Ростислав Замлинский о том, когда у КПВВ на меже с Крымом будет один хозяин

Центр журналистских расследований уже семь лет наблюдает за затяжным процессом обустройства контрольных пунктов въезда-выезда (КПВВ) на границе с оккупированным Крымом. Их, как известно, три - «Чаплынка», «Каланчак» и «Чонгар», через которые до карантина ежегодно проходило в обе стороны до 2,5 миллиона человек. Столько  проживало на полуострове до его оккупации Россией.

Это не просто контрольные пункты, где у людей проверяют принадлежность документов и оснований для перемещения. Это окно в свободный мир свободной страны, избравшей европейский путь и стандарты, ему присущие. Поэтому мы так настойчиво и последовательно контролируем процесс обустройства этих КПВВ - наши граждане имеют право на человеческие условия и доступные государственные услуги. В сюжете мы напомнили эпопею с обустройством сервисных зон, продолжительность которой указывает на несостоятельность одних и волю других, а в интервью с Ростиславом ЗАМЛИНСКИМ, заместителем министра по вопросам реинтеграции временно оккупированных территорий выясняем, почему у КПВВ до сих пор нет одного владельца и пользователя.

Ростислав Замлинский, заместитель министра по вопросам реинтеграции ТОТ Украины Фото: investigator.org.ua

Валентина Самар: Пан Ростислав, год назад Минреинтеграции создало Государственное предприятие «Реинтеграция и восстановление», которое должно заниматься контрольно-пропускными пунктами. Почему сервисные зоны на КПВВ на админмеже с Крымом до сих пор не переданы на баланс этого ГП и какова ситуация с этим сегодня?

Ростислав Замлинский: Есть государственная политика, которая предусматривает, что все КПВВ должны быть на балансе у кого-то одного. Потому что еще год назад каждое КПВВ было где-то в управлении железной дороги, где-то — и управлении автомобильных дорог, где-то — в управлении коммунальных предприятий. Соответственно, надо отчуждать это имущество, чтобы передать его на баланс государственного предприятия, в зависимости от того, какой статус этого имущества. Это сугубо индивидуальный подход. Это — первое.

Если говорить о КПВВ на админгранице с Крымом, то на сегодняшний день — два КПВВ «Каланчак» и «Чонгар» — принадлежат Укразалізниці. По «Чонгару» было соответствующее решение, я возглавлял комиссию, соответствующим актом приняли все эти вещи. Передали в управление ГП. ГП в понедельник, 15 июня, завершает оценку, проводит решающие моменты по постановке на баланс. Что такое взятие на баланс? Это не просто выписать бумажку, надо пойти к государственному регистратору и провести соответствующие регистрационные вещи. Поэтому 15-го числа завершаются процедуры по оценке и после этой регистрации 16-18 июня они уже будут полноценными пользователями. Не владельцами. Имущество находится в собственности государства в лице Минреинтеграции. Теперь о следующем КПВВ — это «Каланчак».

На сегодняшня КПВВ находится в собственности Укразалізниці. Мы неоднократно обращались с этим к УЗ: передайте нам пожалуйста. Укразалізниця сказала: мы вам передадим, но скажем, когда передадим». Последнее письмо я получил около месяца назад. Дайте запрос — мы ответим. Я периодически раз в квартал, раз в полгода обращаюсь — давайте что-то делать.

КПВВ «Каланчак» Фото: Facebook МВС України

Валентина Самар: У них какая-то особая позиция по этому КПВВ?

Ростислав Замлинский: Давайте, вы у них спросите — я не знаю.

Валентина Самар: У нас есть информация, что Укразалізниця хочет получить компенсацию за то, что они вложили средства в строительство на КПВВ.

Ростислав Замлинский: Тогда вопрос: что мешало это сделать, когда Чонгар передавали?

Валентина Самар: То есть, позиция изменилась неожиданно? По «Чонгару» они ничего не хотели?

Ростислав Замлинский: Если вы читали соответствующее распоряжение Кабмина, то первое распоряжение о передаче «Чонгара» было еще в октябре прошлого года. А в апреле или в мае 2021 было решение, когда утверждали норматив пересчета дивидендов от прибыли Укразалізниці в прошлых годах,  был уменьшен на эту сумму. На стоимость «Чонгара».

Соответственно,  можно было уменьшить так же и по «Каланчаку». Никто не мешал этого сделать. Разработчиками этого документа были Мининфраструктуры вместе с Укразалізницой и Министерством финанасов. Мы это согласовали. Мы поняли, что мы принимаем. Мы понимаем, какая там балансовая стоимость, образно говоря, какая там оценка. А потом вы меня спросите, а почему столько миллионов оно стоит . А я вам скажу: потому что экспертная оценка.

КПВВ «Чонгар» Фото: investigator.org.ua

Валентина Самар: И КПВВ «Чаплынка».

Ростислав Замлинский: По «Чаплынке» ситуация сложнее. КПВВ также находится в иной  собственности, и это уже не Укразалізниця. Сейчас этот объект является закрытым — там ведутся ремонтные работы по инициативе Херсонской ОГА. После этого надо понять…

Между Каланчаком и Чаплинкой где-то  15-20 километров, а это не далеко. Каждый день его использует 10-12 людей, которые ходят на работу на завод к Фирташу (Армянский филиал ПрАТ «Юкрейниан кемикал продактс» — бывший «Крымский титан», принадлежащий олигарху Дмитрию Фирташу — ред.). Я  не спрашиваю, где они работают — у каждого свой уровень совести. Просто насколько экономически целесообразно содержать такой объект, дердать на нем правоохранителей,пограничников? Об этом  мы будем советоваться с общественными организациями и местными властями. Возможно, просто можно сделать автобусный маршрут, на котором будут подвозить до «Каланчака».

Валентина Самар: Челнок.

Ростислав Замлинский: Нет — официальный маршрут.

Валентина Самар: Я имею в виду маршрутный автобус, который будет ходить между двумя КПВВ. Там должна быть автостанция?

Ростислав Замлинский: Если брать 2021 год, на «Каланчаке» было  60 тысяч пересечений суммарно. По «Чонгару» 43-44 тысяч. Ну а на «Чаплынке» счет на сотни пересечений. Автостанция будет или будет остановка общественного транспорта, мы еще советуемся с ОГА, как правильно сделать. Затем, когда возьмет на баланс и зарегистрирует во временное пользование наше ГП,  — тогда будем говорить, как сделать все эти вещи. Потому что все надо делать правильно. И мы это помещение готовы отдать коммунальному предприятию областного совета, потому что это компетенция областных властей устраивать внутриобластные, не в пределах громады, маршруты.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine