопасности был в другом месте. Но зато теперь предателям — бывшим сотрудникам СБУ есть чем прислужиться перед оккупантами. Тем более, что никакой доказательной базы для российского «суда» не требуется. Он ведь — политический. Поэтому, как показывает практика таких дел в России,  достаточно какого-нибудь «свидетельского» показания.

Опасный звонок прозвучал в конце марта: впервые по делу о причастности к Хизб ут-Тахрир в России  были арестованы женщины, матери малолетних детей. «У предполагаемых террористок Айгуль Ахметовой, Эльвиры Ахметзяновой, Ирины Фарраховой и Гулии Мухаметзяновой по двое малышей, — пишут российские «Новые известия«. — «Следствие ходатайствовало о заключении фигуранток дела в СИЗО, однако суд предпочел отправить женщин под домашний арест на два месяца».

В постановлении о привлечении женщин в качестве обвиняемых, пишет издание со ссылкой на  адвоката арестованных, приведены слова некоего анонимного свидетеля, который в ходе оперативных мероприятий сообщил, что его вербовали в группировку. При этом личность свидетеля засекречена. «Стукачи», как известно, теперь в России на особом положении — им даже пенсия от государства положена…

Добавить комментарий

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine