Павел Лакийчук: Захват острова Змеиного был типичным русским «греби все, что можешь»

Остров Змеиный стал для россиян второй Чернобаевкой. Уже несколько недель украинские военные наносят эффективные и эффектные удары по враждебным позициям. Только со 2 по 8 мая ВСУ «минусовали» десантный катер типа «Серна», 4 десантно-штурмовых катера типа «Раптор» (еще один получил повреждение), вертолет с российским десантом, несколько зенитно-ракетных комплексов «Стрела-10» и ЗРК «Тор», пункт управления, командный пункт, склады боеприпасов и десятки оккупантов. Кажется, именно такая судьба постигнет и все последующие попытки взорвать на острове оккупационный контингент. В чем важность Змеиного для военных действий в этой части акватории Черного моря и почему россияне, несмотря на очень ощутимые потери, не оставляют попыток удерживать его под контролем, говорим с Павлом ЛАКИЙЧУКОМ, руководителем программ безопасности Центра глобалистики «Стратегия ХХІ» в эфире программы «Вопрос национальной безопасности» с Валентиной Самар.

Павло Лакійчук, керівник безпекових програм Центру глобалістики «Стратегія ХХІ»

Валентина Самар: Что сейчас происходит в северо-западной части Черного моря, в районе острова Змеиный? В чем состоит его важность на этом этапе войны, прежде всего, для Украины?

Павел Лакийчук: Черноморский флот России, который действует по планам командования Южного военного округа, осуществляет три основные задачи. Это содействие сухопутным войскам на приморском направлении, морская блокада наших портов и нанесение ракетно-артиллерийских ударов по объектам инфраструктуры на территории Украины.

Ранее в этом районе было две группировки кораблей: кроме ракетно-артиллерийских, пытались шуршать еще и десантные. Но сейчас остались преимущественно ракетно-артиллерийские, которые обстреливают наши города «Калибрамы» и блокируют порты.

Вот именно блокадные действия наиболее удобно совершать из этого района. Это маршруты движения в пролив Босфор из портов Одессы, Южного, из дунайских портов. Вот россияне там и обосновались «пиратить».

Валентина Самар: То есть, можно ли сказать, что владеющий Змеиным тот контролирует — блокирует или деблокирует — наши черноморские порты? Исходя из этого, так можно ли сформулировать задачи для ВСУ?

Павел Лакийчук: Если честно, все наоборот. Достаточно давно, еще до начала этой так называемой «операции» мы часто спорили по поводу интереса россиян к острову Змеиный. Еще тогда мы, эксперты, говорили, что россияне совершают большую ошибку, пытаясь высадиться и действовать из Змеиного. Это глупость! Ибо нахождение в этом районе большого боевого корабля в принципе гораздо эффективнее. Ведь корабль – это целый механизм с органами управления, системами обеспечения и всеми системами вооружения. Он может маневрировать. Таким кораблем был крейсер «Москва», который мы утопили.

Что касается непосредственно Змеиного, то это типичное русское «греби все, что можешь». «А что там у украинцев еще и Змеиный? Давайте уничтожим пограничников на Змеином!» — это сразу большая галочка. Вот они в первые дни войны его и загребли на голову свою.

Валентина Самар: Тогда зачем мы хотим возвращать его сейчас, не станет ли эта ситуация зеркальной? Если это не гарантирует деблокаду наших портов.

Павел Лакийчук: А никто и не говорит, что мы хотим туда высадить свой контингент и содержать там постоянно действующий гарнизон. Он был нужен, когда Змеиный был приграничной территорией. Сейчас Украина в состоянии войны, и содержание на Змеином постоянного украинского гарнизона не обязательно. При необходимости там можно разместить определенные радиотехнические средства для наблюдения за противником. Это решать командованию ВМС и соответствующим службам.

Валентина Самар: Новая Чернобаевка, как называют Змеиный из СМИ, на самом деле, не такая веселая морская история, как сейчас преподносится в СМИ. Это война и утраты есть и с нашей стороны. 9 мая стало известно о гибели легендарного крымского летчика, заместителя командующего ВМСУ по авиации полковника Игоря Бедзая. Мы рассказывали, как в 2014 году он как командир 10-й бригады морской авиации героически вывел технику с аэродрома в Новофедоровке с оккупированного полуострова. Российские источники пишут, что его вертолет вроде бы был сбит при попытке высадки нашего десанта на Змеиный. Можете ли вы подтвердить эту информацию?

Павел Лакийчук: Игорь Бедзай был легендарной личностью и стал ею задолго до 2014 года. Решение эвакуировать нашу сакскую бригаду из оккупированного Крыма было естественным для его характера.

Полковник Бедзай погиб в море при управлении спасательным вертолетом Ми-14 ПС. В каком районе и при выполнении каких задач это произошло? Я не хотел бы лезть впереди Генерального штаба и сообщать такого рода информацию.

Скажу, что Ми-14 ПС предназначен для проведения наблюдательных действий и разведки. Да, он может брать на борт небольшое количество личного состава. А что касается видео в СМИ, на котором осуществляется поражение вертолета Ми-8, то на самом деле это была операция ВМС по уничтожению россиян на Змеином.

Валентина Самар: Да, это вертолет, который был сбит ВСУ в ночь на 8 мая. Возвращаясь к разблокированию северо-западной части акватории Черного моря, где находится Змеиный. Реально ли для наших ВМС и ВСУ, по вашему мнению, полностью вытеснить россиян оттуда на восточную часть моря?

Фото: facebook.com/okPivden

Павел Лакийчук: Я думаю, что кацапов нужно гнать не только с западной части моря, но и с Черного моря в целом. Можно оставить им на содержание Новороссийскую бухту, временно.

Вообще, они своим поведением продемонстрировали не только Украине, а всем причерноморским партнерам свою непредсказуемость, бандитизм и недопустимую на море агрессивность. Вы обратили внимание, что к потоплению «Москвы» россияне вели себя у нашего побережья откровенно нагло? Они чувствовали себя хозяевами моря до уреза воды, грубо говоря. И даже то, что пару раз нам пришлось поразить русские корабли береговой артиллерией, даже системами залпового огня, ни к чему не привело. И как только Украина доказала, что на вооружении имеет противокорабельный ракетный комплекс, россияне отошли на безопасное расстояние от берега. Это подтверждает, что единственным современным средством поражения противника являются противокорабельные противоракетные комплексы — берегового, морского или воздушного базирования. Кто имеет противокорабельные ракеты, тот защищен с моря.

Пока у нас единственный комплекс Нептун с неизвестным количеством ракет, который уже наполовину эту функцию выполнил — вытеснил россиян из нашей акватории. Как только украинцы получат другие ракетные системы любого базирования, россиянам останется разве что развернуться в Севастополь и оттуда не соваться. Потому что флот – это очень дорогая игрушка. По сравнению с другими видами вооруженных сил он менее эффективен, но самый дорогой. Чем больше кораблей — тем больше государству приходится переживать за то, чтобы их не дай бог не потопили. У россиян большой флот и потому им придется изрядно переживать.

Інформаційна агенція “Центр журналістських розслідувань”
Kyiv Kyiv Ukraine