Юрий Бутусов: Судьба защитников Мариуполя зависела и зависит от приказов Верховного Главнокомандующего

Юрий Бутусов, военный эксперт, главный редактор издания Цензор.НЕТ

Владимир Зеленский много критиковал прошлую власть за Иловайск и Дебальцево, и сейчас именно на нем ответственность за Мариуполь, драма которого во много раз больше Иловайска, Донецкого аэропорта и Дебальцево вместе взятых, пишет в Facebook Юрий Бутусов, военный эксперт, главный редактор издания Цензор.НЕТ.

Защитники Мариуполя выполняли приказы без колебаний, несмотря на всю сложность обстановки и понимания, что с самого начала войны им придется драться в окружении.

Напомню:

24 февраля не были взорваны стратегические мосты через Чонгар – а только подрыв мостов привел бы к остановке окружения Мариуполя. Но мосты не взорвали, и русские войска быстро замкнули кольцо.

25 февраля русские войска заняли Мелитополь после нескольких перестрелок, оборону здесь развернуть не успели. Этот ключевой город, от которого зависит контроль Приазовья и юга Запорожья и весь коридор из Крыма в РФ, остался без серьезной обороны.

26 февраля русские войска зашли в Бердянск без боя. Одновременно русские войска подошли к Токмаку, Пологам, Васильевке, Орехову, то есть основные магистрали в Мариуполь были перехвачены или стали под угрозой на третий день войны. Стало очевидно, что Мариуполь находится в оперативном окружении.

Руководство полка «Азов» понимало критическое положение и угрозу окружения, открытые тылы и пыталось самостоятельно прикрыть Бердянск и мелитопольское направление. Но «Азов» получил приказ действовать только в Мариуполе.

1 марта русские войска прорвали оборону 53-й бригады войск ООС к северу от Мариуполя и перерезали основные пути в город. Одновременно начался штурм города с севера. На данный момент еще была возможность при получении приказа на прорыв выйти из города и сохранить основные силы и усилить южный фронт.

3 марта Мариуполь был полностью окружен и перехвачены все пути, а русские войска начали штурм также и с запада.

В этот момент ситуация стала критической, поскольку бой в полном окружении является наиболее опасным и невыгодным по всем уставам. Прорыв уже требовал значительных потерь, потому что каждый день в окружении значительно уменьшал количество боеприпасов и прибавлял количество раненых и значительно уменьшал боеспособность. Артиллерийских складов в городе не было.

Около 5,5 тысяч защитников Мариуполя в составе 36-й бригады морской пехоты, полка «Азов» и других подразделений должны были получить либо приказ на прорыв, либо приказ держаться, потому что кольцо должен был прорвать кто-то другой извне. Но инициативой владели русские войска.

Подразделения 53-й механизированной бригады были отброшены в Волноваху. Это уже 65 км от Мариуполя. На время оборона в этом районе была стабилизирована. Пока держалась Волноваха, еще был шанс на организованный прорыв из Мариуполя, хотя это привело бы к большим потерям. Но россияне сосредоточили большие силы для штурма Волновахи.

12 марта русские войска захватили Волноваху. Это привело к отходу украинских войск к Угледару и к Большой Новоселки, расстояние увеличилось до 100 километров.

С самого начала судьба Мариуполя зависит и зависит от политических решений руководства страны. Деблокады не было, но время для размышления было.

С самого начала оборона в условиях окружения была сознательным самопожертвованием тысяч героев, которые умирали без возможности эвакуировать большинство раненых, без возможности получить боеприпасы. Они понимали, что окружение - это большая угроза, но они выполняли приказ, потому что были уверены, что государство сделает все для них должное, пока они будут в силах держать оружие и будут иметь чем отражаться.

Несколько героических рейдов украинских вертолетов спасли немало жизней, но в условиях оцепления воздушный мост установить было невозможно, и враг полностью перекрыл этот маршрут.

Защитники Мариуполя совершили невозможное, когда продержались в невероятно тяжелых условиях 58 дней, сложно осознать, какие потери они понесли, какие большие потери нанесли при этом врагу, и через какие страдания и мучения прошли те, кто до сих пор остается живым, сотни раненых, страдающих без надлежащей помощи, тысячи гражданских, которые пытаются спастись.

Власти не могут просто ограничиться призывами к мировым лидерам. Это ответственность Верховного Главнокомандующего, и все возможные способы сохранить жизнь тем, кто по-прежнему держит последний рубеж Маируполя, в руках того человека, чьи приказы выполняют наши воины.

Поэтому ждем от власти политических и дипломатических действий, способных обеспечить спасение тех, кто по приказу совершил невозможное ради Украины и каждого из нас.

Апдейт: всем фанатам власти перед тем, как бросаться в комментарии, советую посмотреть, что этот текст репостят и поддерживают реальные защитники Мариуполя, непосредственно защищающие народ Украины там, на последнем рубеже, и которые еще живы, поэтому в словах об ответственности Верховного Главнокомандующего за жизнь подчиненных ничего критического нет, это служебная обязанность.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine